Вацлав Нижинский: биография, дата и место рождения, балет, творчество, личная жизнь, интересные факты и истории, дата и причина смерти

Он был настоящим гением танца, грациозным, гибким, очень подвижным. Первое же его появление на сцене ещё в пятилетнем возрасте было встречено овациями, и с каждым годом его дар развивался, становясь ярче и отчётливее. Казалось, его жизнь будет похожа на сказку, но реальность оказалась слишком жестокой и даже беспощадной к Вацлаву Нижинскому. Неудивительно, что его психика не выдержала ударов, но кто же нанёс ему последнюю рану, оказавшуюся роковой?

Первый удар

Вацлав Нижинский. / Фото: www.yandex.netОн появился на свет в балетной семье в 1889 году. Из троих детей Томаша Нижинского и Элеоноры Береды Вацлав, средний, оказался самым талантливым. Уже в пятилетнем возрасте он впервые вышел на сцену и станцевал гопак в Одесском театре. Семья танцоров вскоре распалась и Элеонора Береда вместе с сыновьями и маленькой дочерью обосновалась в Санкт-Петербурге. Вскоре Вацлав был зачислен в балетную школу, где педагоги сразу же отметили необыкновенную одарённость мальчика. В экзаменационном балете «Ацис и Галатея», поставленном Михаилом Фокиным, Вацлав Нижинский играл фавна, хотя ещё не был выпускником. После премьеры, состоявшейся 10 апреля 1905 года в Мариинке, в адрес Нижинского звучали настоящие хвалебные оды, а директор школы даже предложил ему место в Мариинском театре ещё до выпуска Вацлава. Юноша, несомненно, был польщён таким предложением, однако попросил отсрочить зачисление в труппу до окончания обучения: он хотел стать настоящим танцором. Вацлав Нижинский. / Фото: www.yandex.netВ 1906 году он был принят на службу в театр, а уже в 1907 судьба нанесла ему самый первый удар. Стало известно о нём лишь после того, как в 1979 году, спустя почти 30 лет после смерти великого танцора и хореографа-новатора, были обнаружены оригиналы его дневников. В 1907 году на Вацлава Нижинского обратил внимание князь Павел Львов. Он был богат и часто поддерживал финансово молодые дарования. Но при этом он был известен своей нетрадиционной ориентацией и любовью к молодым красивым танцорам. Историк Кирилл Фитц Лайон, который лично держал в руках оригиналы дневников Вацлава Нижинского, утверждает: танцор решился на отношения со Львовым с полного одобрения матери. Она смогла уверить сына в том, что Львов сможет устроить судьбу Вацлава, будет способствовать его карьере и финансовому благополучию. Вацлав Нижинский. / Фото: www.wikimedia.orgКнязь красиво ухаживал, дарил юноше дорогие подарки, а мать всячески выказывала своё одобрение и настаивала на благосклонности сына к богатому покровителю. Вацлав сдался, стал возлюбленным мецената, и на его пальце засверкало золотое колечко с бриллиантом.

Серж Дягилев

Вацлав Нижинский. / Фото: www.pinimg.comПозже на красивого танцора обратил внимание Сергей Дягилев, который смог убедить Павла Львова отпустить возлюбленного, если желает счастья и известности для Вацлава. И снова Нижинский вынужден был жить с мужчиной. Противоестественная связь тяготила его, а расстройство психики становилось всё заметнее. Сам Вацлав описывал ситуацию, когда он заболел и оказался прикован к постели в Париже, где был задействован в «Русских сезонах». Дягилев забрал Нижинского к себе и ухаживал за ним. Танцор, измученный болезнью, попросил покровителя купить ему апельсин. Сергей Дягилев. / Фото: www.zolotoy-mayatnik.ruПозже он обнаружил его на полу раздавленным. Вацлав явно тяготился обществом Дягилева, буквально задыхался от его контроля, однако не видел для себя иного выхода, как продолжать жить с ним. При этом он был постоянным клиентом публичных домов, а счета за его лечение после подобных посещений оплачивали, конечно, покровители. Но именно благодаря Сергею Дягилеву мир узнал имя гениального танцора Вацлава Нижинского. Первые постановки Нижинского как хореографа были встречены зрителями весьма неоднозначно. Находились, конечно, те, кому нравилась новаторская хореография, однако для большинства подход человека-бабочки, как его называли, был непривычен и непонятен.

Ромола Пульская

Вацлав Нижинский и Тамара Красавина, «Жизель», 1910. / Фото: www.peterburg.centerВо время гастролей Вацлав Нижинский познакомился с Ромолой Пульской, которая смотрела на танцора с восторгом и немым обожанием. Она уже имела удовольствие видеть его на сцене и была совершенно покорена его пластикой. Молодые люди стали общаться и Вацлав буквально расцвёл. Он находил Ромулу прекрасной во всех отношениях, а её восхищение талантом быстро переросло в настоящее чувство. Они сошли на берег в Буэнос-Айресе 10 сентября 1913 года, и в тот же день Вацлав повёл возлюбленную под венец. Ромула была невероятно счастлива и далеко не сразу сообщила родным о своём замужестве. Сергей Дягилев тоже ничего не знал о намерении милого друга жениться. Вацлав Нижинский и Ромола Пульская. / Фото: www.wikipedia.orgКогда же тайна была раскрыта, Дягилев был взбешён, а в адрес счастливого молодожёна была направлена телеграмма, сообщавшая о том, что труппа Дягилева больше не нуждается в услугах Нижинского. Самого танцора в тот момент это не заботило: он одним махом избавился от тяготивших его отношений и, наконец, почувствовал себя мужчиной. При этом Вацлав Нижинский не заключал контракт и, следовательно, не получал никаких гонораров, все его расходы оплачивал Дягилев. Следовательно, никакого права на получение компенсаций при увольнении у него тоже не было.

Гениален до безумия

Вацлав Нижинский. / Фото: www.wikimedia.orgУход от Дягилева стал настоящим испытанием для Нижинского. Он не имел предпринимательской жилки и первые же гастроли его собственной антрепризы оказались провальными. Неудача сыграла роль спускового крючка для его психического заболевания. Вацлав Нижинский с дочерью. / Фото: www.blogspot.comВ начале Первой мировой войны впечатлительный и ранимый Вацлав Нижинский оказался вместе с женой и дочерью в Будапеште. Там они были интернированы и вынуждены жить в доме матери Ромолы, откровенно невзлюбившей зятя. К счастью, в начале 1916 года Дягилев пригласил танцора на гастроли в Америку, где Вацлав Нижинский имел оглушительный успех как танцор, но поставленный ним балет «Тиль Уленшпигель» оказался провальным. Вацлав Нижинский. / Фото: www.livejournal.comСерьёзные нагрузки и переживания совершенно подорвали здоровье гениального танцора. Жена с ужасом наблюдала за тем, как любимый Вацлав превращается совсем в другого человека. Деликатный, нежный, заботливый супруг стал проявлять агрессию и даже однажды столкнул её с лестницы. В последний раз он вышел на сцену в 1919 году, назвав своё выступление «Венчание с Богом». Это была странная партия, похожая на нарастающий кошмар. Зрители сидели, буквально онемев от ужаса, и наблюдали за странным танцем человека-птицы. Он сам позже написал в своём дневнике о том, что «танцевал вещи страшные». Вацлав Нижинский. / Фото: www.pinimg.comВскоре гениальный танцор оказался в клинике для душевнобольных. Всего семь лет было отведено ему и Ромоле для настоящего счастья, а после 30 лет клиник, бесконечного и, фактически, безрезультатного лечения. Дягилев пытался помочь Нижинскому и стал водить его на спектакли, однако Вацлав оставался совершенно равнодушным. Позже, уже в 1939 году в клинику, где Нижинский проходил лечение, прибыл Сергей Лифарь. Он надеялся станцевать для гениального танцора, пробудив в нём воспоминания и вернув в искусство. Последний прыжок Вацлава Нижинского. / Фото: www.wyme.ruВ отдельной комнате Лифарь танцевал для своего единственного зрителя в течение нескольких часов. И в какой-то момент доселе безучастный Вацлав Нижинский встал и выполнил один из своих потрясающих прыжков. Последний. Он скончался в Лондоне спустя 11 лет после своего последнего прыжка.

Начало ХХ века стало поистине триумфальным для русского балета за рубежом. У истоков нашего балета стояли иностранные танцмейстеры, когда же за рубежом этот вид искусства, казалось, изжил себя, приезд «Русских сезонов» Дягилева в Париж стал сродни сенсации. В дальнейшем русские хореографы совершили настоящую революцию в искусстве балета за границей. Многие из постановок того времени действительно вошли в историю мирового балета.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

“Вот открыт балаганчик Для веселых и славных детей. Смотрят девочка и мальчик

На дам, королей и чертей.”

Как славно все начиналось, какая добрая сказка могла получиться из этой жизни.

Действующие лица и исполнители

Михаил Михайлович Фокин, 27 лет, танцовщик Мариинского театра, преподаватель Театрального училища, балетмейстер.

В жизни – неуклюжий и некрасивый молодой человек с отсутствующим взглядом и часто с полуоткрытым ртом. На сцене – грациозный красавец с лучистыми глазами, поражающий отточенностью прыжков и поз, “элевацией и баллоном”, как писали в рецензиях. Кукла Пиноккио, становящаяся человеком при первых звуках увертюры.

“И звучит эта адская музыка, Завывает унылый смычок. Страшный черт ухватил карапузика, И стекает клюквенный сок.”

Вечный раб

Наверное, потому он и мог так невероятно танцевать, что не растрачивал себя в обыденной жизни, но лишь заученно улыбался и кланялся, односложно отвечая на пышные комплименты. В чем-то и Дягилев, и Ромола были правы, считая, что Вацлав не способен позаботиться о себе. До сих пор заботились только о нем.

Мания Жизели

Первый сезон “Русского балета” 1909 г. в Париже был открыт вскоре после завершения сезона в Мариинском. Спектакли имели небывалый успех. Всех потрясли “Половецкие пляски” с главным лучником – Фокиным, “Клеопатра” с чудовищно обольстительной Идой Рубинштейн, “Сильфиды” (“Шопениана”) с воздушной Анной Павловой и “Павильон Армиды”, открывший миру Нижинского.Балетная реформа Фокина состояла еще и в том, что он возродил мужской танец. До него танцы ставились исключительно на балерин, а партнеры были нужны только для того, чтобы поддержать их в нужную секунду, помочь проявить свой талант, красоту, изящество. Танцоров стали называть “костылями”.

Трактовка вполне соответствовала духу эпохи, запечатленному в стихах Блока или в образе “колдовского озера” из чеховской “Чайки”. Но она не соответствовала духу рутины Императорского Мариинского театра. Поэтому, приехав в Петербург после парижского сезона 1910 г. и станцевав “Жизель”, Нижинский оказался уволен из театра за выступление в неподобающем костюме. Неподобающим был сочтен костюм, выполненный по эскизу Бенуа: колет и трико без пышных штанишек, неотъемлемой принадлежности Альбертов на русской сцене последних десятилетий.Теперь Нижинский попал в крепостную зависимость от Дягилева, у него был отнят Юрьев день возвращения на императорскую сцену.

“Он спасется от черного гнева Мановением белой руки. Посмотри: огоньки Приближаются слева… Видишь факелы? видишь дымки? Это, верно, сама королева…”

Голубой бог

Приручение дикого зверя

А потом Нижинский смертельно устал и в таком состоянии отправился с труппой на гастроли в Южную Америку. На судне оказалась Ромола Пульска, но не было ни Дягилева, ни трезвомыслящей Карсавиной. Ромола повела атаку на предмет своей страсти столь энергично, что вскоре было объявлено о помолвке. Они обвенчались в Буэнос-Айресе.

Похожие статьи:

Великие танцоры: Жозефина Бейкер

Джордж Баланчин (George Balanchine) – хореограф ХХ века

Агриппина Ваганова – знаменитая балерина и выдающийся педагог

Майя Плисецкая

00:30 13.03.2014 (обновлено: 22:44 01.03.2020) © РИА Новости Читать ria.ru в 12 марта (28 февраля ст.ст.) 2014 года исполняется 125 лет со дня рождения Вацлава Фомича Нижинского, выдающегося русского танцовщика и хореографа.

Русский танцовщик и балетмейстер, основоположник мужского танца XX века Вацлав Фомич Нижинский родился 12 марта (28 февраля по старому стилю) 1889 (по другим данным, 1888 или 1890) года в Киеве в семье польских провинциальных танцовщиков Элеоноры Береды и Фомы Нижинского. Его родители владели собственной балетной труппой, которая гастролировала в различных городах. Все трое детей Нижинских были одарены музыкально и пластически, имели хорошие внешние данные и с раннего возраста занимались танцем.

В 1907 году Вацлав окончил Петербургское театральное училище (ныне Академия русского балета имени А.Я. Вагановой). Его педагогами были известные балетмейстеры и танцовщики того времени Николай и Сергей Легаты, Михаил Обухов.

С 1907 года Нижинский выступал в главных партиях в балетах Мариинского театра. Среди его партнерш были знаменитые примы-балерины Матильда Кшесинская, Анна Павлова и Тамара Карсавина.

В 1908 году Нижинский познакомился с русским предпринимателем Сергеем Дягилевым, который пригласил его как ведущего танцовщика для участия в первом “Русском балетном сезоне” в Париже 1909 года. Выступление танцора имел большой успех у парижской публики. В 1909-1913 годах Нижинский являлся ведущим солистом “Русских сезонов”.

Талант Нижинского проявился в таких спектаклях-постановках балетмейстера Михаила Фокина, как “Павильон Армиды” на музыку Николая Черепнина, “Клеопатра” на музыку Антона Аренского и дивертисмент “Пир”. Огромным успехом пользовалось в его исполнении па-де-де из “Спящей красавицы” Петра Чайковского. В 1910 году он блистал в “Жизели” Адольфа Адана, балетах Фокина “Карнавал” и “Шехерезада” на музыку Николая Римского-Корсакова.

Фокин поставил для танцовщика партии юноши-поэта в “Шопениане” на музыку Фредерика Шопена, главную партию в “Видении розы” на музыку Карла Вебера, Петрушки в одноименном балете Игоря Стравинского и Нарцисса в одноименном балете на музыку Николая Черепнина, а также партию Дафниса в “Дафнисе и Хлое” на музыку Мориса Равеля.

В 1911 году Нижинский был уволен из Мариинского театра результате скандала. Поводом послужил его выход на сцену в слишком откровенном костюме в спектакле “Жизель”, который посетила вдовствующая императрица Мария Федоровна. С этого времени танцовщик стал постоянным членом дягилевской труппы.

Нижинский, поощряемый Дягилевым, попробовал свои силы и как хореограф. Его первая работа “Послеполуденный отдых фавна” на музыку Клода Дебюсси (1912) поразила публику, которая не привыкла к хореографии, строящейся на профильных позах, угловатых движениях. Для следующих постановок Нижинского был характерен антиромантизм и противостояние привычному изяществу классического стиля.

В 1913 году Вацлав Нижинский поставил “Игры” Дебюсси, тогда же появилась его самая значительная работа — “Весна священная” Игоря Стравинского.

В 1913 году, находясь на гастролях в Южной Америке, Нижинский женился на венгерской танцовщице Ромоле Пульски. Это привело к разрыву отношений между танцором и Дягилевым, в результате чего Нижинский был вынужден покинуть труппу.

Он отверг предложение возглавить балет “Гранд Опера” в Париже, решив создать собственную антрепризу. Ему удалось собрать труппу из 17 человек (в нее вошла сестра танцора Бронислава с мужем, также оставившие Дягилева) и заключить контракт с лондонским театром “Палас”. Репертуар составили постановки Нижинского и, частично, Фокина (“Призрак розы”, “Карнавал”, “Сильфиды”, которые Нижинский переделал заново). Однако гастроли не имели успеха и закончились финансовым крахом, что повлекло за собой нервный срыв и начало душевной болезни артиста.

В 1914 году первая мировая война застала супругов, возвращавшихся в Петербург с новорожденной дочерью, в Будапеште, где они оказались интернированы до начала 1916 года.

В апреле 1916 года Нижинский станцевал свои коронные партии в “Петрушке” и “Видении розы” на сцене нью-йоркской “Метрополитен-опера” в возобновленном с Дягилевым контракте гастролей “Русского балета” в Северной и Южной Америке.

23 октября 1916 года в нью-йоркском театре “Манхэттен-опера” была показана премьера последнего балета Нижинского “Тиль Уленшпигель” Рихарда Штрауса, в котором он исполнил главную партию. Спектакль, создававшийся в спешке, несмотря на ряд интересных находок, провалился.

В 1917 году Нижинский окончательно покинул сцену и вместе с семьей обосновался в Швейцарии. Здесь в 1918 году он начал вести свои дневниковые записи.

19 января 1919 года в отеле “Сувретта-хаус” в Сен-Морице Нижинский танцевал для публики в последний раз.

Страдая неизлечимой психической болезнью, 30 лет Нижинский провел в больницах и санаториях.

8 апреля (по другим данным, 11 апреля) 1950 года Вацлав Нижинский скончался в Лондоне. В 1953 году тело его было перевезено в Париж и похоронено на кладбище Сакре Кер рядом с могилами легендарного танцовщика Гаэтана Вестриса и драматурга Теофила Готье, одного из создателей романтического балета.

В браке с Ромолой Пульски у танцора родились дочери Кира и Тамара.

Сестра Нижинского — балерина и хореограф Бронислава Нижинская в 1920-е годы ставила балеты в труппе Дягилева, наиболее известный из них “Свадебка” на музыку Стравинского.

Записи танцовщика впервые были опубликованы в сокращенном варианте под названием “Дневник Вацлава Нижинского” в 1936 году в Лондоне в английском переводе. В 1953 году парижское издательство “Галлимар” опубликовало “Дневник Вацлава Нижинского” в переводе с английского языка на французский. В 1978 году дочери Нижинского дали согласие на полный перевод записок отца, который был напечатан во Франции.

В 1971 году известный французский хореограф Морис Бежар поставил балет “Нижинский, клоун божий” на музыку Пьера Анри и Петра Чайковского.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Великие и ужасные

В биографии Вацлава Фомича Нижинского (1889 – 1950), русского артиста балета, родоначальника современного мужского танца, не в последнюю очередь, точнее даже всегда, всех интересует влияние психического расстройства знаменитого балетмейстера на его творчество.

Анализ его болезни невозможен без внимательного изучения наследственности. Известно, что дед Нижинского, проиграв все свое состояние, застрелился; с отцом «случались приступы ярости, граничившие с безумием», а брат Станислав «еще молодым окончил жизнь в больнице для душевнобольных».

Рассеянная отчужденность с детства

Сам Вацлав рос «неуклюжим и медленно соображающим» ребенком. Младшая сестра Бронислава делала за него домашние задания, потому что ученье у него не шло: «вечно открытый рот, палец во рту». Он и в самом деле был странным ребенком: не любил играть с другими детьми, так как считал, что товарищи завидуют ему и потому игнорируют. Обычно, сидя в уголке, он часто размышлял о чем-то своем…

В возрасте девяти лет Вацлава зачислили в Императорскую школу танца в Санкт-Петербурге, где стала еще заметнее его рассеянная отчужденность. Но уже в это время учителя за его необыкновенные способности к танцу стали называть Вацлава «восьмым чудом света».

Начало танцевальной карьеры

В 1908 году, закончив с отличием Балетную школу, Нижинский был зачислен в Императорский Мариинский театр, где стал достойным партнером таких звезд, как Кшесинская, Павлова, Карсавина. Но в январе 1911 года он вышел на сцену не в коротких штанишках с буфами, которые в обязательном порядке надевались всеми танцорами-мужчинами, а в трико. Члены императорской фамилии, присутствующие на спектакле, некоторое время «лорнировали» столь эротически-вызывающий наряд, а потом распорядились уволить Нижинского из театра.

Природная нелюдимость Вацлава, развившаяся до болезненного состояния за годы славы, не помешала, впрочем, завести ему несколько решающих, практически судьбоносных знакомств. Князь П.Д. Львов познакомил 18-летнего Нижинского с удовольствиями развратной ночной жизни и помог приобрести первый опыт гомосексуальных отношений. В жизни танцора появились лихачи, меховые шубы, ночные рестораны, перстни с бриллиантами. Но князь был «весьма разочарован размерами» Нижинского.

Союз с Дягилевым

Перед тем, как они расстались, Львов познакомил танцора со знаменитым театральным деятелем Сергеем Дягилевым, который был старше гения на тридцать лет. Дягилев тоже был гомосексуалистом и не старался это скрывать. Они быстро стали любовниками, и этот эротический союз оказался чрезвычайно полезным в творческом отношении.

Дягилев предлагал новые варианты мужского танца, а Нижинский гениально воплощал на сцене его замыслы! Но при этом Дягилев ревновал и слишком контролировал личную жизнь танцора, не разрешал ему спать с женщинами, уверяя, что это отрицательно скажется на его выступлениях. Дягилев так смог убедить Нижинского в правоте своих слов, что тот отказал в любовной связи самой Айседоре Дункан! Но согласившись на гомосексуальную связь со своим покровителем, Нижинский, по сути, оставался бисексуалом. Последнее обстоятельство позволило ему вступить в брак с графиней Рамолой де Пульски в 1913 году, после чего обиженный Дягилев немедленно исключил его из труппы «Русского балета».

Болезнь прогрессирует

Психическое заболевание Нижинского, к счастью для искусства, развивалось исподволь. Даже острые его вспышки представлялись многим лишь капризами избалованной знаменитости. Например, в 1911 году в Берлине Вацлав решил, что все немцы – переодетые тайные агенты, которые следят за ним. Болезнь, подстерегая жертву, не шла по прямой, но, как и свойственно этому психическому расстройству, все безжалостнее воздвигала стену между ним и окружающим миром.

Только спустя годы стало понятно, что неадекватное внешнее выражение эмоций Нижинского – улыбка при грустном сообщении или рыдание от радости являлись симптомами болезни. Нормальные психические реакции у него были полностью искажены.

С 1917 года Нижинский становится все молчаливее, все раздражительней и, наконец, он перестает скрывать, что подозревает ближайшее окружение в покушениях на его жизнь. С тех пор он подолгу сидел, уставясь в пространство, с застывшей на губах усмешкой, только сложенные концами пальцы шевелились быстро и слабо. В периоды нервного подъема он начинал рисовать, перенося на бумагу терзавшие его галлюцинации.

В марте 1919 г. Вацлава проконсультировал знаменитый европейский психиатр Евгений Блейлер. Вердикт профессора: шизофрения, которая в те, да зачастую и в наши дни, является совершенно неизлечимой болезнью.

Нижинского поместили в психиатрическую лечебницу, где он перенес свой первый серьезный приступ. По совету Блейлера Вацлава перевели в санаторий «Бельвю Крузлинген», но и там ему лучше не стало. После шестимесячного пребывания в санатории у Нижинского внезапно обострились галлюцинации, он стал агрессивным, отказывался от пищи. Его продолжали мучить бессонница, мания преследования, депрессия. В психиатрической больнице в Швейцарии Нижинский провел большую часть своих последних тридцати лет.

19 января 1919 г., как сейчас бы выразились, «в целях реабилитации», жена Нижинского организовала его выступление перед частной публикой в отеле. Это был его последний танец. Той же ночью Нижинский записал в своем дневнике: «Я танцевал плохо. Я упал, когда не следовало… Я хотел продолжать танец, но Бог сказал мне: «Довольно». Я остановился». В 1938 году на Нижинском испытали новый метод лечения шизофрении – «инсулиношоковую терапию». Средство подействовало, и он после долгих лет замкнутости стал разумно отвечать на вопросы. Но остановить прогрессирующее заболевание было уже невозможно.

Психическое расстройство, безусловно, повлияло на творчество Нижинского, но говорить только о негативном его действии было бы в корне неверно. Болезнь, вернее – болезненные изменения психики – послужили причиной и революционных новшеств в искусстве балетного танца. Наиболее яркий пример – скандал в 1912 году вокруг поставленного Нижинским балета «Послеполуденный отдых фавна», который называли «одним из самых захватывающих спектаклей в истории театра».

В последней сцене Вацлав изображал фавна, занимающегося мастурбацией над покрывалом сбежавшей от него нимфы. На подобную «смелость» мог пойти только человек с уже нарушенной эмоциональной сферой. Зато и прорыв в хореографии классического балета был сделан весьма радикальный.

Считают, что Нижинский был «самым великим танцором из когда-либо живших на земле». Рассказывали, что расстояние от авансцены до задника он покрывал одним прыжком, как бы «зависая в воздухе». Зрители не могли понять, как это у него получалось; и после спектакля некоторые ощупывали сцену, пытаясь найти «подкидную доску», а другие, ничтоже сумняшеся, в поисках скрытой пружины воровали балетные туфли артиста.

Но все хореографические и сценические находки Нижинского, которые позволили «революционизировать» танец, не смогли бы реализоваться без вполне определенных анатомических предпосылок. Супруга артиста вспоминала: «Доктор Аббе показал мне рентгеновские снимки и объяснил, что анатомически нога Вацлава не такая, как у обычного человека, своим строением она напоминает конечность и человека, и птицы. «Чем вы это объясняете? – О, это атавизм, подумать только! – пятое поколение танцовщиков, а также результат постоянных тренировок не только самого Нижинского, но и его предков. В этом заключается секрет потрясающей элевации1 вашего мужа; не удивительно, что он способен летать: он действительно человек-птица».

Не вызывает сомнения, что шизофреническое расстройство, начавшееся, как это нередко бывает, уже в детском возрасте, постепенно развиваясь, прервало блистательную карьеру Вацлава Нижинского. Но с не меньшей уверенностью можно сказать, что сценическая окраска образов, своеобразная экспрессия артиста, позволившая ему стать родоначальником современного мужского танца, в громадной степени были обусловлены его психическими нарушениями.

1Элевация – большие и плавные скачки танцовщика, когда он будто бы замирает в воздухе.

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Vaslav Nijinsky

Дата рождения 12.03.1889 Дата смерти 08.04.1950 Профессия танцовщик, балетмейстер Страна Россияimageimage image

«Бог танца», «восьмое чудо света», «царь воздуха» – так называли его современники. А вот что сказал о себе он сам: «Я хочу танцевать, рисовать, играть на рояле, писать стихи. Я хочу всех любить – вот цель моей жизни. Я люблю всех. Я не хочу ни войн, ни границ. Мой дом везде, где существует мир. Я хочу любить, любить. Я человек, Бог во мне, а я в Нем. Я зову Его, я ищу Его. Я искатель, ибо я чувствую Бога. Бог ищет меня, и поэтому мы найдем друг друга. Бог Нижинский».

Вацлав Нижинский родился в Киеве 12 марта 1889 года. Его отец Томаш был прекрасным танцовщиком, талантливым балетмейстером и имел собственную труппу, мать Элеонора была дочерью краснодеревщика, училась в балетной школе и была принята в труппу Варшавского театра. Поженившись, Томаш и Элеонора вместе со своей труппой ездили по России, исколесив ее вдоль и поперек, и за шесть лет странствий у них родилось трое детей – Станислав, Вацлав и Бронислава.

Когда красавец Томаш с одной из своих любовниц завел новую семью, Элеонора была вынуждена покинуть труппу. Вместе с детьми она поселилась в Петербурге, решив, что в столице проще всего будет найти врачей, необходимых старшему сыну Станиславу, – еще в шесть лет мальчик выпал из окна, ударился головой о мостовую, и его умственное развитие остановилось.

Оставшись практически без средств к существованию, одна в чужом городе, Элеонора пыталась найти возможности выжить, и прежде всего ей необходимо было как-то пристроить детей. Девятилетнего Вацлава мать решила отвести в Императорскую школу балета, Элеонора мечтала, что по окончании учебы Вацлав сможет поступить в знаменитый Мариинский театр. Ко всему прочему, государство полностью брало на себя содержание учеников, и это тоже было немаловажно.

20 августа 1898 года Элеонора привела сына на приемные экзамены.

«Благодаря славе Томаша имя Нижинского было известно экзаменаторам, – пишет биограф Нижинского Ричард Бакл, – но и речи не могло быть о том, чтобы принимать учеников, учитывая какие-либо иные обстоятельства, кроме их достоинств. Вацлав производил впечатление не слишком развитого маменькиного сынка. К счастью, на него обратил внимание преподаватель младших классов у мальчиков Николай Легат. Он попросил Вацлава отойти на несколько шагов назад и прыгнуть. Прыжок был феноменальным. Ребенка приняли в училище».

Товарищи по училищу не любили Вацлава. Мальчишки презирали его за то, что он поляк, и смеялись над его странными то ли монгольскими, то ли татарскими чертами лица, придумав ему прозвище «япончик». К тому же Вацлав был молчаливым, замкнутым и слишком медленно соображал. Однако он не смирялся с унижениями и всегда давал отпор обидчикам, из-за чего часто бывал наказан, но никогда и никому не жаловался на несправедливость.

В учебе Нижинский подавал большие надежды. Он был первым в танцевальном классе, учителя гордились им и могли бы выпустить из школы на два года раньше положенного срока, если бы помимо танцев Вацлав мог сдать экзамены по общеобразовательным предметам. Но он едва с ними справился и даже завалил экзамен по истории. На это преподаватели закрыли глаза – Нижинского уже ждал Мариинский театр.

Карьера юного артиста началась очень успешно. Он быстро стал популярен. В первый свой сезон в Мариинском театре он танцевал практически во всех классических балетах и в новых постановках Фокина. Он был партнером Матильды Кшесинской, Анны Павловой, Ольги Преображенской. Он был романтическим юношей в «Шопениане», рабом Клеопатры в «Египетских ночах», пажом в «Павильоне Армиды». В жизни его никак нельзя было назвать красавцем, но на сцене Нижинский преображался, в движениях появлялась грация, его пластика была завораживающей. Зрителям в зале он казался обольстительно красивым.

Однако, при всей своей одаренности, Нижинский был совершенно не приспособлен к жизни за пределами сцены, он не умел и не любил заботиться о хлебе насущном, и ему непременно был нужен покровитель, – некто сильный и предприимчивый, кто заботился бы о нем. Первым таким покровителем стал для него князь Павел Дмитриевич Львов, большой любитель балета и красивых юношей. Вскоре на Нижинского обратил внимание Сергей Дягилев, который собирался покорить Париж русским балетом, и пригласил артиста в свою труппу.

В программу сезона 1909 года вошли балеты Михаила Фокина, и Нижинский покорил парижскую публику. Затем, вернувшись домой, он успешно танцевал на сцене Мариинского театра, исполнял всевозможные вставные па-де-де и танцы, в которых постановщики всячески обыгрывали его удивительный прыжок. Кроме того, Фокин готовил спектакли для второго парижского сезона. Нижинскому предназначались роли Арлекина в «Карнавале», Раба в «Шехерезаде» и Альберта в «Жизели», а также два номера в дивертисменте, в которых было множество технических трудностей. Успех был гарантирован. И опять Нижинский вернулся в Санкт-Петербург победителем. Ему предстояло исполнить партию Альберта в спектакле Мариинского театра. Но тут-то и случился скандал.

25 января 1911 года Нижинский вышел на сцену в том самом костюме, созданном по эскизу Александра Бенуа, в котором танцевал в Париже. Это была копия исторического немецкого костюма четырнадцатого века с сильно обтягивающим трико. Императрице Марии Федоровне это показалось неприличным. Театральная дирекция, перепугавшись монаршего гнева, поспешила уволить Нижинского.

Что ему оставалось, кроме антрепризы Дягилева? Русские зрители больше его не видели. Сменялись сцены городов всего мира – Париж, Дрезден, Вена, Монте-Карло, Лондон, Нью-Йорк, – всюду Нижинского сопровождал ошеломляющий успех. История с костюмом послужила отличной рекламой. А Дягилев, не довольствуясь блестящим исполнением балетных партий, решил воспитать из своего друга хореографа. Первой постановкой Нижинского была миниатюра «Послеполуденный отдых фавна» на музыку Дебюсси.

Вот как, если верить воспоминаниям танцовщика Сержа Лифаря, это началось: «Сергей Павлович сидел с Нижинским на площади Святого Марка в Венеции, и тут ему вдруг, мгновенно, пришла в голову пластическо-хореографическая мысль сделать «Фавна». Сергей Павлович тут же вскочил и стал показывать около двух больших колонн венецианской площади угловатую тяжёлую пластику Фавна… Первый творческий опыт Нижинского был мучительным и потребовал громадной затраты времени и сил не только Нижинского, растерявшегося, беспомощного, но и Бакста, и самого Дягилева… Дягилев присутствовал при всех репетициях – а их было больше ста! Нижинский ставил отдельно каждый такт и после каждого такта поворачивался к Дягилеву и спрашивал «Так, Сергей Павлович? Ну а теперь что?»»

Премьера вылилась в скандал. 22 мая 1912 года публика в зале театра Шатле чуть не передралась. В завершение миниатюры Фавн, лежащий на покрывале убежавшей нимфы, то ли действительно сделал двусмысленный жест, то ли показал зрителям, будто собирается… Это было для парижан не менее дерзко, чем обтягивающее трико для петербуржских придворных дам. Пресса назвала «находку» Нижинского непристойностью, великий скульптор Огюст Роден вступился за начинающего хореографа. Досталось и Родену…

Однако непривычная пластика, предложенная Нижинским, показалась Дягилеву перспективной, и он решил, что балетмейстер должен поставить балет Игоря Стравинского «Весна священная» – уже полноценный спектакль. Ритмическая сложность музыки будоражила творческую фантазию, Нижинский создавал диковинно новую хореографию, в которой – неуклюжие движения, сомкнутые фигуры, ноги завернуты носками внутрь, локти прижаты к телу, тяжелые втаптывания в землю. Музыка и пластика слились воедино, чтобы воспроизвести могучее стремление природы и первобытного человека к стихийному обновлению. И эта премьера тоже оказалась скандальной. У одних зрителей и критиков – яростное неприятие, у других – столь же яростный восторг.

Хотя «Весна священная» прошла всего шесть раз, этот спектакль стал одной из вершин современного балетного театра, а также величайшим стимулом для его дальнейшего развития. Сразу же после премьеры балета Стравинский писал: «Общность наших замыслов не порывалась ни на секунду». И за четыре года до смерти, в 1966 году, 84-летний композитор подтвердил: «Лучшим воплощением «Весны священной» из всех виденных мною я считаю постановку Нижинского».

В сезон 1913 года Нижинский поставил также балет «Игры» на музыку Дебюсси. Сам он назвал это произведение «поэмой в танце», а в программах было напечатано «балет 1930 года». Скандала не было, но Дебюсси решительно не понял хореографии.

Но властный Дягилев переоценил свое влияние на Нижинского. Тот уже тяготился зависимостью от антрепренера. А на спектаклях с участием Нижинского почти каждый вечер можно было видеть изящную синеглазую блондинку. Это была Ромола Пульски, дочь известной венгерской актрисы и первого директора Венгерской национальной галереи. Девушка влюбилась в танцовщика и твердо решила стать его женой.

Ромола стала брать уроки танца у Чекетти и умудрилась поступить в дягилевскую труппу. Она ждала своего часа – и он настал. 15 августа 1913 года дягилевская труппа отправилась в турне в Южную Америку. Дягилев был вынужден отпустить Нижинского одного, потому что боялся путешествовать по морю. Вацлав впервые оказался предоставлен сам себе.

Ромола постоянно старалась попадаться ему на глаза и развлекала беседами. Нижинский был немногословен и замкнут, и девушке приходилось стараться за двоих.

Когда плаванье уже почти завершилось, один из их общих друзей подошел к Ромоле и сообщил ей, что Нижинский просил узнать его, согласится ли она выйти за него замуж. Потом он и сам на ломаном французском объяснился в любви. Разумеется, Ромола тут же дала согласие. Она понимала, что для Нижинского это – побег на волю, но надеялась, что справится со всеми трудностями. 10 сентября 1913 года в Буэнос-Айресе Вацлав Нижинский и Ромола Пульски сочетались браком в католической церкви Архангела Михаила.

Когда Дягилев узнал о помолвке своего протеже, он впал в ярость и в сердцах приказал отправить Нижинскому телеграмму, где говорилось, что «Русский балет» больше не нуждается в его услугах. Нижинский с удовольствием принял отставку. Теперь он был предоставлен сам себе, и ему казалось, что он будет счастлив, если заживет так, как хочет сам. Нижинский полагал, что будет чувствовать себя спокойнее, избавившись от удушающей опеки Дягилева, который теперь казался ему дьяволом, забравшим его душу в обмен на славу и успех.

Но, оторвав Нижинского от Дягилева, Ромола отлучила мужа от подлинного искусства. Она делала все, что могла, но самостоятельность Нижинскому была противопоказана. Он организовал собственную труппу и даже заключил контракт с театром «Палас» на восемь недель. Но через три недели выступлений дирекция театра расторгла контракт. Эта неудачная антреприза оставила семью Нижинских без денег. А в июне 1914 года родилась дочь Кира.

Нижинские решили ехать в Санкт-Петербург. Но на пути, в Будапеште, их застала Первая мировая война. Нижинский был интернирован, вместе с женой и дочерью он жил в Будапеште в качестве военнопленного. По приглашению венского театра в 1916 году он возвратился к творческой деятельности. Среди его замыслов была постановка балета «Тиль Уленшпигель» на музыку Рихарда Штрауса. Однако осуществить эту работу ему удалось только на гастролях в Америке, вновь в труппе Дягилева, куда он вернулся в том же 1916 году.

Постепенно у Нижинского все сильнее стали ощущаться признаки тяжелого душевного заболевания. Последний его спектакль – балет «Призрак розы» – состоялся 26 сентября 1917 года, а последний свой танец он станцевал в 1919 году в Швейцарии. В этом же году, в возрасте тридцати лет завершилась творческая жизнь великого танцовщика и хореографа. Следующие тридцать лет жизни уже не были связаны с балетным театром.

Дягилев несколько раз пытался оживить мозг Нижинского, воздействуя на него танцем. Так, 27 декабря 1928 года в Париже он привез Нижинского в Оперу на балет «Петрушка», в котором танцовщик создал одну из лучших своих партий. Но Нижинский остался равнодушным. После смерти Дягилева опыт по оживлению рассудка Нижинского повторила Ромола. В июне 1939 года она пригласила Сержа Лифаря потанцевать перед мужем. Лифарь танцевал до изнеможения, но Нижинский оставался безучастным. Как вдруг некая таинственная сила подняла его, и он взлетел в прыжке, а затем вновь впал в беспамятство. Фотограф Жан Манзон, присутствующий при этом чуде, успел запечатлеть последний прыжок безумного бога танца Нижинского.

Нижинский умер ранней весной, 8 апреля 1950 года, в Лондоне. Его похоронили на кладбище Сент-Мерилебен, а через три года прах танцовщика перевезли в Париж и похоронили на кладбище Монмартра.

Д. Трускиновская

реклама

вам может быть интересно

Михаил Михайлович Казаков Певцы Жюль Девойод Певцы

Публикации

Нижинский-гала XLV 26.07.2019 в 17:15 Джону Ноймайеру исполнилось 80-лет: на дне рождения 07.03.2019 в 13:34 «Нижинский», балет Джона Ноймайера 18.06.2018 в 14:20 Мозаика сочинского фестиваля 02.03.2015 в 16:05 Фестиваль «Век „Весны священной“ — Век модернизма» в Большом театре 14.05.2013 в 21:57 «Иконы русского балета» в Лондоне 09.04.2013 в 20:03 Окно в Ноймайера 27.11.2012 в 19:42 Ver Sacrum «Балета Москва» 22.11.2012 в 11:19 Сон, желание и страсть 17.01.2008 в 16:14 Фестиваль русской музыки и живописи прошел в Голландии 07.04.2005 в 16:35 Патрик Бансар: «Как архивариус, я доверяю случаю…» 04.12.2003 в 20:53 Брат и сестра Нижинские в доме Петипа 19.06.2003 в 23:47

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий