В СССР повешен белый генерал Петр Николаевич Краснов, атаман войска Донского

22.09.2019 00:04 Примерное время чтения: 13 минут 101158 image Пётр Краснов. Public Domain image Статья по теме Небезупречный патриот. Подвиги и грехи Антона Деникина

Главный раскол русской эмиграции

Через сто лет после окончания Гражданской войны многим кажется, что Белое движение являлось сплавом единомышленников, полных чести и достоинства — чистые помыслы о будущем России, наглаженные белые мундиры, балы, красавицы, вальсы Шуберта, хруст французской булки…

В действительности антибольшевистские силы представляли из себя пеструю массу, где социалисты были перемешаны со сторонниками монархии, идеалисты оказывались в одном строю с борцами за личную выгоду, а готовые к самопожертвованию растворялись среди множества насильников, убийц и мародеров. Лидеры белых, враждовавшие во время войны, перенесли свой конфликт в эмиграцию. Бывший глава Добровольческой армии Антон Деникин терпеть не мог бывшего атамана Всевеликого Войска Донского Петра Краснова. В 1941 году между Деникиным и Красновым пройдет главный водораздел русской эмиграции. По одну сторону останутся те, кого десятилетия спустя будут называть противоречивыми фигурами, а по другую — те, кто уже никогда не отмоется от позорного клейма «предателя».

Но до этого выбора в жизни Краснова было много значимых событий.

Иван Козьмич Краснов. Фото: www.globallookpress.com/ Vladimir Boiko

Потомок древнего рода

Казачий род Красновых — древний и знатный. Родоначальником его был Иван Козьмич Краснов, прошедший путь от рядового казака до генерал-майора. В 1812 году 60-летний отставной воин вернулся в строй, чтобы сражаться с французами. Он был смертельно ранен в бою у Колоцкого монастыря.

Внук Ивана Козьмича, Иван Иванович Краснов, не только дослужился до звания генерал-лейтенанта и должности командира лейб-гвардии Казачьего полка, но и прославился на литературном поприще.

Отец Петра Краснова, Николай Иванович Краснов, отличился во время Крымской кампании и при подавлении очередного польского восстания. Как и его предки, Николай Краснов завершил службу в чине генерала.

Петр Краснов родился в Петербурге 22 сентября 1869 года. Происхождение делало военную карьеру неизбежно, и хотя он начинал учебу в гимназии, затем перевелся в Александровский кадетский корпус. В декабре 1888 года Краснов окончил Павловское военное училище, оказавшись лучшим в своем выпуске. После нескольких лет службы в лейб-гвардии Атаманскому полку ему стали поручать ответственные миссии. По высочайшему повелению в 1897 году Краснов был начальником конвоя дипломатической миссии в Аддис-Абебу. В 1901 году он был командирован военным министром на Дальний Восток для изучения быта Маньчжурии, Китая, Японии и Индии.

Краснов демонстрировал и литературный талант, благодаря которому во время русско-японской войны 1904-1905 годов он стал военным корреспондентом.

Статья по теме Брусиловский прорыв: как царская армия спела свою «лебединую песню»

Ненадежное честное слово

В 1910 году он дослужился до полковника. Потом была служба на границе с Китаем, а в 1913 году Краснова назначили командиром 10-го Донского казачьего генерала Луковкина полка, базировавшегося на границе с Австро-Венгрией.

Во время Первой мировой войны Петр Краснов не раз отмечался наградами. Уже осенью 1914 года его произвели в генерал-майоры, а в 1915 году под его начало была передана 2-я Сводная казачья дивизия. С ней генерал отличился во время Брусиловского прорыва.

Несмотря на свои монархические взгляды, Краснов старался держаться подальше от политики. Его арестовали после мятежа Корнилова, но затем отпустили, не найдя в действиях генерала состава преступления. Октябрьскую революцию Краснов не принял категорически. Сразу после захвата власти в Петрограде он, будучи командиром 3-го конного корпуса, предпринял попытку восстановить правительство Керенского. Поход на Петроград завершился провалом. Керенский бежал, а Краснов попал к большевикам в плен.

То был романтический период революции. Врагов отпускали под честное слово, что «они больше не будут». Вот и Краснов пообещал, что воевать против Советской власти не будет. И практически сразу уехал на Дон, начав вооруженную борьбу. Спустя много лет генерала спрашивали про обещание, данное большевикам. «Не считал себя обязанным его соблюдать», — отвечал Краснов.

Мятежник или марионетка? Как Корнилов стал жертвой интриг Керенского

Казачья республика

Когда в мае 1918 года казаки захватили Новочеркасск, Краснов объявил о создании казачьей республики, получившей название Всевеликое Войско Донское.

Эта претензия на государственность была одной из причин, по которой у Краснова не сложились отношения с Деникиным. Антон Иванович небезосновательно усмотрел в этом стремление к сепаратизму, что для него, сторонника «единой и неделимой России», было неприемлемо. Второй причиной было то, что Краснов искал помощь не у союзников по Антанте, а у… вчерашнего врага — Германии. Император Вильгельм II, которому атаман обещал нейтралитет казаков, обеспечил военные поставки Всевеликому Войску Донскому, за которые казаки расплачивались продовольствием.

Капитуляция Германии в Первой мировой войне поставила Краснова в тяжелое положение. Ему пришлось идти на объединение с Добровольческой армией Деникина, который в феврале 1919 года добился его отставки. Атаману пришлось уехать за границу. В 1920-х годах Краснов был одним из лидеров «Братства русской правды» — организации, рассчитывавшей свергнуть большевиков при помощи пропаганды и диверсионно-террористических методов. Девиз организации «Мы незримы, но мы везде» оказался верным только в первой части. Отчеты БРП звучали громко, но даже в эмиграции многие считали, что «Братство» больше рассказывает об успехах, чем их добивается.

В 1930-х годах деятельность организации была свернута из-за отсутствия финансирования.

Статья по теме «Фюрер – неплохой парень». Как страны – союзники Гитлера искажают историю

«Эта война не против России, но против коммунистов…»

Краснов, получивший германское гражданство, быстро увлекся идеями Гитлера и задолго до начала Великой Отечественной войны рассуждал о том, что Третий Рейх станет силой, которая победит большевизм. Гитлеровцы были заинтересованы в привлечении русских эмигрантов. И тут настало время того самого выбора, о которым мы уже говорили. Деникин сотрудничать с немцами категорически отказался. Краснов — с радостью согласился.

Это не было формальным согласием. 22 июня 1941 года Краснов выступил с воззванием: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов… Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии русские и в 1813 г.».

Позиция Краснова многих подталкивала к сотрудничеству с нацистами. К концу 1941 года в составе гитлеровских войск действовали: 444-я казачья сотня в составе 444-ой охранной дивизии, 1-я казачья сотня 1-го армейского корпуса 18-й армии, 2-я казачья сотня 2-го армейского корпуса 16-й армии, 38-я казачья сотня 38-го армейского корпуса 18-й армии и 50-я казачья сотня в составе 50-го армейского корпуса той же армии. Осенью 1942 года в Новочеркасске с разрешения немецких властей прошёл «казачий сход», на котором был избран штаб Войска Донского. Формирование крупных казачьих частей для войны СССР шло за счёт привлечения населения Дона и Кубани, недовольного советской властью, набора из числа советских военнопленных, а также за счёт дополнительного притока из эмигрантской среды.

Сформировались два крупных объединения казаков-коллаборационистов: Казачий стан и 600-й полк донских казаков. Последний потом станет основой 1-й казачьей кавалерийской дивизии СС, а затем — 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС под командованием Гельмута фон Паннвица.

С фюрером до конца

Краснов стал автором текста казачьей присяги, которая звучала так: «Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед Святым Евангелием в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского Народа Адольфу Гитлеру верно служить и буду бороться с большевизмом, не щадя своей жизни до последней капли крови. Все законы и приказания, от поставленных Вождем Германского Народа Адольфа Гитлера начальников отданные, по всей силе и воле исполнять буду. В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение сей клятвы целую Слово и Крест Спасителя моего. Аминь».

Уже отгремела Сталинградская битва, а атаман весной 1943-го в журнале «На казачьем посту» писал так: «Идите в германские войска, идите с ними и помните, что в Новой Европе Адольфа Гитлера будет место только тем, кто в грозный и решительный час последней битвы нелицемерно был с ним и германским народом».

История большой лжи. Миф и правда о Варшавском восстании

Краснов был последователен в своей линии. Уже после того, как немцев разбили на Курской дуге, атаман, до того не занимавший официальной должности, стал начальником Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий. Антипартизанские акции на территории Белоруссии, участие в подавлении Варшавского восстания, карательные акции в Югославии, многочисленные акты насилия в отношении мирного населения — казаки, воевавшие на стороне Гитлера, замарались в крови по шею.

Статья по теме «Поел салат, страдал в туалете». Неизвестные покушения на Адольфа Гитлера

После того, как в 1944 году состоялось неудачное покушение на Гитлера, Петр Краснов поспешил отправить фюреру телеграмму: «Казачьи войска, перешедшие на сторону Германии, с глубоким негодованием и возмущением узнали о гнусном и подлом покушении на Вашу жизнь. В чудесном спасении Вашем они видят великую милость всемогущего Бога к Германии и казакам, Вам присягнувшим, и залог полной победы Вашей над злобным, жестоким и не стесняющимся в средствах борьбы врагом. Живите многие годы, наш Вождь Адольф Гитлер».

С лета 1944 года немцы стали перебрасывать казаков в Италию для борьбы с местными партизанами. В феврале 1945 года туда приехал Краснов. Он надумал создать в Италии «казачью республику» — разумеется, с самим собой во главе. На это атаман рассчитывал получить разрешение у Гитлера. Казаки начали выгонять из занятых ими деревушек местное население, переименовывая населенные пункты на свой манер.

Приговор обжалованию не подлежит

Наверное, маниакальное упорство, с которым Краснов до последнего хранил верность нацистам, и заставило союзников принять решение о выдаче казаков Советскому Союзу.

Рассказы о том, что выданные в Лиенце в мае 1945 года казаки были поголовно расстреляны или сгинули в ГУЛАГе, — неправда. Большинство из тех, кто был осужден, в 1955 году были амнистированы в соответствии с Указом Президиума Верховного совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупационными властями в период Великой Отечественной войны». В 1990-х эти «ветераны», до того помалкивавшие о своих подвигах, стали с удовольствием беседовать с журналистами. Хорошо хоть, не дошло до придания им того статуса, которые на Украине получили бандеровцы, а в Латвии и Эстонии — бывшие эсэсовцы.

С Красновым и другими предводителями казаков, воевавших на стороне Третьего Рейха, поступили жестко. На процессе, состоявшемся 15-16 января 1947 года, им был вынесен смертный приговор. В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР №39 от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников» Петру Краснову полагался не расстрел, а виселица. Атаман заслужил ее, как никто другой.

Расплата в Лиенце. История русских казаков, присягнувших Гитлеру

По сию пору делаются попытки добиться реабилитации Краснова. Отдельные активисты на Кубани увековечивают его память. Предприниматель Владимир Мелихов в станице Еланской Шолоховского района установил мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками». Центральная часть мемориала — памятник Краснову. Власти разводят руками — вся эта «красота» стоит на частной территории, а значит, сносу не подлежит.

Авторы брошюр о Краснове как «борце с большевизмом» скромно умалчивают о том, как их кумир до последнего хранил собачью верность фюреру. Черного кобеля добела не отмоешь.

Террорист Серебряного века. Борьба и поражение Бориса Савинкова Поручик Мяо и корнет Ахмади. Почему за 100 лет размылась белая эмиграция? Белая армия, чёрный барон. Были ли у генерала Врангеля шансы отстоять Крым? «Красный барон Сибири». Как генерал фон Таубе сражался за большевиков Монархист, низложивший царя. Жизнь и приключения Василия Шульгина

Имя: Петр Краснов (Petr Krasnov) Дата рождения: 22 сентября 1869 г. Знак зодиака: Дева Возраст: 77 лет Дата смерти: 16 января 1947 г. Место рождения: Санкт-Петербург Деятельность: генерал царской армии Семейное положение: был женат

Биография

Петр Краснов – генерал царской армии. О нем помнят как о казненном вожде белоказачьей эмиграции, реже – как о писателе и историке. Одни называют героем России, другие клянут за предательство. Кем был генерал Краснов на самом деле. Улица Декабристов в Санкт-Петербурге до революции называлась Офицерской. В доме №23 проживал Петр Николаевич Краснов. Он покинул его за несколько часов до ареста 10 ноября 1917 года, бросив богатейшую фамильную библиотеку и коллекцию ценного наградного оружия. Родной город он больше не увидит никогда. Родился 22 сентября 1869 года в Санкт-Петербурге из дворян войска Донского. Хорунжий лейб-гвардии Атаманского полка и потомственный военный Петр Краснов обожал лошадей, музыку и литературу. Читать учился по книгам деда и отца (военного писателя и историка). Отдохнув после конных состязаний по казачьей джигитовке и поставив на полку спортивный кубок, он с увлечением раскрывал очередную книгу из семейной библиотеки. А вскоре и сам взялся за перо… Высокий (ростом 190 сантиметров!), статный гвардеец с перспективой блестящей военной карьеры – казалось бы, счет амурным победам Петра Николаевича должен был соответствовать количеству завоеванных им спортивных кубков. Увы: вместо любовных посланий завидный жених писал рассказы и сочинения по истории казачества. И время любил проводить не на вечеринках золотой молодежи Санкт-Петербурга, а в архивах.

Карьера

В 1892 году сбылась его мечта – Петр поступил в Академию Генерального штаба. Ее окончание по 1 разряду давало возможность стать молодым генералом. Однако после первого курса Краснов срезался на экзамене по истории античных войн. А права переэкзаменовки в Академии не предоставляли. Конечно, папа-генерал, лично знавший императора Александра III, мог бы помочь, всего лишь отправив записку в Собственную Его Императорского Величества канцелярию. Но в те времена в почете были достоинство и честь фамилии. То ли отец отказался посодействовать, то ли, что более вероятно, Петр из самолюбия не стал искать себе поблажки, но Краснов вернулся в свой полк. Причин нехватки времени для подготовки к экзаменам было две. Первая – Краснов готовил к печати свой первый сборник рассказов «Ваграм». Вторая причина таилась в приписке, которую он сделал на титульном листе сборника: «Посвящается Л.Ф.Г.».

Личная жизнь

Л.Ф.Г. – Лидия Федоровна Грюнайзен – была дочерью обрусевшего немца, в России дослужившегося до гражданского чина действительного статского советника (равный чину армейского полковника). К 1892 году, когда ее, известную столичную певицу, увидел на сцене Петр Краснов, она уже состояла в браке. 27-летний казак вспомнил, что в нем течет кровь сподвижников Степана Разина. Нет, на абордаж концертный зал и дом любимой он с шашкой наголо не брал. Но целых четыре года доказывал, что он куда лучший спутник для нее, чем нынешний муж. И в 1896 году наконец-то доказал! Правда, пришлось долго добиваться оформления развода через церковные инстанции. Женитьба на разведенной женщине, к тому же певице, могла стоить гвардейскому офицеру карьеры и даже увольнения со службы. Не исключено, что на этот раз именно его семейные связи в канцелярии Зимнего дворца помогли не допустить такого исхода событий. Супружеский союз сложился удачно – Петр и Лидия Красновы прожили вместе более 50 лет. До мая 1945-го надолго разлучались всего трижды: во время командировки Петра Николаевича в качестве начальника конвоя русский дипмиссии в Абиссинии (Эфиопии); во время его командировки в качестве военкора на Русско-японскую войну и когда он отбыл на фронт во время Первой мировой войны в 1914 году. Лидия Федоровна сопровождала мужа во время шестимесячной экспедиции по странам Азии: Маньчжурии, Китаю, Индии и Японии. А как отпустить его одного, если, вернувшись с Черного континента, он написал не только труд «Казаки в Африке. Дневник начальника конвоя императорской миссии в Абиссинии в 1897-1898 гг.», но и сочинение «Любовь абиссинки и другие воспоминания»?! Это, впрочем, шутка: даже став генералом и главой казачьей республики на Дону, ее красивый, знаменитый и талантливый супруг не давал повода для ревности. А Лидия Федоровна быстро завоевала симпатии казачек, взяв на себя миссию по опеке сирот, коих в то время на Дону было множество. Одно печалило: собственных детей Бог чете Красновых не дал.

Чиновник III Рейха

Создать по примеру Маннергейма казачью республику на Дону, назвав донских казаков отдельным народом (под протекторатом кайзеровской Германии), генерал Краснов попытался в июне 1918 года. Но не сложилось – германская монархия рухнула вслед за российской. А лишенного немецкой поддержки атамана-писателя уже в феврале 1919-го «ушли» генералы-республиканцы Белой гвардии, ориентированные на страны Антанты. С января 1920-го Петр Николаевич жил и писал в эмиграции: сначала во Франции, а с начала 1930-х годов вместе с женой перебрался в близкую ему по сердцу Германию. На территории нацисткой Германии Краснов проживал до весны 1944 года. Вермахту в его войне с РККА Петр Николаевич сочувствовал лишь как частное лицо и пропагандист. И только 30 марта 1944-го его вызвали в Ставку фюрера, где экс-атамана принял командующий войсками коллаборационистов на Востоке генерал Кёстринг. Коренной москвич Кёстринг два часа беседовал с уроженцем Санкт-Петербурга Красновым. Уже на следующий день Петр Николаевич стал высокопоставленным чиновником правительства гитлеровской Германии, возглавив вновь созданное при Министерстве Восточных территорий Управление казачьих войск. Получил он и чин генерал-майора германской кавалерии, с соответствующим окладом и почетом. При этом на немецком мундире Краснов носил погоны генерала Войска Донского, чем сильно озадачивал встречных офицеров вермахта и войск СС, когда прогуливался по Берлину. Краснову шел 75-й год, он был стар, но мудр. К апрелю 1944 года в мире уже никто не сомневался в победе Советского Союза в войне с Германией. Правда, были надежды остановить Красную армию на предвоенных границах. Найти для казаков, врагов советской власти, место их компактного проживания в послевоенной Европе – вероятно, ради осуществления этой мечты и принял предложение в Ставке Гитлера. Когда Германия пала, британские лорды, былые союзники по Антанте, «берлинскому мечтателю» Краснову не поверили. 28 мая 1945 года англичане арестовали Краснова для передачи советской стороне.В то утро он пообещал Лидии вернуться к ужину не позднее семи вечера, помахал фуражкой из отъезжающего автомобиля. Петр Николаевич еще не знал, что видит жену в последний раз.

Арест и казнь

16 января 1947 года в 15:00 председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР предоставил подсудимому Краснову последнее слово. Самыми значимыми словами, которые произнес в своей последней речи Петр Николаевич, были такие: «Я бесконечно люблю Россию». Краснова и других осужденных, обвиненных в «ведении посредством сформированных ими белогвардейских отрядов вооруженной борьбы против Советского Союза и проведении активной шпионско-диверсионной и террористической деятельности против СССР», приговорили к смертной казни через повешение. Как кадровые военные, приговоренные просили заменить презренную петлю на честную пулю. Отказ. Как люди верующие, они просили пригласить священника для исповеди. Опять отказ. Более того, их просьба даже рассмешила. Давно нет государств, за которые сражался генерал Краснов, канули в Лету и Третий рейх и Советский Союз. Пожелтели от времени страницы его уголовного дела, которое вели следователи МГБ СССР. Но пахнут свежей типографской краской вновь и вновь издаваемые сочинения писателя.

Читайте еще по этой теме:

Вас заинтересуют так же следующие новости

  • Елена Зеленская
  • Борис Джонсон
  • Алексей Леонов
  • Эммануэль Макрон
  • Игорь Коломойский
  • Покахонтас
  • Поп Гапон
  • Платон Зубов

Петр Николаевич Краснов родился в 1869 году в Петербурге и происходил из авторитетного донского казачьего рода. Его прадед Иван Козьмич в Отечественную войну 1812 года сражался вместе с атаманом Платовым. А дед Петра Николаевича был первым в роду литератором. Видимо, от него будущий деятель Белого движения и унаследовал тягу к изящному слогу. Он отучился в Александровском кадетском корпусе и поступил в Первое военное Павловское училище, которое окончил с отличием. На службу Краснов был выпущен хорунжим и зачислен в Лейб-гвардии атаманский полк. В тот же период он стал делать первые шаги в литераторстве. Сотрудничал со многими изданиями и был известен своими статьями о русско-японской войне. Об этом даже в своем дневнике упоминал Николай II.

С началом Первой мировой войны Краснов тут же отличился — выбил неприятеля с его позиций на железнодорожной станции, за что получил Георгиевское оружие. На следующий год его уже удостоили ордена Святого Георгия. Вообще Петр Краснов отличался мужеством и храбростью, что помогло ему достаточно быстро сделать блестящую военную карьеру. Уже к середине 1915 года он стал начальником 2-й Сводной казачьей дивизии, а весной 1916 года одним из первых начал Луцкий прорыв.

Краснов с белым генералом Деникиным. Источник: livejournal.com

Февральскую революцию Краснов воспринял как роковую неизбежность. Следуя призыву Николая II, он подчинился Временному правительству для завершения войны. В августе 1917 года его вызвал генерал Лавр Корнилов и поставил во главе 3-го конного корпуса, направлявшегося в составе других войск к Петрограду. Во Пскове Краснова арестовали, но вскоре отпустили. После октябрьских событий Краснов получил от Керенского приказ вести состав корпуса в количестве 700 человек на Петроград. Его войска заняли Гатчину и Царское Село, но так и не получили подкрепления. Выступление провалилось. Тогда монархист Краснов был вынужден заключить перемирие с большевиками, которые тут же вошли в Царское Село и разоружили казаков. Краснова отпустили под честное слово больше не выступать против Советской власти, но генерал бежал на Дон и продолжил антибольшевистскую борьбу. Краснов писал: «Уже, кажется, и так физиономия Ленина достаточно хорошо определена, но русскому обществу этого мало. Ему нужно оправдать свою гнусность тем, что с Лениным нельзя бороться, потому что за ним стоят какие-то страшные силы: всемирный еврейский кагал, всемогущее масонство, демоны, бафомет, страшная сила бога тьмы, побеждающего истинного Бога. На ухо шепчут: Ленин — не Ульянов, сын саратовского дворянина. Русский не может быть предателем до такой степени…».

Атаман Краснов в немецкой форме. (livejournal.com)

На юге Краснов возглавил восстание казаков. Ему удалось выбить красногвардейцев с территории Области Войска Донского, Круг Спасения Дона избрал Краснова атаманом. Он создал Всевеликое Войско Донское как самостоятельное государство, отменил все постановления советской власти и Временного правительства, сформировал 17-тысячную армию. Краснов призвал бывших императорских офицеров присоединиться к нему, что значительно укрепило командный состав Донской армии. После своего избрания атаманом Краснов тут же написал германскому императору Вильгельму II и заверил его в том, что его казаки не воюют с Германией. Он надеялся на помощь немцев и полагал, что любой борец с большевиками — его союзник. Германия признала правительство Краснова и даже оказала ему военную помощь. Но подобные прогерманские наклонности был негативно восприняты в белом движении. Краснов разошелся с Деникиным, который продолжал ориентироваться на «союзников», и отказался от совместных действий в борьбе с большевиками.

Однако после поражения Германии в войне ситуация изменилась. Донская армия оказалась на краю гибели, и Краснов все объединился с Добровольческой армией и под давлением Деникина вскоре ушел в отставку. Он уехал в армию Юденича в Эстонии и возглавил там армейскую газету. В 1920 году Краснов эмигрировал в Германию, а затем перебрался в Париж. Там он продолжил заниматься политической деятельностью и сотрудничал с различными белоэмигрантскими организациями, много писал, в том числе и мемуары. В 1926 году его даже номинировали на Нобелевскую премию по литературе.

Краснов с обергруппенфюрером СС. (homsk.com)

В 1936 году Краснов снова оказался в Германии, получил паспорт. Он открыто симпатизировал нацистскому режиму и 22 июня 1941 года заявил: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии Русские и Император Александр I в 1813 г.». В 1942 году началась организация казачьих формирований в составе Вермахта как на оккупированных территориях, так и в эмигрантской среде. В начале 1943 года, когда немцы стали отступать, много казаков с семьями ушли вместе с ними. В Берлине Краснов возглавил Главное управление казачьих войск. В июле 1944 года казаки были направлены в Италию для борьбы с местными красными антифашистами. Краснов не хотел включаться во Власовское движение, но весной 1945 года ему все же пришлось перейти под управление командующего РОА Власова. Но внезапно германские войска в Италии капитулировали и все казаки с семьями эвакуировались в Австрию. В Лиенце казаки сдались англичанам. Краснов и еще две тысячи казачьих офицеров были переданы СМЕРШу.

Процесс над «красновцами». (hochyvseznat.ru)

Военная коллегия Верховного суда СССР признала атамана Краснова и других «красновцев» виновными в вооруженной борьбе против советской власти, в шпионаже и террористической деятельности против СССР. 16 января 1947 года Петр Краснов был повешен в Лефортовской тюрьме. На прощание он завещал внучатому племяннику: «Что бы ни случилось, не смей ненавидеть Россию. Не она, не русский народ — виновники всеобщих страданий. Не в нем, не в народе лежит причина всех несчастий. Измена была. Крамола была. Недостаточно любили свою Родину те, кто первыми должны были ее любить и защищать… Россия была и будет… <…>Не поминай лихом! Береги имя Краснова! Не давай его в обиду. Имя это небольшое, небогатое, но ко многому обязывающее… Прощай!».

22 сентября 1869 года родился Петр Краснов — герой Гражданской войны, генерал, писатель, антикоммунист. Будущий атаман Войска Донского не был обычным казаком. Генеральские погоны он получил еще до революции, а родился не на Дону, а в имперской столице — Петербурге. Его прадед Иван Козьмич Краснов дослужился от рядового казака до генерала, некоторое время состоял ординарцем при самом Суворове, участвовал в штурме Измаила и погиб в Отечественной войне 1812 года. Дед, Иван Иванович Краснов, тоже стал генералом и командовал в николаевскую эпоху Казачьим лейб-гвардии полком, участвовал в Кавказской и Крымской войнах. Отец, Николай Краснов, дослужился до звания генерал-лейтенанта и был известен как исследователь истории казачества и беллетрист (в меньшей степени). Братья Краснова не пошли по стопам предков. Андрей стал знаменитым географом, его научный вклад признавался даже в советское время. Другой брат, Платон, стал писателем, хотя и не очень известным. Зато он породнился с поэтом Блоком. Петр же стал военным и писателем. Он получил очень хорошее столичное образование, а Павловское военное училище окончил первым в своем выпуске. Быстро стал известным военным корреспондентом и сотрудничал с ведущими журналами и газетами того времени, освещая события русско-японской войны. Службу при этом продолжал и к началу Первой мировой войны взял полковника. Генеральское звание Петр получил в первые месяцы боёв. Позже командовал бригадой Донской казачьей дивизии и бригадой «Дикой дивизии» (дивизией командовал Великий князь Михаил Александрович). Однако в туземной дивизии он надолго не задержался и вскоре был назначен начальником 2-й Сводной казачьей дивизии. Принимал активное участие в Луцком прорыве, был ранен и неоднократно награжден. Краснов стал неожиданно знаменит в октябре 1917 года, когда единственный из военачальников крупного уровня поддержал свергнутого Керенского в борьбе против большевиков. Вскоре после большевистского переворота казаки Краснова двинулись на Петроград и заняли Гатчину и Царское Село. Однако большевики мобилизовали на защиту крупные отряды балтийских матросов, уже прибывших в город для захвата власти. Краснов не дождался обещанных Керенским подкреплений, и в итоге поход провалился. Краснов уехал на Дон, где вскоре возглавил казаков, взбунтовавшихся против новой власти. Его избрали атаманом и провозгласили независимость Всевеликого Войска Донского. Власть большевиков на Дону не признали. Государство у Краснова вышло де-факто независимое. Печатались собственные деньги, работали суды, проводились мобилизации, велась активная внешнеполитическая деятельность. В частности, были достигнуты договоренности с немцами и с гетманатом Скоропадского. На территории Войска действовало дореволюционное законодательство. В отличие от большинства белых лидеров, ориентировавшихся на союзников по Антанте, Краснов с самого начала ориентировался на немцев. В обмен на продовольствие он получал вооружение и боеприпасы. Поначалу именно Краснов выглядел наиболее внушительной силой, а офицеры Добровольческой армии на Дону не воспринимались им всерьез. Формально казаки и добровольцы были союзниками, но отношения между ними оставались натянутыми. Но вместе с Германией слабели и позиции Краснова. После капитуляции немцев добровольцы вынудили Краснова объединить Донскую армию с Добровольческой и уйти в отставку. Армию возглавил Деникин, а сам Краснов уехал к Юденичу, где занимался публицистикой. В эмиграции Краснов жил сначала в Германии, затем во Франции, потом снова в Германии. Петр получил немецкий паспорт — его жена, баронесса фон Грюнайзен, происходила из остзейских немцев. Вернулся к своему прежнему увлечению литературой. За межвоенные годы написал несколько десятков романов, повестей, а также мемуары. Произведение «От двуглавого орла к красному знамени» было переведено на дюжину языков. Краснов поддержал Гитлера, полагая, что он единственный в мире человек, способный побороть коммунизм. Формально Краснов занимал пост начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии. На деле его фигура была больше символической. Вместе с остальными казаками генерала выдали СССР. Красновцев судили отдельно от власовцев. Они никогда не были гражданами СССР, и советской юстиции все же хватило ума не предъявлять обвинения в измене родине. Хотя текст приговора до сих пор отсутствует, в «Правде» сообщалось, что красновцы обвинялись в том, что «по заданию германской разведки они в период Отечественной войны вели посредством сформированных ими белогвардейских отрядов вооруженную борьбу против Советского Союза и проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против СССР». В 1947 году все проходившие по делу были казнены. Впрочем, советские чекисты отлавливали и убивали всех белых эмигрантов, независимо от их сотрудничества с немцами — не пулей, так лагерем. Пример генерала Войцеховского (и даже безобидного Шульгина) здесь наиболее показателен. Памятник генералу Краснову в станице Еланской Ростовской области После распада СССР Краснова пытались реабилитировать, но неудачно. Паннвица, проходившего по тому же делу, при Ельцине реабилитировали, но при Путине решение отменили. В последнее время в связи с культом СССР и возрождением власти чекистов, , попытки прекратились. Лет 12 назад единоросс, депутат Госдумы и бывший заместитель ростовского губернатора Водолацкий предпринимал последнюю попытку реабилитировать генерала, но быстро «сдал назад» после первого окрика сверху.

Петр Николаевич Краснов (10.09.1869-17.01.1947) – выдающийся деятель антибольшевицкой борьбы. Казак станицы Вешенской, сын генерал-лейтенанта. Окончил Александровский кадетский корпус и Павловское военное училище. В 1889 г. вышел хорунжим в Лейб-гвардии Атаманский полк. Рано проявил себя как талантливый журналист и военный обозреватель. Сотрудничал в журналах “Военный инвалид”, “Разведчик”, “Вестник русской конницы” и многих других. В 1897-1898 гг. начальник конвоя при русской дипломатической миссии в Эфиопии. В 1901 г., во время боксерского восстания, был в Китае. В 1904 г. прибыл на фронт русско-японской войны в качестве корреспондента, однако участвовал в военных действиях и заслужил боевые ордена, включая орден св. Владимiра 4-й степени.

В 1907 г. – есаул. В 1909 г. окончил Офицерскую кавалерийскую школу, в 1910 г. произведён в полковники, командовал 1-м Сибирским Ермака Тимофеевича полком на Памире. C октября 1913 г. – командир 10-го Донского казачьего полка, во главе которого вступил в Мiровую войну в августе 1914 г.

В ноябре 1914 г. – генерал-майор – за боевые заслуги – и командир бригады в 1-й Донской, а затем в Туземной (“Дикой”) дивизии. Награжден орденом св. Георгия за то, что, командуя 25 мая 1915 г. сводным отрядом из частей 2-го конного корпуса, остановил конной контратакой переправившихся через Днестр у Залещики австрийцев и, нанеся им большие потери, отбросил их за реку. В 1915 г. – начальник 2-й казачьей сводной дивизии, командуя которой получил многие боевые награды, в том числе Золотое оружие.

Февральскую революцию монархист Краснов принял без энтузиазма, но, как и большинство военных, последовал призыву Государя Николая II подчиниться Временному правительству для завершения войны. Выражал недовольство “приказом № 1” о демократизации армии. 4.5.1917 арестован солдатами на станции Видибор и отправлен в армейский комитет в Минск, но был освобожден ген. В.И. Гурко и отправлен обратно. 10 июня 1917 г. назначен начальником 1-й Кубанской дивизии, а 26 августа 1917 г. (ст. ст.) был вызван в ставку генералом Корниловым, готовившим августовский переворот, и назначен командиром 3-го конного корпуса, находившегося в двигавшихся к Петрограду эшелонах. По прибытии в Псков был арестован комиссаром Северного фронта после известия о том, что генерал Крымов застрелился в Петрограде. Утвержден на место Крымова командиром 3-го корпуса временно принявшим должность начальника штаба Верховного Главнокомандующего генералом Алексеевым.

На следующий день после октябрьского переворота Краснов получил от Керенского, бежавшего в Псков, приказ вести наличный состав корпуса (6 сотен 9-го Донского полка и 4 сотни 10-го – всего 700 казаков) на освобождение Петрограда от красных. Этих слабых сил оказалось недостаточно. 1 ноября 1917 г. Керенский бежал из Гатчины, а генерал Краснов был доставлен в Смольный, после чего был посажен под домашний арест. 6 ноября он бежал, воспользовавшись документами от Донского казачьего комитета. Краснов отправился на Дон, где скрывался в станице Константиновской. 3 мая 1918 г., в разгар Общедонского восстания, Круг Спасения Дона избрал его Донским атаманом.

Генерал Краснов восстановил Донскую армию и к 27 июля 1918 г. освободил от большевиков почти всю Область Войска Донского. 27 августа 1918 г. Большой Войсковой Круг провел парад регулярных войск и принял постановление о производстве Донского атамана генерал-майора Краснова прямо в чин генерала от кавалерии. Заметим, что раздававшиеся потом мемуаристами упреки в “сепаратизме” Краснова, в связи с его нежеланием подчиниться командованию созданной Алексеевым и Корниловым Добровольческой армии, несостоятельны. Просто у него было иное стратегическое видение. В 1918 году Петр Николаевич писал:

«Нельзя забывать, что в то время, когда из многомиллионной массы русского народа только тысяча героев встали на защиту поруганной Родины, а остальные покорно несли ярмо Интернационала, мирясь с унижениями и оскорблениями… России нет, Россия больна, поругана и истерзана. Дон сейчас одинок и ему необходимо впредь до восстановления России сделаться самостоятельным и завести все нужное для такой жизни. Казачество должно напрячь все силы и всеми мерами бороться с большевиками, участвуя в освобождении России от большевистского засилья. Все, кто против большевиков – наши союзники. С немцами казаки воевать не могут; их приход надо использовать в целях успешной борьбы с большевиками и вместе с тем, показать им, что донское войско не является для них побежденным народом».

Краснов и назначенный им командующий Донской армией генерал Денисов надеялись в изменившихся условиях на помощь монархической (как бы идеологически близкой) Германии против большевиков и потому выступали против единого командования Белыми армиями на Юге России во главе с генералом Деникиным, который сохранял верность союзникам по Антанте, а она требовала от Добровольческой армии возобновления военных действий против Германии. Но, к сожалению, Германия видела в большевиках своих полезных ставленников и поддерживала их. Надежды Краснова не оправдались.

После капитуляции Германии (11 ноября 1918 г.) Краснов в декабре согласился на подчинение генералу Деникину при сохранении автономии Донской армии. Однако после катастрофы в Верхне-Донском округе, где в январе 1918 г. несколько казачьих полков отказались сражаться, Большой Войсковой Круг, на заседании 2 февраля 1918 г., потребовал отставки генерала Денисова и его начальника штаба генерала Полякова. Генерал Краснов заявил, что это недоверие Большого Войскового Круга распространяется и на него, и (также и под нажимом Деникина) подал в отставку. Она была принята Большим Войсковым Кругом, который, до выборов нового атамана, передал атаманскую власть генералу А.П. Богаевскому.

В 1919 г. генерал Краснов прибыл в Эстонию, чтобы возглавить пропагандно-политический отдел в штабе Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича. Это назначение не состоялось из-за отступления Юденича от Петрограда. Но неудача белых в эти годы не обескуражила Краснова. В 1921 году в своем выступлении среди казаков-беженцев Петр Николаевич говорил:

«Им никогда не разрушить Россию. Пусть слышат наш голос: Россия встанет и так прихлопнет их, что от них ничего не останется. Она найдет своего Царя… Не федеративная, но единая, неделимая; не республика, но монархия; не с жидами, но без жидов будет Россия…. Здесь на земле они сгорят в Геенне Огненной народного гнева и знайте, что если наш народ терпелив и покорен, то он же невероятно жесток в гневе своем и он постоит за свою Россию».

В эмиграции Краснов сначала жил в Германии под Мюнхеном, с ноября 1923 г. – во Франции. Активно занимался политической деятельностью, сотрудничал с Великим Князем Николаем Николаевичем, Русским Обще-Воинским союзом, был одним из основателей “Братства Русской Правды” – организации, занимавшейся подпольной работой в Советской России. Много и плодотворно занимался литературным трудом; книги его издавались на русском, английском, французском, немецком и других европейских языках.

В 1936 г. переехал в Германию, поскольку во Франции к власти пришла красно-масонская коалиция “Народного фронта” (в 1935 г. был подписан договор о “взаимопомощи” с СССР) и начались репрессии против русской антикоммунистической эмиграции, а Германия организовала “Антикоминтерновский пакт” для борьбы против масонства и большевизма. С началом советско-германской войны Краснов, как и большая часть белой эмиграции, считал, что необходимо включиться в происходящие события на стороне Германии, но для достижения собственных русских целей. 22 июня 1941 г. Краснов делает заявление: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру! Пусть совершат они то, что сделали для Пруссии Русские и Император Александр I в 1813 г.».

В октябре 1942 г. в оккупированном германскими войсками Новочеркасске прошел казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского. Началась организация казачих формирований в составе Вермахта, как на оккупированных территориях, так и в эмигрантской среде. Это было задолго до разрешения немцами формирования РОА генерала Власова (что произошло лишь в конце 1944 г.). Создание казачьих частей возглавил бывший полковник царской армии С.В. Павлов, в советское время работавший инженером на одном из заводов Новочеркасска. Инициатива Павлова была поддержана Красновым:

«… Знаю одно, страшнее коммунистов вряд ли будет кто, так как эти не только физически, но, ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ, ДУХОВНО УНИЧТОЖАЮТ РОССИЮ. Сейчас немцы считают нас разделяющими стремление их разделить Россию, образовывая Дон, Кубань, Терек. Но это – утопия. И просто безсмысленно представлять наш Дон без общей Родины. МЫ, КАЗАКИ – РУССКИЕ ЛЮДИ, ГОРДИМСЯ ЭТИМ И ЖЕЛАЕМ КАК-ЛИБО ПОМОЧЬ ВОЗРОДИТЬСЯ НАШЕЙ РОДИНЕ. В данное время немцы нам верят и воспользуемся этим. Мое желание – освободить от коммунистов хотя бы уголок России и наладить былую русскую жизнь, что бы этот уголок светился как маяк, привлекая русский народ и внося надежду на освобождение. Но если они этого не поймут, Бог им судья».

Когда с января 1943 г. немецкие войска начали отступать, и вместе с ними ушла на запад часть казаков с семьями. 31 марта 1944 года в Берлине было образовано Главное управление казачьих войск (Hauptverwaltung der Kosakenheere) во главе с Красновым, Павлов стал одним из его заместителей, но в июне 1944 г. погиб в бою с партизанами. Походным атаманом эвакуировавшегося “Казачьего стана” был назначен бывший белогвардейский сотник Т.И. Доманов. В июле 1944 г. немцами было принято решение о переброске казаков с семьями в северную Италию (Карния) для борьбы против итальянских красных антифашистов. Позднее в тот же район переводятся кавказские части под командованием генерала Султана-Гирей Клыча.

Сначала монархист Краснов не хотел включаться во Власовское движение как февралистское, руководимое “красными генералами”, и предпочитал строить свои отношения с немцами. Из-за этого Краснова многие опять-таки зачисляют в “сепаратисты”, что не соответствует действительности. С так называемым “казачьим сепаратизмом” он боролся всегда и не в последнюю очередь именно для этого в начале 1944 г. он принял пост начальника Главного управления казачьих войск в Германии.

Уже в 1922 г. Краснов изложил свое казачье кредо, которого придерживался всю жизнь: «…Не о самостоятельности и какой-то фантастической жизни вне России мыслят в крепких головах своих казаки, а о том, чтобы снова “явился в России Державный Венценосец, могущий умиротворить и внедрить правду и порядок на Святой Руси”…». И в 1940 г. в одном из писем он пишет: «…Казаки и казачьи войска как автономные самоуправляемые Атаманами и Кругом области могут быть лишь тогда, когда будет Россия. Значит, все наши помыслы, устремления и работа должны быть направлены к тому, чтобы на месте СССР – явилась Россия».

В апреле 1945 г. “Казачий стан” всё же перешел под управление командующего РОА Власова. Однако 30 апреля командующий германскими войсками в Италии генерал Ретингер принял решение о капитуляции. 40 тысяч казаков с семьями решили эвакуироваться в восточный Тироль, на территорию Австрии. 2 мая 1945 г. начался переход через Альпы, а на Пасху 10 мая они прибыли к городу Лиенц. Вскоре туда же подошли другие казачьи части, в частности, под командованием генерала Шкуро. Все сдались англичанам.

28 мая-1 июня 1945 г. в Лиенце вместе со многими тысячами казаков и двумя тысячами казачьих офицеров атаман Краснов был выдан английским командованием СМЕРШу. 16 января 1947 г. по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР был предан мучительной казни в Лефортовской тюрьме (вместе с генералами А.Г. Шкуро, Султан-Гирей Клычем, С.Н. Красновым и др.). Внучатому племяннику П.Н. Краснова – Н. Краснову удалось вернуться в эмиграцию и рассказать о пережитом в книге “Незабываемое”, в частности передать последнее напутствие Петра Николаевича из чекистских застенков:

«…Если выживешь, исполни мое завещание: опиши все, что будешь переживать, что увидишь, услышишь, с кем встретишься. Опиши, как было. Не украшай плохое. Не сгущай красок. Не ври! Пиши только правду. Даже если она будет колоть кому-то глаза. ГОРЬКАЯ ПРАВДА ВСЕГДА ДОРОЖЕ СЛАДКОЙ ЛЖИ. Достаточно было самовосхваления и самообмана, самоутешения, которыми все время болела наша эмиграция… Мы всегда переоценивали свои силы и недооценивали врага. Если было бы наоборот – не так бы теперь кончали жизнь. Шапками коммунистов не закидаешь…. Для борьбы с ними нужны другие средства, а не только слова, посыпанные пеплом наших глав… Что бы ни случилось, не смей ненавидеть Россию. Не она, не русский народ – виновники всеобщих страданий. Не в нем, не в народе лежит причина всех несчастий. Измена была. Крамола была. Недостаточно любили свою Родину те, кто первыми должны были ее любить и защищать… Россия была и будет… Можно уничтожить миллионы людей, но им на смену народятся новые. Народ не вымрет. Все переменится, когда придут сроки… Воскресение России будет совершаться постепенно. Не сразу. Такое громадное тело не может выздороветь сразу… А теперь давай прощаться, внук… Жаль мне, что нечем тебя благословить. Ни креста, ни иконки. Все забрали. Дай я тебя перекрещу во Имя Господня. До сохранит он тебя… Прощай, Колюнок!.. Не поминай лихом! Береги имя Краснова! Не давай его в обиду. Имя это небольшое, небогатое, но ко многому обязывающее… Прощай!»

Уже в 1990-е гг. были опубликованы данные, что тела казненных были сожжены в Донском крематории, а прах ссыпан в «братскую могилу невостребованных прахов № 3». Определением Военной прокуратуры Верховного суда РФ от 25.12.1997 Краснов П. Н., Шкуро А. Г., Султан-Гирей Клыч, Краснов С. Н. и Доманов Т. И. признанны обоснованно осужденными и не подлежащими реабилитации.

Основные книги П.Н. Краснова: “На внутреннем фронте” (Архив Русской Революции. Т. 1. Берлин, 1922. С. 97-190); “Всевеликое войско Донское” (Архив Русской Революции. Т. V. С. 191—321). Роман трилогия “От двуглавого орла к красному знамени”, принесшая ему мiровую известность. В издательстве Сияльского в Париже были опубликованы романы Краснова из жизни старой русской армии: “Опавшие листья”, “Единая неделимая”, “Все проходит”, “Понять – простить”, “За чертополохом”, “Ларго”, “Выпаши”, “Домой” и многие другие. Большая эрудиция в области русской истории сказалась в его исторических романах: “Цесаревна”, “Екатерина”, “Цареубийство” и др. Автор многочисленных статей, опубликованных главным образом в журналах “Часовой” и “Русский инвалид”.

Назаров М.В. (http://www.rusidea.org/?a=25011609).

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий