Шехтель Федор (Франц) Осипович Знаменитые архитекторы и дизайнеры

image

Когда мы говорим об архитектуре Москвы, то вспоминаем имена таких архитекторов, как Федор Шехтель, Матвей Казаков, Осип Бове. Без них архитектурный облик нашего города был бы совершенно иным. Мы открываем серию публикаций про московских архитекторов, создавших наш город таким, каким мы его любим и ценим. Особое внимание стоит уделить творчеству Франца Осиповича Шехтеля. Всего известно 210 архитектурных работ этого мастера, из них 86 построек дошли до наших дней. В Москве сохранилось 66 объектов, построенных или декорированных великим архитектором. Прежде чем перейти к проектам зодчего, скажем несколько слов о самом архитекторе, архитекторе-гении.

image

Источник: upload.wikimedia.org

Краткая биография

Франц Осипович Шехтель родился в 1859 году в Санкт-Петербурге в семье обрусевших немцев. В 1860 году семья переехала в Саратов, где отец Франца Осип Осипович имел ткацкую фабрику, открыл гостиницу, магазин и даже организовал летний театр в увеселительном «Саду Шехтеля». Кстати, любовь к театру передастся и его сыну, в чем мы убедимся позднее. В Саратове юный Франц получил первоначальное образование. В 1867 году Осип Осипович скоропостижно скончался, оставив вдову с семью детьми практически без средств к существованию. Мама Шехтеля Доротея Карловна вынуждена была устроиться на работу экономкой, но ей повезло. Она поехала в Москву и поступила на работу к Павлу Михайловичу Третьякову, бесспорно оказавшему огромное влияние на развитие художественного вкуса Шехтеля.

Известный архитектор Александр Степанович Каминский был женат на сестре Третьяковых Софье, он много строил для их семьи. В 1875 году 16-летний Франц Шехтель приехал в Москву и поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, курс Д. Н. Чичагова. В это же время юный Франц начинает работать помощником Каминского. В 1878 году Шехтеля отчислили из училища за прогулы, так как будущий великий архитектор вынужден был много работать, чтобы прокормить семью (его мама болела). Да, Шехтель – гений! Он не доучился, был самоучкой, но как тонко зодчий чувствовал архитектуру, воплощал в своих строениях смелые новаторские идеи того времени и даже умудрялся просчитывать все инженерные коммуникации – в его особняках всегда были отопление, канализация, вентиляция!

Признание и слава

Одним из первых крупных заказов, который в итоге принёс славу, был даже не дом, а готический замок – особняк Зинаиды Морозовой. Обязательно в будущем прогуляемся по его залам. На тот момент у Шехтеля даже не было диплома архитектора!

Ф. Шехтеля по праву называют архитектором модерна – нового стиля, зародившегося в конце 19 века. В этом стиле построен особняк Рябушинского. Этот дом удивителен и прекрасен, ему будет посвящена отдельная публикация.

Собственные дома Ф. Шехтеля

Внимательные читатели наверняка удивляются, почему мы называем Федора Шехтеля Францем, а не Федором, как его зовут во всех энциклопедиях. Интересный факт: Федором Шехтель стал только в 1915 году после перехода из католичества в православие. Крестился Шехтель в церкви святого Ермолая на Козьем болоте. Церковь была снесена в 1932 году, на ее месте сегодня разбит сквер аллеи Федора Шехтеля. Совсем рядом с аллеей находится собственный дом архитектора на Большой Садовой, дом 4. Район Москвы между Никитской и Ермолаевским переулком – место, где Шехтель жил и творил. Особняк на Большой Садовой был построен в 1910 году Федором Осиповичем в рекордные сроки – всего за 3 месяца. Архитектурный стиль постройки – неоклассицизм с элементами ампира. На фасаде почти нет декора, присутствуют лишь строгие дорические колонны и небольшой портик. Над аркой помещен фриз с античными фигурами, а в центре композиции, выполненной по рисунку самого зодчего, находится Афина Паллада. Это был третий и последний дом, который построил для себя и семьи архитектор. В 1917 году Шехтель продал дом, так как не мог позволить себе его содержать. В советское время работать буржуазному архитектору не давали, он продавал редкие книги, искал работу.

Перейдём ко второму собственному дому архитектора (первый его дом не сохранился). Для этого после дома 6 свернем направо, пройдем по аллее Архитектора Шехтеля через сквер. Проходим сквер и упираемся в Ермолаевский переулок, который, кстати, получил свое название в честь храма. Храма больше нет, но его имя сохранилось в названии улицы. Затем поворачиваем налево и идем до дома 28. Перед нами второй собственный дом Шехтеля, построенный в 1896 году в неоготическом стиле. Дом расположен на маленьком участке – на изгибе дороги, и архитектор гениально обыгрывает этот дефект, проектируя сложные геометрические объемы и три фасада. Интересно мозаичное панно с ирисами над входом в дом. Оно символизирует три возраста человека: бутон ириса, расцветший цветок и увядающий. Цифра 96 означает год завершения строительства особняка, а буква S – фамилию владельца (Schechtel).

Скоропечатня Левенсона

Пройдем дальше по Ермолаевскому переулку, который вскоре перейдет в Трехпрудный. Нам нужен дом 9. Перед вами очередное творение талантливого зодчего «Скоропечатня товарищества Левенсон А. А.» Административное здание типографии было построено в 1900 году в стиле модерн. Скоропечатня стала первой типографией в России, построенной в новом стиле. Главный фасад образует любимую Шехтелем симметрично-асимметричную композицию. Если пройти немного вверх по Мамонтовскому переулку, то нам будет видна только симметричная часть фасада, но стоит нам вернуться опять в Трехпрудный, как мы увидим, что левая часть фасада значительно шире. Башенки, эркеры, извилистые линии, окна разных форм и размеров – это все модерн. Обратите внимание на башенки – они перекликаются с собственным особняком Шехтеля в Ермолаевском. Внутри типографии находится очень красивая лестница, похожая на лестницу-волну в особняке Рябушинского, посмотреть на которую можно пока разве что из окошка, так как дом закрыт для посетителей.

Печальное завершение жизненного пути

Федор Шехтель умер в бедности в 66 лет от тяжёлой болезни. Будучи без средств, состоя на социальном обеспечении, имея на содержании жену и дочь-инвалида труда, Шехтель жил, окружённый несметными богатствами: «Вы знаете, как я люблю работать, но нигде не могу заполучить таковую, и никто ничего не покупает; между тем я окружен несметными, по-моему, богатствами: моя коллекция картин, персидских миниатюр, библиотека – бесценны; около десятка инкунабул начала XV столетия, которые оценивают в сотни тысяч, никто не покупает. Все мои картины должны быть в музеях, офорты… оригинальная бронза, удивительная скульптура Коненкова, Сомова, Полайоло, бюст Льва Толстого Н.А. Андреева, фарфор Саксонский, Попова, вазы этрусские, Танагры, Помпеи, керченских раскопок, за венецианское зеркало восьмигранное, которое с пошлиной обошлось 1000 рублей, дают 15 руб., гобелен фламандский XVI столетия 5×4 аршина, цена ему 3-4 тысячи, дают 200 рублей» – отрывок из письма Ф. Шехтеля к Ивану Сытину (письмо датировано 1926 годом).

Фото: Елена Крижевская

–>

Известный зодчий немецкого происхождения Фёдор Осипович Шехтель (урожденный Франц-Альберт Шехтель) вписал своё имя в историю русской архитектуры золотыми буквами.

Шехтель всем сердцем был влюблён в Москву. Именно поэтому практически все его многочисленные сооружения находятся недалеко от российской столицы. Среди работ Фёдора Осиповича по пять театров и церквей, четыре часовни, две типографии, вокзал, банк, кинотеатр, три усадьбы, шесть дач и 30 особняков – такой плодовитостью и неординарностью идей едва ли может похвастаться любой другой зодчий. Большинство сооружений сохранилось до наших времён, пережило бессчётное количество реставраций, но не утратило былого величия.

Шехтель родился 26 июля (7 августа) 1859 года. Корни его семьи уходят в Германию, но детство будущего архитектора прошло в Санкт-Петербурге, а в шесть лет он вместе с семьёй переехал в Самару. Его мать, Доротея Гетлих, была дочерью когда-то состоятельного купца, неудачно вложившего свой капитал в сибирские золотые прииски. Надеясь исправить ситуацию, хранительница очага отправилась в Москву, где волею судьбы попала в дом Павла Михайловича Третьякова и устроилась у него экономкой. Впоследствии зять создателя известнейшей картинной галереи, Александр Степанович Каминский, оказал огромное влияние на зодческую карьеру юного Шехтеля.

Фёдор Осипович оказался блистательным учеником, с лёгкостью превзошедшим своего наставника. За какой бы стиль он ни принимался — неоготический, неорусский, неоклассический или созданный им самим национальный вариант модерна – его везде ждал успех. Идеи молодого зодчего были свежи и смелы, а положение выходца из разорившейся интеллигентной семьи только разжигало огонь стремлений достичь новых вершин. Возможно, этим и объясняется невероятная плодовитость архитектора.

Пожалуй, венцом творчества Фёдора Осиповича стал Ярославский вокзал, расположенный в Москве около станции метро «Комсомольская». Проект был полностью составлен в 1901 году, а возведение этого поистине масштабного памятника архитектуры проходило с 1902 по 1904 год. На месте неказистых построек зодчий возвёл настоящий дворец в неорусском стиле. В его оформлении угадываются традиционные русские мотивы. Это огромная арка на входе, украшенная гербами Москвы, Архангельска и Ярославля, взмывающие вверх башни и высокая кровля, увенчанная ажурным гребнем, напоминающая крышу старинного терема.

До революций здание славилось богатым внутренним убранством, однако многочисленные реставрации и перестройки превратили когда-то роскошный интерьер в безличные и скучные казенные помещения.

Безликое здание театра было перестроено по замыслу Фёдора Осиповича: в его новой версии царит атмосфера преклонения перед великим и вечным искусством. Идея была настолько близка архитектору, что он на время отказался от всех своих проектов и весь 1902 год посвятил планировке и строительству этого здания. Биограф зодчего писал:

«Близкая по своим устремлениям творчеству Шехтеля программа театра вдохновила его на создание одного из лучших своих произведений»

И это действительно так, потому что продумано и тщательно распланировано было всё — от парадного входа до занавеса с изображенной на нем той самой знаменитой чайкой, которая и стала эмблемой МХТ им. А. П. Чехова.

Согласно всем традициям древнерусского зодчества, церковь была возведена за месяц, но простояла всего 45 лет, а закрыта была и того раньше – уже через 20 лет после завершения строительства. К сожалению, это деревянное сооружение не сохранилось до наших дней. Но сегодня в 300 метрах от первоначального расположения церкви стоит её копия, возведенная в 1997 году.

Дом на Спиридоновке напоминает замок: он наполнен духом романтичности и аристократизма. Внутри можно увидеть настенные панно, скульптуры и витраж работы Михаила Врубеля, с которым Шехтелю посчастливилось работать над проектом особняка. Особый изыск помещению придает готическая парадная лестница из резного дерева.

Морозов сам выбрал для особняка стиль – английскую неоготику, вероятно, так сложилось из-за предпочтений хозяина, несколько лет прожившего в Манчестере. В остальном же он предоставил амбициозному архитектору полную свободу и неограниченные возможности.

Шехтель и Врубель вместе тщательно продумали все детали интерьера, создав уникальную, неповторимую атмосферу. Кстати, считается, что именно это здание стало прообразом дома булгаковской Маргариты. Сейчас в особняке располагается Дом приёмов Министерства иностранных дел России.

  Если пройти дальше по Спиридоновке, можно увидеть ещё одну знаменитую работу Шехтеля – особняк Степана Павловича Рябушинского, русского мецената и коллекционера. Это здание находится на углу улиц Малая Никитская и Спиридоновка. Сейчас там располагается Музей-квартира Максима Горького.

Особняк строился с 1902 по 1906 год. Во внешнем облике постройки и внутри нее рациональность и удобство сочетаются с красотой и поэтичностью. Проект Шехтеля потрясает своей беспрецедентной смелостью: автор полностью игнорирует традиции классицизма, забывая о симметрии и чёткости форм.

Рамы огромных окон украшают узоры из переплетающихся ветвей, а решетка ограды выполнена в виде повторяющихся спиралей. Главным украшением дома стал венчающий его широкий майоликовый фриз с изображением орхидей и водорослей. Всё в интерьере словно рассказывает сказку о подводном царстве: на полу выложен рисунок в виде гальки, на стенах многочисленные витражи со стрекозами, парящими над волнами, а над лестницей сверкает лампа в форме медузы.

Она состоит из двух самостоятельных частей: первая — административное здание издательства и редакции, выполненное предельно просто и лаконично, вторая — административный корпус, отдалённо напоминающий романо-готический замок. Типография была закрыта в 1917 году, но любоваться объектом культурного наследия можно до сих пор.

Здание состоит из нескольких частей, заметно отличающихся друг от друга своим внешним видом. Это говорит о том, что Шехтель любил экспериментировать, и уж в своём-то доме он мог себе это позволить. Вот и вышло так, что башни соседствуют с выступающим вперед прямоугольным корпусом с высокой кровлей и пристроенным позднее корпусом в форме неправильного треугольника. К сожалению, в настоящее время попасть внутрь особняка не представляется возможным, поскольку сейчас в нем расположено посольство Уругвая.

  Умер Фёдор Осипович Шехтель 7 июля 1926 в возрасте 66 лет. Невозможно переоценить его вклад в русское и европейское зодчество. Шехтеля по праву называют создателем нового языка архитектуры. Именно он превратил ар-нуво в русский модерн. Среди его работ насчитывается более 210 объектов культурного наследия, а 86 из них дошли до наших дней. Именно ему мы обязаны шедеврами русской архитектуры, которые легли в основу всемирного представления о старой Москве. Один из современников говорил о Шехтеле:

«Он работал полушутя, жизнь в нем бурлила, как бурлит бутылка откупоренного шампанского…»

Так и вся его жизнь была наполнена яркими взрывами, водоворотами страстей и творческих побед. Фёдор Осипович Шехтель оставил глубокий след в истории отечественной архитектуры.

Фёдор Осипович (Франц-Альберт) Шехтель, родился в Санкт-Петербурге 1859 году, скончался в Москве 1926 году в возрасте 66 лет. Фёдор Осипович Шехтель (1890-е). Русский архитектор, живописец, сценограф. Один из наиболее ярких представителей стиля модерн в русском и европейском зодчестве, принадлежит к числу крупнейших зодчих рубежа 19-20 столетий. Кавалер орденов Св. Анны и Св. Станислава. Семья Осипа Шехтеля в 1865 году. Будущий зодчий стоит справа от отца. Семья Шехтелей (слева направо) Мария, Франц-Альберт, Дарья Карловна, Осип (1875). Федор Шехтель с женой и сыном. Архитектурный стиль: Эклектика, романтический модерн, протофункционализм («рациональный» модерн), неоклассицизм. Особняк Рябушинского на Малой Никитской улице (дом-музей Горького) (1900). Работал в городах: Москва, Саратов, Балаково, Таганрог, Иваново, Нижний Новгород, Великое (село в Гаврилов-Ямском районе Ярославской области). Особняк Морозова на Спиридоновке (1883). Усадьба Локалова в Великом (Ярославская область). Особняк Е. И. Шаронова, Таганрог. Важнейшие постройки: Особняк на Спиридоновке (1893), Торговый дом М. С. Морозова на Мясницкой ул. (1898—1903), особняк С. П. Рябушинского (1903), особняк А. И. Дерожинской (1901—1904), павильоны Русского отдела на выставке в Глазго (1901, не сохр.), Ярославский вокзал в Москве (1902—1904), здание МХТ в Камергерском пер. (реконструкция, 1902), типография Рябушинских «Утро России» (1907), доходный дом Строгановского училища на Мясницкой (1904—1906), собственный дом на Большой Садовой (1910). Павильон на Триумфальной площади. Дом Щапова, Москва. ДЦС-1 Московско-Курский. Собственный дом Шехтеля в Ермолаевском переулке. В настоящий момент известно о более чем 210-ти архитектурных работах зодчего, большинство из которых были разработаны и осуществлены в Москве и Подмосковье. Около 86-ти возведённых по проектам Ф. О. Шехтеля сооружений сохранились. Большинство из сохранившихся построек находятся под охраной государства в качестве объектов культурного наследия. Проект памятника 26 бакинским комиссарам (1923). Конкурсный проект мавзолея В.И. Ленина в Москве (1924) Назначенной Шехтелю весной 1926 года по ходатайству А. В. Луначарского персональной пенсии в 75 рублей на содержание семьи не хватало (назначенной пенсии по ходатайству А.В. Луначарского катастрофически не хватало на лекарства, тяжелобольной великий архитектор голодал и жил в нищете). Тяжелобольной и нигде не работающий Фёдор Осипович пытался продать часть имущества, чтобы прокормить нигде не работающих жену и дочь. Вероятно, незадолго до кончины в одном из последних писем Шехтель обратился к издателю И. Д. Сытину с просьбой купить свою уникальную коллекцию живописи и скульптуры: “Моя жена стара и немощна, дочь больная (туберкулёз лёгких) и чем она будет существовать — я не знаю — нищенствовать при таких ценностях — это более чем недопустимо. Продайте всё это в музеи, в рассрочку даже, но только чтобы они кормили жену, дочь и сына Льва Фёдоровича. Я строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим. Глупо, но я чист.” В мае зодчий переехал вместе с семьёй на арендованную дачу в Петровско-Разумовское (Новое шоссе, 23 На этой даче Фёдор Осипович Шехтель скончался от рака желудка 7 июля 1926 года. Отпевание Шехтеля прошло в церкви Святого Ермолая на Козьем болоте, в которой десятилетием ранее Фёдор Осипович принял православие. Ф. О. Шехтель был похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (участок 15) на территории фамильного захоронения, надгробие которого было сооружено по проекту зодчего в 1895 году. Надгробие семьи Шехтель. Могила Шехтеля. Список проектов и построек Ф. О. Шехтеля https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%B8_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA_%D0%A4._%D0%9E._%D0%A8%D0%B5%D1%85%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F Документальный фильм (Россия, 2009). http://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/32737/ Описание: Федор Осипович Шехтель (1859 – 1926) – один из самых известных российских архитекторов. Среди его творений – особняки Рябушинского, Морозова, Смирнова, здания МХТ и Ярославского вокзала, которые стали символом Серебряного века и образцами стиля модерн. Участвует историк искусств Л. Сайгина. 07 августа 2021, 00:01

Личное дело

Федор Осипович Шехтель (1859-1926) родился в Санкт-Петербурге. При рождении он получил имя Франц Альберт, а Федором Осиповичем стал лишь в 1915 году, приняв православие. Его предками были немцы, переселившиеся в Россию в XVIII веке. В 1866 году Шехтели переехали в Саратов. После смерти отца и дяди когда-то преуспевавшая купеческая семья разорилась. Шехтель учился в Саратовской мужской гимназии, наибольшие успехи показывая в чистописании, рисовании и черчении. В 1873 году поступил в четырехклассное училище при Тираспольской римско-католической гимназии и закончил его в 1875 году. В этот же год они с матерью перебрались в Москву.

После переезда в Москву Шехтель работал в мастерской архитектора Александра Каминского, с которым, в частности, подготовил конкурсный проект здания Исторического музея. В 1875 году поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, но через три года был отчислен за плохую посещаемость. Работал иллюстратором в журналах, рисовал театральные афиши, позднее был театральным художником.

С 1880-х годов начал работать как архитектор. Строил частные дома, загородные усадьбы, позднее и общественные здания, храмы. В 1893 году судьба улыбнулась Шехтелю: его,  «бездипломника», пригласил построить дом Савва Морозов. Особняк З. Г. Морозовой архитектор выполнил в стиле «английской готики», при этом отошёл от распространённой в то время фронтально-фасадной композиции городских построек, поставив здание посреди участка с отступом от красной линии улицы и придал одинаковую художественную выразительность не только главному, но и всем остальным фасадам. К работе над этим проектом Шехтель первым из архитекторов привлек к оформлению интерьеров начинающего художника Михаила Врубеля.

В 1895 году Федор Шехтель был принят в Московское архитектурное общество, в 1898 году стал преподавать в Строгановском училище.

После постройки особняка Морозовой Шехтель становится популярным и востребованным архитектором и получает официальное право самостоятельной работы. После этого он строит еще несколько особняков в стиле английской готики.

Однако, хотя именно «готические» особняки принесли Шехтелю известность и вызвали появление большого количества последователей и подражателей, в 1990-м году в его творчестве происходит резкий перелом от готики к модерну. Построенный им в этом стиле особняк купца Рябушинского на Малой Никитской стал символом московского модерна и визитной карточкой самого Шехтеля.

На Всемирной выставке в Париже 1900 года Шехтель был награжден серебряной медалью. Построил ряд российских павильонов в неорусском стиле на международной выставке в Глазго (1901). Вскоре после этого получил звание академика архитектуры. В 1902 году занимался перестройкой здания МХАТа в Камергерском переулке. Архитектором были выполнены проект фасада с надписью нового названия театра «МХАТ», серия эскизов для обновления его эмблемы, дизайна билетов и афиш и даже униформы служащих. В память о Чехове Шехтель в 1910 году создал проекты библиотеки и музея писателя в Таганроге.

С 1901 года Шехтель являлся членом, а с 1906 по 1922 годы – бессменным председателем Московского архитектурного общества (МАО). Был почетным членом Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Мюнхена, Берлина, Парижа.

После революции Шехтель практически остался без работы и средств к существованию. Ему пришлось продать свой особняк на Большой Садовой, чтобы как-то содержать семью. Зарабатывал чтением лекций, в 1918 году получил должность профессора во ВХУТЕМАСе. Однако в качестве архитектора оказался не востребован. Несмотря на то, что Шехтель подготовил целый ряд архитектурных проектов, построен из них был только один – павильон Туркестана на Первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке (1923). Шехтель работал в художественно-производственной комиссии Научно-технического отдела Высшего Совета народного хозяйства, архитектурно–техническом совете Главного комитета государственных сооружений. В 1925 году из-за болезни вынужден был оставить работу. Последние годы жил в крайней нужде. Благодаря Луначарскому, архитектор получал пенсию в 75 рублей, которой, однако, не хватало на содержание семьи, так что ему пришлось распродавать предметы искусства из своей коллекции. «Я строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим», – писал Шехтель Ивану Сытину.

Умер Федор Шехтель в Москве 7 июля 1926 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Чем знаменит

Федор Шехтель

Один из крупнейших российских зодчих рубежа XIX—XX столетий. Признанный лидер русского модерна – последнего архитектурного стиля дореволюционной Москвы, во многом определившего ее облик.

Шехтель создал более 200 архитектурных проектов, более 80 построенных им зданий сохранились. Среди самых известных проектов Федора Шехтеля – особняк Морозовой на Спиридоновке (1893), здание Ярославского вокзала (1902), особняк Рябушинского на Малой Никитской (1900), собственный особняк в Ермолаевском переулке (1896), особняк Дерожинской в Кропоткинском переулке (1901), дом Московского общества страхования от огня и гостиница «Боярский двор» на Старой площади (1901), здание Художественного театра (1902), банк Рябушинских на Биржевой площади (1903–1904), типография «Утро России» в Большом Путинковском переулке (1907), кинотеатр «Художественный» на Арбатской площади (1912).

О чем надо знать

Гораздо менее известно творчество Федора Шехтеля в качестве театрального и книжного художника. Он долгое время сотрудничал с театральным антрепренером Михаилом Лентовским, оформляя спектакли, создавая костюмы, проектируя театральные здания и макеты декораций к массовым гуляниям. Среди театральных работ Шехтеля есть и декорации к постановке в Большом театре «Волшебной флейты» Моцарта. Большой успех принесли Шехтелю костюмы для аллегорического шествия «Весна-Красна», проведенного Лентовским в рамках празднования коронации Александра III в 1883 году. Эскизы к шествию были изданы в виде отдельного альбома, оформленного самим Шехтелем.

Среди работ Шехтеля-иллюстратора – обложки книг «Записки охотника» Тургенева и «Пестрые рассказы» Чехова.

Прямая речь

«Едва ли есть сказка более волшебная, чем сказка о трех сестрах: Архитектуре, Живописи и Скульптуре. С тех пор как существует наш мир, мы не перестаем зачаровываться этой постоянной сказкой, в которой в неменьшей степени участвуют музыка, поэзия и остальные музы. К жизни нас приковывают лишь стимулы труда, любви и искусства (в них весь смысл жизни), без них мы бы не знали, зачем нас создал творец, и благодаря лишь им мы находим в себе силу переносить все горести и лишения нашего существования (в противном случае наша жизнь была бы бессмысленной). По праву архитектуру считают старшей из этих волшебниц-сестер: когда народились живопись и скульптура — архитектура уже существовала» – Ф. О. Шехтель (из лекции, прочитанной 15 апреля 1919 г. в архитектурном отделе Первых свободных государственных художественных мастерских)

«Можно без преувеличения сказать, что в лице Шехтеля русский модернизм нашёл едва ли не единственного яркого и действительно одарённого зодчего. <…> Влияние Щехтеля на русскую архитектуру было бесспорно значительным и отход современного строительства от идей и форм “модерна” не обесценил того большого вклада, который внес в нашу строительную культуру этот крупный зодчий, отличавшийся неизменно смелой самостоятельностью своих исканий и замыслов» – Д. Е. Аркин

«Я гулял по улицам Москвы, еще сохранявшей следы гражданской войны… и с огромным любопытством обнаруживал здания в стиле модерн, причем их было гораздо больше, чем в Париже… На старой Никитской, которая тогда уже называлась улицей Герцена, по-прежнему можно видеть особняк Рябушинского, построенный Шехтелем в 1900 году, с его решетками, балконами, с его идущим по верху мозаичным цветочным фризом, принадлежащим Врубелю. Тому же зодчему принадлежит монументальное здание Ярославского вокзала, в котором… ясно обнаруживаются русские национальные истоки… Лишь значительно позже мне удалось увидеть интерьеры зданий модерна, и я нашел там удивительные камины, металлическое литье, лестничные перила, люстры, перед которыми бледнели изделия западных мастеров» – Луи Арагон

 9 фактов о Федоре Шехтеле

  • В ряде источников местом рождения Шехтеля называется Саратов, однако туда его семья переехала из Санкт-Петербурга лишь в феврале 1866 года, когда будущему архитектору было шесть лет.
  • Когда семья юного Шехтеля перебралась в Москву, его мать стала экономкой у известного предпринимателя и мецената Павла Третьякова.
  • Работая в молодости иллюстратором в московских журналах, Ф. Шехтель подписывался инициалами «Ф.Ш.» или псевдонимом «Финь-Шампань».
  • В январе 1894 года Шехтель получил свидетельство Техническо-строительного комитета Министерства внутренних дел на право «производить работы по гражданской строительной и дорожной частям». В качестве экзаменационной работы он представил проект особняка Морозовой на Спиридоновке. Однако даже после этого не имевший законченного архитектурного образования Шехтель не получил права официально называться архитектором. Свои проекты он подписывал словами «техник архитектуры».
  • Максиму Горькому, которого Сталин поселил в особняке Рябушинского, особняк не понравился. Он говорил о нем так: «дом нелеп, но работать можно».
  • Именно Федор Шехтель создал эскиз занавеса со знаменитой эмблемой Художественного театра — летящей над волнами чайкой.
  • Младший сын архитектора Лев Федорович стал художником и теоретиком искусства.
  • Артист Вадим Тонков, создатель образа Вероники Маврикиевны, приходился Шехтелю родным внуком.
  • Именем Федора Шехтеля названа малая планета № 3967 — «Shekhteliya», открытая сотрудником Крымской астрофизической лаборатории Л. И. Черных.

Статья о Федоре Шехтеле в Википедии

Список проектов и построек Ф. О. Шехтеля

Библиография работ о Ф. О. Шехтеле

Кириченко Е. И. и др. Архитектурное наследие Федора Шехтеля в Москве

Особняк С. П. Рябушинского

Особняк Морозовой на Спиридоновке

Группа в социальной сети «Вконтакте», посвященная Ф. О. Шехтелю

Аллегорическое шествие «Весна-Красна» (1883)

Дизайн

image

Архитектор Федор Шехтель, а точнее Франц Альберт Шехтель (1859–1926) олицетворяет отечественный модерн. Он вошел в историю как автор роскошных частных особняков для новой буржуазии рубежа XIX-XX веков. Федор Шехтель строил банки и вокзалы, гостиницы и церкви, театры и типографии, памятники и даже бани.

1. Без диплома. Федор Шехтель родился в Петербурге в немецкой семье из Баварии. Шехтели торговали винами, табаком и мануфактурным товаром. Отец будущего архитектора Иосиф Шехтель окончил Технологический институт в Санкт-Петербурге, став инженером-технологом. В Саратове отец вместе со своим старшим братом управлял крахмальным заводом, ткацкой фабрикой, гостиницей, театром. После скоропостижной смерти отца и брата семья осталась без средств. Мать, Розалия Доротея Гетлиб, отдала на усыновление двух из шести детей, а сама переехала в Москву, где по протекции своего родственника устроилась экономкой в дом Павла Третьякова. Вскоре по прибытию в Москву Шехтель начал работать в мастерской видного архитектора Александра Каминского, а чуть позже юноша поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества на архитектурное отделение. Францу-Альберту приходилось заботиться о больной матери и много работать, чтобы содержать семью. Времени на учебу почти не оставалось — в 1878 году студента отчислили за «плохую посещаемость». В результате он не получил диплом архитектора, но получил работу у Дмитрия Чичагова, Константина Терского — в архитектурных мастерских с хорошей репутацией и клиентурой.

2. Шехтель-иллюстратор. Почти десять лет Федор Шехтель работал как иллюстратор. Он иллюстрировал книги и журналы, рисовал театральные афиши и даже ресторанное меню. В начале 1880-х годов Федор Шехтель начал работать еще и как театральный художник. Оформлял киоски, выставочные павильоны, создавал декорации и костюмы для спектаклей в театре «Скоморох» и в Большом театре.

3. Друг мой, Чехов. Шехтель учился в научном, рисовальном, живописном и архитектурном классах училища вместе с Исааком Левитаном и Николаем Чеховым. С последним у Шехтеля завязалась тесная дружба, вместе с Николаем он придумывал рисунки для московских газет и юмористических журналов «Будильник» и «Сверчок». Знакомство с братом своего товарища Антоном тоже переросло в крепкую дружбу. Антон Павлович представлял Шехтеля как прекрасного графика и виньетиста, называл «талантливейшим из всех архитекторов мира». Для Антона Чехова он оформил обложку первого сборника «Пестрые рассказы».

4. «Кинь-Грусть». Основной областью применения творческих сил молодого Шехтеля были декорации для театральных постановок и народных гуляний. По рисункам Шехтеля в парках Москвы сооружали театры, галереи, открытые эстрады, павильоны, в Петербурге построили театр «Ливадия» и ресторан в китайском стиле «Кинь-Грусть». Самой крупной работой архитектора стал московский открытый театр «Антей» в помпейском стиле.

5. «Работаю я очень много». Благодаря кругу знакомств молодой проектировщик нашел клиентов — владельцев частных домов и загородных усадеб. Большинство его строек находилось за пределами Москвы, что было связано с отсутствием у него диплома о законченном профессиональном образовании. По рекомендации Каминского, Шехтель был приглашен для обновления поместий семьи железнодорожных магнатов фон Дервизов — в Сохе, Старожилове, Кирицах и Дягилеве (Рязанской губернии). Потом — для династии Морозовых. Вместе с Каминским, Терским и Чичаговым в 1884—1887 годах Шехтель участвовал в застройке обширного владения Глебовых-Стрешневых на углу Большой Никитской улицы. По проекту Терского на участке было построено здание театра Георга Парадиза (ныне театр им. Маяковского), лицевой фасад которого был выполнен по чертежам Шехтеля. Шехтель работал быстро и в стиле, который нравился заказчику. Он мастерски совмещал черты всех известных ему стилей: монастырские башни соседствовали со средневековыми, а византийские элементы переплетались с готическими.

image

«Работаю я очень много, впрочем, одно это меня и удовлетворяет и делает более или менее счастливым; я уверен, что без работы я был бы никуда не годен — как часы, не заводимые аккуратно и постоянно».

6. Особняк на Спиридоновке. Постройка в стиле «английской готики» особняка Зинаиды Морозовой на Спиридоновке стала поворотом в его карьере. В проекте архитектор отошел от популярной фронтально-фасадной композиции, поставив городское здание посреди участка с отступом от красной линии улицы. Шехтель придал одинаковую выразительность всем фасадам здания. Внутри помещения организованы вокруг своеобразного «ядра» — парадной лестницы. Архитектор впервые применил характерный для него в будущем прием укрупнения отдельных декоративных деталей и увеличил высоту помещений. Теперь его постройки выглядили особо монументально. К оформлению интерьеров Шехтель привлек художника — Михаила Врубеля, который выполнил панно «Утро», «Полдень», «Вечер» и скульптуру «Роберт и Бертрам». В 1894 году, во время строительства особняка Морозовой, 35-летний Шехтель, наконец, получил диплом техника-строителя и смог работать далее самостоятельно.

7. Московский модерн. Московские особняки, здание МХТ и Ярославский вокзал Федора Шехтеля стали яркими образцами русского модерна. При строительстве он использовал современные дешевые и надежные материалы: каркасные конструкции и металл, железобетон и стекло, глазурованный и облицовочный кирпич. Основным принципом архитектора было проектирование не «снаружи внутрь», а «изнутри наружу». Шехтель считал, что не владелец должен приспосабливать постройку под себя, а она сама должна быть построена с учетом потребностей хозяина. Архитектор уделял большое внимание планировке и интерьеру. Шехтель реконструировал здание Художественного театра (сегодня — МХТ имени Чехова): зрительный зал оформил на контрасте темного и светлого, потолок расписал в серебристо-сиреневых тонах, стены украсил бледно-розовыми фонариками. В театре Шехтель продумал все — от деталей отделки до знаменитого занавеса с белой чайкой. В 1901 году Федор Шехтель стал академиком Академии художеств. 

image

Сохранилось более 200 (!) творений архитектора Федора Шехтеля, 86 — в Москве. В 1920-е годы советская власть назначила мэтру архитектуры «щедрую» пенсию в 75 рублей в месяц. Прожить на эти деньги с женой и дочерью было невозможно. Архитектор горько шутил: «Пришлите мне лучше яду…  Я строил всем – Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам и остался нищим. Глупо, но я чист».

Фото:

предоставлены пресс-службами

#модерн #Москва #московский модерн #Федор Шехтель #русская архитектура #Имя #модерн #Москва #московский модерн #Федор Шехтель #русская архитектура #Имя

Далее

Дизайн Сад в Уэйкфилде по проекту Land Morphology

Guide + Design Now + Guide + Design Now +

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий