Сергей Боткин – врач, который поставил единственный неверный диагноз, и он стоил ему жизни

09:30 17.09.2012 image © РИА Новости / Ю. Гурьев Перейти в фотобанк Читать ria.ru в 17 сентября 2012 года исполняется 180 лет со дня рождения русского врача‑терапевта, ученого, основоположника физиологического направления в клинической медицине, общественного деятеля Сергея Петровича Боткина.

17 сентября 2012 года исполняется 180 лет со дня рождения Сергея Петровича Боткина.

Русский врач‑терапевт, ученый, основоположник физиологического направления в клинической медицине, общественный деятель Сергей Петрович Боткин родился в Москве в купеческой семье 17 сентября (5 сентября ст. ст.) 1832 года.

Он был 11‑м ребенком в семье, родился от второго брака отца и воспитывался под наблюдением и влиянием своего брата Василия. Уже в раннем возрасте он отличался выдающимися способностями и любознательностью. В доме Боткиных часто бывали передовые люди того времени, среди которых были Александр Герцен, Николай Станкевич, Виссарион Белинский, Тимофей Грановский, Павел Пикулин. Их идеи оказали большое влияние на формирование мировоззрения Боткина.

До 15‑летнего возраста Боткин воспитывался дома, в 1847 году поступил в частный пансион Эннеса, где учился три года. В пансионе он считался одним из лучших учеников.

В августе 1850 года Боткин стал студентом медицинского факультета Московского университета, который окончил в 1855 году. Боткин единственный из своего курса сдал экзамен не на звание лекаря, а на степень доктора.

После окончания университета он вместе с санитарным отрядом хирурга Николая Пирогова принимал участие в Крымской кампании, исполняя обязанности ординатора Симферопольского военного госпиталя. Работа в военном госпитале дала врачу необходимые практические навыки.

В декабре 1855 года Боткин вернулся в Москву и затем отправился за границу, чтобы дополнить свое образование.

В 1856‑1860 годах Сергей Боткин был в заграничной командировке. Он посетил Германию, Австрию, Швейцарию, Англию и Францию. Во время командировки в Вене Боткин женился на дочери московского чиновника Анастасии Крыловой.

В 1860 году Боткин переехал в Петербург, где при Медико‑хирургической академии защитил докторскую диссертацию “О всасывании жира в кишках”.

В 1861 году он был избран профессором кафедры академической терапевтической клиники.

В 1860‑1861 годах Боткин первым в России создал при своей клинике экспериментальную лабораторию, где производил физические и химические анализы и исследовал физиологическое и фармакологическое действие лекарственных веществ. Он изучал также вопросы физиологии и патологии организма, искусственно воспроизводил на животных различные патологические процессы (аневризму аорты, нефрит, трофические расстройства кожи) с целью раскрыть их закономерности. Исследования, проведенные в лаборатории Боткина, положили начало экспериментальной фармакологии, терапии и патологии в русской медицине.

Свою научную деятельность Боткин тесно связывал с общественной.

В 1861 году Сергей Боткин открыл при своей клинике первую в истории клинического лечения больных бесплатную амбулаторию.

В 1862 году он подвергся обыску и допросу в связи с посещением им в Лондоне Александра Герцена.

С 1870 году Боткин работал в должности почетного лейб‑медика. В 1871 году ему было поручено лечение государыни Марии Александровны. В последующие годы он несколько раз сопровождал государыню за границу и на юг России, для чего ему приходилось прекращать лекции в академии.

В 1872 году Боткин получил звание академика.

В том же году в Петербурге при его участии были открыты женские врачебные курсы ‑ первая в мире высшая медицинская школа для женщин.

В 1875 году умерла его жена Анастасия Александровна. Боткин женился второй раз на Екатерине Мордвиновой, урожденной княжне Оболенской.

В 1877 году во время русско‑турецкой войны Боткин около семи месяцев провел на балканском фронте, где сопровождал императора Александра II. Будучи лейб‑медиком Александра II, он добился профилактической хинизации войск, боролся за улучшение питания солдат, делал обходы госпиталей, давал консультации.

В 1878 году был избран председателем Общества русских врачей в память Николая Ивановича Пирогова и оставался на этом посту до конца жизни. Он добился постройки обществом бесплатной больницы, которая была открыта в 1880 году (Александровская барачная больница, ныне больница им. С. П. Боткина). Инициатива Боткина была подхвачена, и в других крупных городах России стали сооружаться на средства медицинских обществ бесплатные больницы.

С 1881 года Боткин, будучи гласным Петербургской городской думы и заместителем председателя думской комиссии общественного здравия, положил начало организации санитарного дела в Петербурге, ввел институт санитарных врачей, положил начало бесплатной помощи на дому, организовал институт “думских” врачей, создал институт школьно‑санитарных врачей, Совет главных врачей петербургских больниц.

Боткин был председателем правительственной комиссии по разработке мероприятий по улучшению санитарного состояния страны и снижению смертности в России (1886).

К концу своей деятельности он был почетным членом 35‑ти русских медицинских ученых обществ и девяти иностранных.

Боткин стал основоположником научной клинической медицины. Свои клинико‑теоретические взгляды по вопросам медицины он изложил в трех выпусках “Курса клиники внутренних болезней” (1867, 1868, 1875) и в 35 лекциях, записанных и изданных его учениками (“Клинические лекции профессора С. П. Боткина”, 3 выпуск, 1885‑1891).

В своих воззрениях Боткин исходил из понимания организма как целого, находящегося в неразрывном единстве и связи с окружающей его средой. Боткин создал новое направление в медицине, охарактеризованное Иваном Павловым как направление нервизма. Боткину принадлежит большое число выдающихся открытий в области медицины. Он первым высказал мысль о специфичности строения белка в различных органах; первым (1883) указал, что катаральная желтуха относится к инфекционным заболеваниям (в настоящее время болезнь эта именуется “болезнью Боткина”), разработал диагностику и клинику опущенной и “блуждающей” почки.

Боткин издавал “Архив клиники внутренних болезней профессора С. П. Боткина” (1869‑1889) и “Еженедельную клиническую газету” (1881‑1889), переименованную с 1890 года в “Больничную газету Боткина”. В этих изданиях печатались научные труды его учеников, среди которых были Иван Павлов, Алексей Полотебнов, Вячеслав Манассеин и многие другие выдающиеся русские врачи и ученые.

Среди учеников Боткина 85 докторов наук, в том числе Александр Нечаев, Михаил Яновский, Николай Чистович, Тимофей Павлов, Николай Симановский.

Боткин умер от болезни сердца 24 декабря (12 декабря ст. ст.) 1889 года в Ментоне (Франция) и был похоронен в Санкт‑Петербурге.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

  • Статьи
  • /
  • История
Братья Боткины (слева направо): Михаил Петрович, Сергей Петрович, Петр Петрович и Дмитрий Петрович. (Фотография из Санкт-Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов) Фото с сайта glav.su

Этого дурака – в солдаты!

Сергей Петрович родился в 1832 году в семье зажиточных московских чаеторговцев Боткиных. Не вызывало сомнения, что он пойдет по пути старших родственников, и точно так же станет торговать китайским чаем. Но провидение распорядилось иначе. Мальчик рос туповатым. К девяти годам он еле-еле научился складывать из букв слова. О полноценном чтении не было и речи.

Врачи, впрочем, серьезных патологий не усматривали. А отец горестно приговаривал: «Что с этим дураком делать? Остается одно – отдать его в солдаты».

Но совершенно неожиданно у Боткина открылись удивительные способности к счету. К мальчику спешно пригласили учителя математики, и тот подтвердил: это математический гений. Планы по поводу солдатской службы были естественным образом отклонены. Юного Боткина отдали в частный пансион, откуда ему открывался прямой путь в Московский университет.

Но буквально перед поступлением выходит царский указ, ограничивающий набор студентов. Только дворянство давало путь к знаниям. Исключение сделали для единственного, самого непопулярного факультета – медицинского. Именно туда и поступает юноша.

Так что доктором Сергей Петрович стал совершенно случайно – от отсутствия прочих заманчивых перспектив.

Дом, в котором родился С.П. Боткин. Москва, Земляной Вал, 35. Фото с сайта wikipedia.org

Никаких стройных научных теорий!

Медицину Боткин совершенно неожиданно полюбил. Хотя собственно обучением был недоволен. Писал: «Большая часть наших профессоров училась в Германии и более или менее талантливо преподавала нам приобретенные ими знания; мы прилежно их слушали и по окончании курса считали себя готовыми врачами с готовыми ответами на каждый вопрос, представляющийся в практической жизни…

Будущность наша уничтожалась нашей школой, которая, преподавая нам знания в форме катехизисных истин, не возбуждала в нас той пытливости, которая обусловливает дальнейшее развитие».

Это понимание пришло к Сергею Петровичу уже после окончания университета, в ситуациях предельно экстремальных – на войне. Там же он сделал свой выбор – хирургия и только. Но планы Боткина вновь рушатся – путь в большую хирургию оказывается закрыт из-за приличной близорукости.

И снова вынужденный выбор – терапия. Обучение в Германии, Англии, Франции, Австрии. Знакомство с тамошними светилами, обретение единомышленников. В частности, парижский профессор Тюссо в самом начале первой своей лекции сказал: «Хотите, чтобы я представил вам медицину в виде стройной научной теории? Так вот, ничего подобного вы здесь не услышите!»

С.П.Боткин с консилиумом у постели больного. Фото с сайта mednecropol.ru

Постепенно складывался врачебный метод Боткина. Никаких канонов. Никаких универсальных закономерностей. Каждый организм уникален. Важно найти к нему подход – и все получится, болезнь отступит.

В 1859 году Боткин женится. Его избранница – Настя Крылова, дочь простого небогатого чиновника. В качестве медового месяца молодой муж предложил турне по европейским курортам. Жена согласилась – и сразу о том пожалела. Жаловалась в одном из писем: «Он, право, сумасшедший. И во сне постоянно бредит медициною. На днях бужу, говорю, что пора вставать, а он отвечает: – «А-а, пора, а я думал, что, как теперь военное время, то взять бы одну ногу французскую, другую русскую и попробовать над ними мой электрический аппарат?..»»

Большую часть времени он посвящал не молодой супруге, а профессиональным беседам с местными докторами.

А затем – Петербург, стремительная медицинская карьера. Сергей Петрович – профессор медицины, тайный советник, руководитель академической терапевтической клиники Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Создание на пустом месте собственной клинической лаборатории. Времени не оставалось ни на что.

Сергей Петрович писал брату Михаилу: «Вот мой будничный день: утром, как встал, идешь в клинику, читаешь около двух часов лекцию, затем докончишь визитацию, приходят амбулаторные больные, которые не дадут даже выкурить покойно сигары после лекции. Только что справишь больных, сядешь за работу в лаборатории, – и вот уже третий час, остается какой-нибудь час с небольшим до обеда, и этот час обыкновенно отдаешь городской практике, если таковая оказывается, что очень редко, особенно теперь, когда слава моя гремит по городу. В пятом часу возвращаешься домой порядком усталый, садишься за обед со своей семьей. Устал обыкновенно так, что едва ешь и думаешь с самого супа о том, как бы лечь спать; после целого часа отдыха начинаешь себя чувствовать человеком; по вечерам теперь в госпиталь не хожу, а, вставши с дивана, сажусь на полчасика за виолончель и затем сажусь за приготовку к лекции другого дня; работа прерывается небольшим антрактом на чай. До часа обыкновенно работаешь и, поужинавши, с наслаждением заваливаешься спать».

Будем читать «Рокамболь»

С.П.Боткин, портрет кисти И.Н.Крамского (1880). Изображение с сайта wikipedia.org

Боткинские методы обескураживали современников. Вот, например, воспоминания одной из пациенток, серьезно заболевшей жены физиолога Ивана Павлова:

– Скажите, вы любите молоко?

– Совсем не люблю и не пью.

– А все же мы будем пить молоко. Вы южанка, наверно, привыкли пить за обедом.

– Никогда. Ни капли.

– Однако мы будем пить. Играете ли вы в карты?

– Что вы, Сергей Петрович, никогда в жизни.

– Что же, будем играть. Читали ли вы Дюма или еще такую прекрасную вещь, как «Рокамболь»?

– Да что вы обо мне думаете, Сергей Петрович? Ведь я недавно кончила курсы, и мы не привыкли интересоваться такими пустяками.

– Будем читать «Рокамболь».

Спустя три месяца Серафима Александровна выздоровела.

В другой раз к Сергею Петровичу обратился студент, которого мучили боли в животе. Пузырь со льдом, прописанный другими докторами, не помогал, делалось только хуже. Осмотр проходил у него дома, на стенах висели дагерротипы, изображающие пациента на зимней охоте.

– Вы всегда ходите в незастегнутой шинели? – спросил Боткин.

– Да, – ответил тот. – В любой мороз.

– Советую вам все-таки застегиваться, – сказал Боткин. – Продолжать хинин. Пузырь – долой. Вероятнее всего, ваше заболевание простудного характера.

Тогда еще никто не знал про желудочный грипп. Боткин же интуитивно почувствовал – холод, который должен помогать, в этом конкретном случае вредит. Совет возымел действие.

Телеграфист Иван Горлов. Пупковая грыжа. Кожа под бандажом не примята – значит, не носит. Почему не носит? Стесняется. Прописать ему бром, чтоб не нервничал.

Домашняя хозяйка Наталья Сухова. Страдает от прыщей. Следует чистить печень.

Цирюльник Константин Васильев. Слабость, сонливость, пониженный интерес к жизни. Недавно переехал в дом напротив круглосуточной типографии. Рецепт: затычки в уши на ночь.

Еще одному пациенту Боткин велел сменить маршрут. Тот ежедневно ходил в Кремль через Спасскую башню, а Сергей Петрович велел через Троицкую. И болезнь отступила.

Фантастика? Нет. Дело в том, что у иконы Спаса Нерукотворного, висящей над Спасскими воротами, следовало в любой мороз снимать шапку, что и послужило причиной болезни.

Как до этого додумался Сергей Петрович? Ответ прост – он всего лишь был гением и очень любил людей.

Иван Павлов писал: «Глубокий ум его, не обольщаясь ближайшим успехом, искал ключи к великой загадке: что такое больной человек и как помочь ему… Сергей Петрович был лучшим олицетворением плодотворного союза медицины и физиологии, тех двух родов человеческой деятельности, которые на наших глазах воздвигают здание науки о человеческом организме и сулят в будущем обеспечить человеку его лучшее счастье – здоровье и жизнь».

Смертоносная хитрость

Могила С.П.Боткина на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге. Фото с сайта mednecropol.ru

Боткин разрывался между медицинской наукой и помощью пациентам. Не отдыхал, спал лишь по нескольку часов. Поддерживал себя литрами кофе и крепчайшими сигарами. Не удивительно, что у него с годами начались проблемы с сердцем. Все чаще становились приступы удушья. Они случались прямо в академии, за преподавательской кафедрой, во время приема больных.

Он, конечно же, подозревал, что дело в сердце, но гнал от себя эту мысль. Если признать наличие стенокардии, то придется решительно поменять образ жизни. Но это было неприемлемо для Боткина. Ведь тогда приостановятся исследования, сотни людей останутся без помощи. Нет, это никак невозможно.

И Сергей Петрович выдумал такую хитрость. Он утешал себя тем, что слабость, полуобморочное состояние, одышка и удушье бывают также и при желчекаменной болезни. От которой сам себя лечил. Ясное дело, безуспешно.

В 1889 году болезнь стала совсем невыносимой. Сергей Петрович все-таки принял решение – ехать на курорт, во Францию. Там он и скончался – от приступа ишемической болезни, прожив всего 57 лет.

Это был единственный неправильный диагноз, поставленный доктором Боткиным.

Вам важно, чтобы разговор на эту тему продолжился? Поддержите портал!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Главная / Статьи /Вы здесь Сухарников Евгений • 12/24/2017

image

24 декабря (н. ст.) 1889 года ушел из жизни корифей русской медицины, всемирно известный врач Сергей Петрович Боткин. Он сформулировал три правила терапевта, выступил инициатором создания эпидемиологического общества, стоял у истоков женского медицинского образования в России и успел сделать многое другое.

Спасенный ученый

Сергей Петрович родился 17 сентября 1832 года в купеческой семье. Судьба его, казалось, была предрешена. В семье Сережу считали не слишком умным, ведь к девяти годам он едва научился складывать слова из букв. Так что отец решил отдать его в солдаты. Но мальчика спасли братья, которые заметили: дело не в том, что Сергей плохо складывает слова, а в том, что постоянно пересчитывает буквы в своем алфавите. Приглашенный учитель математики обнаружил у Сергея незаурядные способности к этой точной науке. Боткину лежала дорога в Московский университет. Но изданный Николаем I указ 1850 года неожиданно cорвал все планы юноши: в высшее учебное заведение отныне могли поступать только дворяне. Исключение – медицинский факультет.

Братья Боткины (слева направо) Михаил Петрович, Сергей Петрович, Петр Петрович и Дмитрий Петрович

Слава

Боткин мгновенно влюбился в медицину. Во время обучения на медфаке Сергей Петрович задался вопросом, почему в одинаковых случаях лечение одному больному помогает, а другому нет. Впоследствии это определило индивидуальный подход Боткина ко всем его пациентам вместо холодного следования предписаниям медицинских справочников. В 1855 году терапевт Боткин отправился в Крым на войну, где служил под начальством великого хирурга Николая Пирогова. Затем была стажировка в Европе, первая свадьба, докторская диссертация, и в 29 лет Боткин уже профессор, руководитель терапевтической клиники. Он работал так много, что здоровье стало хромать. Но лечиться Сергей Петрович не хотел и не умел, а вот лечить очень хотел. О Боткине начинают ходить легенды, к нему выстраиваются очереди из пациентов.

Три правила терапевта

Сначала над Боткиным посмеивались коллеги, ведь он работал нетрадиционно. Сергей Петрович всерьез задумался о том, чтобы его способ работы с пациентами стал общепринятым в российской медицине. Он обобщает свой богатый врачебный опыт и формулирует три правила терапевта: 1. Настроить больного на выздоровление. 2. Лечить человека целиком. 3. Главную ответственность за появление болезни несет внешняя среда, от качества отдыха до общения с родственниками. Со временем эти правила стали заповедями для терапевтов. В 1889 году Сергей Петрович умер от грудной жабы – тяжелой сердечной болезни.

История белого движения

Рекомендуем

Книги

Все

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

Все

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст…

Спецпроект: Женщины-герои

Проект посвящен женщинам, чьи поступки могут служить примером всем нам.

Лейб-медик, истинный врачеватель, не признающий разницы между неимущим больным и титулованным обладателем состояния, диагност, практически не допускавший ошибок – Боткин Сергей Петрович. Человек удивительной судьбы, роковая насмешка которой обошлась ему слишком дорого.

Краткая историческая справка

Русский врач-терапевт и общественный деятель, создал учение об организме как о едином целом, подчиняющемся воле. Профессор Медико-хирургической академии. Один из основоположников физиологического направления русской научной клинической медицины. Тайный советник. Лейб-медик.

Родился: 17 сентября 1832 г., Москва, Российская империя.

Умер: 12 декабря 1889 г. (57 лет), Ментона, Третья французская республика.

Как гения чуть не признали умственно отсталым

Умом и способностью в семье Боткиных не были обделены. Глава рода, Петр Кононович, обладал недюжим интеллектом и хваткой дельца, поэтому его торговля чаем шла весьма успешно. Дети также подавали большие надежды. Выделялся лишь Сергей, который был одиннадцатым ребенком, и в отличие от других отпрысков, достигнув 9-ти лет, никак не мог освоить грамоту – даже запомнить буквы. Патологии, препятствующие развитию мальчика, не были обнаружены, и строгий требовательный отец не видел для недалекого сына иного будущего, как стать солдатом.

Как поет актриса Александра Верхошанская: видео Коты, живущие в продуктовых магазинах и думающие, что они владельцы: фото Святой Антипа забирает даже сильную зубную боль. Слова молитвы

Однако, к счастью Сережи (и множества его будущих пациентов), поздно, но не слишком, выяснилось, что ребенок страдает от сильного астигматизма – нарушения зрения, не позволяющего видеть четко.

Математика лишилась – медицина приобрела

Обрадованный отец определил недавний объект своего разочарования в один из лучших столичных пансионатов. Коррекция зрения не просто открыла у мальчика соответствующие возрасту возможности, но и помогла распознать в нем задатки гениального математика. Маленький Боткин виртуозно справлялся со счетом.

По окончании пансионата ему предстояло отправиться в Московский университет. Однако провидение снова вмешалось в жизнь юноши – практически перед самым поступлением Сергея в вуз вышел царский указ Николая I, вводящий ограничение на набор студентов, не имеющих дворянского происхождения. Единственным доступным факультетом стал непопулярный и наименее престижный – медицинский.

Не простой рабочий: избранник Макеевой, бросивший жену, оказался миллионером Отказ в приеме электронных справок от граждан будет стоит от 5 до 30 тыс. рублей Первый продюсер Ани Лорак объяснил, почему Лобода популярна больше, чем Каролина

Так Сергей Боткин, сын богатого купца, но человек, не принадлежащий к аристократии, волею судьбы стал изучать врачебное дело.

Школа жизни

Будущий авторитет российской медицины окончил университет с отличием. Молодой врач не отсиживался в комфортных условиях больших городов, а прошел испытание реалиями Крымской войны, где он трудился в команде прославленного хирурга Николая Ивановича Пирогова. Пребывание в военно-полевых госпиталях позволило Сергею приобрести уникальный опыт профессиональной практики, высокую оценку своего именитого наставника и тягостные воспоминания о деятельности военных чиновников, которые были отражены в книге “Образы великих хирургов”. Воровство, недобросовестность в отношении больных, получивших увечья и травмы на фронте, поразили и возмутили его.

Юрий Гальцев рассказал, почему его не приняли в авиационное училище Страшно красиво: фотограф показала заброшенные города у Воркуты (фото) Каир-Москва: договоры на путешествия граждан РФ в Египет подписаны

Именно в это время Сергей Петрович определился со специализацией окончательно, предпочтя всем другим направлениям медицины хирургию. Но вновь решение было принято за него – болезнь глаз закрывала для Боткина этот путь, приведя туда, где, как оказалось позже, ему трудно найти равных – в терапию и диагностику. Затем последовала практика и научно-исследовательская работа в лучших заведениях европейских столиц – Берлине, Вене, Париже.

Фанат своего дела

Диссертацию Сергей Петрович Боткин защищал в Петербурге. После блистательного выступления он получил приглашение в терапевтическую клинику Медико-хирургической академии. Там по его инициативе и под непосредственным руководством автора идеи была организована современнейшая (для своей эпохи) клиническая лаборатория, ставшая одной из первых в Европе. Работать в ней мечтали многие врачи. Занятия и консультации Боткина также были очень востребованы коллегами. С 1861 года Сергей Петрович возглавил клинику.

В России заявили о планах вакцинирования 70 % граждан к ноябрю Диана Спенсер XVIII века: как жила предшественница и тезка знаменитой Леди Ди Не только тренировки и отказ от мучного: Долина раскрыла секрет похудения

Работе Боткин посвящал большую часть суток – начиная трудиться с 8 утра, он отдавал себя любимому занятию до часу ночи, делая лишь незначительные перерывы на прием пищи и уделяя 30 минут игре на виолончели.

Так описывал свой обычный будний день сам Сергей Петрович в письме к одному из братьев.

Вот мой будничный день: утром, как встал, идешь в клинику, читаешь около двух часов лекцию, затем докончишь визитацию, приходят амбулаторные больные, которые не дадут даже выкурить покойно сигары после лекции.

Только что справишь больных, сядешь за работу в лаборатории, – и вот уже третий час, остается какой-нибудь час с небольшим до обеда, и этот час обыкновенно отдаешь городской практике, если таковая оказывается, что очень редко, особенно теперь, когда слава моя гремит по городу.

В пятом часу возвращаешься домой порядком усталый, садишься за обед со своей семьей. Устал обыкновенно так, что едва ешь и думаешь с самого супа о том, как бы лечь спать; после целого часа отдыха начинаешь себя чувствовать человеком; по вечерам теперь в госпиталь не хожу, а, вставши с дивана, сажусь на полчасика за виолончель и затем сажусь за приготовку к лекции другого дня; работа прерывается небольшим антрактом на чай.

До часа обыкновенно работаешь и, поужинавши, с наслаждением заваливаешься спать.

На фото Сергей Петрович (в светлом костюме) запечатлен со своими братьями – Михаилом, Петром и Дмитрием (слева направо).

Метод Боткина

Особенность методики Сергея Петровича заключалась в пренебрежении к канонам, тщательном многостороннем походе и признании уникальности каждого организма, требующего индивидуального отношения.

Он рекомендовал начинать диагностику с детального физического обследования пациента, и лишь после этого вести беседу с ним, интересуясь субъективными ощущениями и жалобами. Для постановки окончательного диагноза требовалось объединить всю полученную информацию.

Боткин является признанным основоположником естественно-научного подхода к врачебной деятельности. Он был убежден, что для изучения и ведения успешной медицинской практики доктору необходимо иметь базу знаний по физике, химии, естественным наукам, а также широкое общее образование.

Одна ошибка гениального диагноста

В течение всей жизни Боткин совершенствовал свое мастерство и не прекращал научные изыскания. Его труды касаются патологий практически всех внутренних органов, а также некоторых инфекционных заболеваний. В 1888 он смог верно доказать природу гепатита А, в последствии это открытие было увековечено в мировой врачебной литературе – болезнь назвали именем ученого.

В последний год жизни Сергея Петровича заинтересовала проблема старости, несмотря на то, что сам он не успел приблизиться к ней вплотную, умерев в возрасте 57 лет.

Считается, что великий диагност ошибся в анамнезе лишь однажды, приняв развивающийся сердечный недуг за печеночную колику – и этим пациентом стал он сам.

Работа на износ и сильнейшие переживания из-за смерти горячо любимого сына подорвали здоровье сердца Сергея Боткина. Несмотря на настойчивые попытки учеников привлечь более пристальное внимание наставника к его недугу, знаменитый врач не изменил мнения, даже прослушав свое сердце при помощи стетоскопа. Восприятие звука работы органа он быстро прервал, хотя и согласился, что шум резковат. В 1889 году эта ошибка стоила ему жизни.

Род Боткиных к медицине никакого отношения не имел. Купеческая семья торговала чаем, отец будущего великого медика Пётр Кононович был купцом первой гильдии и владел крупной чайной фирмой, имевшей торговые связи с Китаем. В доме Боткиных было 14 детей, Сергей был одиннадцатым.

До девяти лет Сергей не умел читать и писать, его образованием фактически никто не занимался. Отец хотел отдать сына в солдаты, однако братья Сергея изменили его судьбу: они заметили, что мальчик любил пересчитывать буквы в словах, будущий учёный с ранних лет выучил цифры и устный счёт. Тогда в доме Боткиных появился домашний учитель Сергея — математик-педагог, обучающийся в Императорском Московском университете, Аркадий Мерчинский. Репетитор смог подготовить мальчика к экзаменам, и тот поступил в частный пансион Эннеса.

Обучаясь в пансионе, Сергей понял, что хочет посвятить всю свою жизнь математике. Юноша мечтал о поступлении на математический факультет, но в 1850 году указ императора Николая I сорвал все планы одного из лучших учеников пансиона Эннеса: в высшие учебные заведения с того момента могли поступать только дворяне. Исключением был медицинский факультет, на который и пришлось поступать Боткину.

image Сергей Боткин. (scientificrussia.ru)

К счастью, Боткин сразу полюбил медицину. Он был одним из лучших студентов на своём факультете. Императорский Московский университет Сергей Петрович закончил со званием «лекаря с отличием».

После окончания высшего учебного заведения Боткин отправился на фронт Крымской войны, получив должность ординатора Симферопольского госпиталя. Уже тогда молодой специалист отмечал в своём дневнике мысль, которая позже вошла в его концепцию влияния среды на болезнь человека: «Особенность военной медицины состоит в особенности быта солдат, представляющегося как предмет попечения…» В этот же период жизни Боткин сформировал один из своих главных врачебных принципов — индивидуальный подход к каждому пациенту.

После Крымской войны Боткин практиковался в странах Европы, написал и защитил докторскую диссертацию «О всасывании жира в кишках», переехал в Санкт-Петербург вместе со своей женой Анастасией Крыловой. В столице Российской империи Боткин написал ряд учебников по медицине, стал профессором кафедры академической терапевтической клиники.

«Реформатор» русской медицины

Боткин, помня о несправедливости, которую он встретил в виде закона Николая I, решил помогать людям, желавшим посвятить себя любимому делом. Именно поэтому Сергей Петрович оказался у истоков развития женского медицинского образования в России. В 1874 году он организовал школу фельдшериц, а ещё через пару лет — «Женские врачебные курсы».

Также именно Боткин выступал за введение карет скорой помощи в Российской империи. Благодаря нему температуру тела начали измерять градусником. Кроме того, Боткин возглавил эпидемиологическое общество, боровшееся с распространением гепатита А. Это заболевание выявил и описал именно Боткин, поэтому гепатит, А называют Боткинской болезнью.

Сергей Петрович стал первым русским лейб-медиком, то есть официально служил врачом при императорском дворе. До него на эту должность брали только иностранцев. Потом лейб-медиком служил его сын Евгений — в семье Николая II. Евгения Сергеевича расстреляли вместе с семьёй Романовых в доме инженера Ипатьева в 1918 году.

image Дезинфекционная камера. (rospotrebnadzor.ru)

Боткин повлиял на популяризацию отдыха в Крыму. Именно он, будучи придворным доктором, решил отправить на полуостров страдающую туберкулезом императрицу Марию Александровну. Лечение в Крыму стало невероятно популярным, императоры один за другим принялись строить в Тавриде дворцы, а позже в теплые края потянулась и интеллигенция: писатели, художники, музыканты, актеры.

image Переноска холерной больной. (rospotrebnadzor.ru)

Кстати, про интеллигенцию: Боткин был настоящим магнитом для творческих людей. Сестра медика, Мария, была замужем за Афанасием Фетом. Да и сам Сергей Петрович лечил многих выдающихся деятелей культуры, ставших его хорошими друзьями. Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Иван Крамской, Николай Некрасов, Александр Герцен, Дмитрий Менделеев, Михаил Салтыков-Щедрин, Фёдор Тютчев, Илья Репин — все они обращались за помощью к Боткину.

Боткин, в отличие от своих пациентов, стихи и романы не писал, но зато он изобрёл формулу работы терапевта, укладывающуюся в три пункта: 1) настроить больного на выздоровление; 2) лечить пациента целиком; 3) главную ответственность за появление болезни несёт внешняя среда, окружающий человека быт. Последняя составляющая особенно сильно волновала Боткина. Он убеждал своё окружение в важности среды, в которой живёт человек: «Понятие о болезни неразрывно связано с ее причиной, которая исключительно всегда обуславливается внешней средой, действующей или непосредственно на заболевший организм, или через его ближайших и отдаленных родителей…»

Друг Боткина Иван Сеченов как-то раз даже написал в своём дневнике о Сергее Петровиче: «Для Боткина здоровых людей не существовало, и всякий приближавшийся к нему человек интересовал его едва ли не прежде всего как больной…»

image Сестра Боткина, Мария. (Wikimedia Commons)

Впрочем, и сам Боткин был творческой личностью. У Сергея Петровича, помимо медицины, была еще одна страсть — музыка. Он ежедневно играл на виолончели и трижды в неделю брал уроки у профессора консерватории. Играли они обыкновенно ночью, в двенадцатом часу. Виолончель Боткин возил с собою всюду, но говорят, искусным музыкантом ему помешало стать плохое зрение. Порой он просто не видел нот и сбивался.

Но если выявить у человека слабое зрение не составляет труда, то куда сложнее определить болезнь сердца. А тем более — у себя самого. Ошибся и Боткин. Он долгое время подозревал у себя печеночную колику, не знал или не желал знать о проблемах с сердцем. А оно не выдержало чересчур напряженного ритма жизни неутомимого доктора, который про свою работу говорил так: «Научная работа для меня нужна, как насущный хлеб, без которого я существовать решительно не в состоянии…»

Ушёл из жизни Боткин в возрасте 57 лет.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий