«Русский Родэн» эрзянской национальности – 130 лет со дня рождения Степана Эрьзи – Erzianj Jurnal — ЖЖ

image <!DOCTYPE html PUBLIC “-//W3C//DTD HTML 4.0 Transitional//EN” “http://www.w3.org/TR/REC-html40/loose.dtd”>

Updated: 05.12.2019

Степан Эрьзя не такой как большинство скульпторов, которые используют в качестве материала камень или метал. Эрьзя предпочитал превращать в скульптуру дерево.

image

Степан Эрьзя — знаменитый русский скульптор, — родился в 1876 году в селе Баево, тогда ещё Симбирской губернии. Его настоящее имя — Степан Дмитриевич Нефедов, но в историю искусства он вошёл под псевдонимом «Эрьзя», взятому по названию одноименной мордовской народности, к которой он принадлежал. Одним из учителей скульптора был Константин Коровин (чья картина «Веранда» недавно ушла с аукциона за 560 тысяч евро).

Первый международный успех пришёл к скульптору в 1909 — в Венеции. Там он представил работу «Последняя ночь перед казнью» (которая, к сожалению, была уничтожена бомбардировкой в период ВОВ). После, Эрьзя уехал в Париж, но в 1914 снова вернулся в Россию.

Знаковым в судьбе скульптора можно назвать 1927 год — год эмиграции в Южную Америку. Именно там, в Аргентине, он нашёл «свой» материал — кебрачо. Это дерево отличается невероятной твёрдостью, буквально, «кебрачо» переводится как «сломай топор». Но Эрьзя нашёл подход к кебрачо и сумел подружиться с материалом.

Непростыми были и отношения скульптора с властью. Воодушевившись Революцией, он скоро столкнулся с её негативными моментами — материальными трудностями и требованиями новой власти творить то, что «принесёт пользу в построении нового мира». К тому же, футуристы, бывшие тогда в фаворе, не одобряли творчество Эрьзи. Все это и привело к вынужденному переезду в Южную Америку.

Многие работы скульптора посвящены эрьзянскому народу, особую нишу в его творчестве занимают и женские образы.

В дневниках и переписке Эрьзи явно прослеживается его тоска по Родине, куда он сумел вернуться лишь в 1951 году — за восемь лет до смерти.

«Покоритель кебрачо», как называла Эрьзю аргентинская пресса, оставил большое творческое наследие. Основная коллекция его произведений находится в Саранске, остальные разбросаны по музеям мира и частным коллекциям.

С. Эрьзя с сёстрами Марией и Еленой Мроз. Батуми, 1922 Степан Эрьзя прожил очень необычную, содержательную и яркую жизнь. Он объездил всю Европу, долгое время жил в Америке, потом вернулся в Советскую Россию. Своё ощущение прекрасного скульптор воплотил в многочисленных женских образах. И в жизни Степана Эрьзи было много прекрасных женщин. Он всегда привлекал их внимание, как натура харизматическая и творческая, а женщины вдохновляли его как музы и модели для творчества. Ученицы обожали Эрьзю, были романы с натурщицами, несколько приключений с роковыми женщинами. Но долгими и прочными отношения не получались, потому что женщины требовали слишком много внимания и времени, а Эрьзя хотел одного – работать. Поэтому присутствие женщин в жизни скульптора Эрьзи всегда получалось временным, но именно оно превращало его в художника. Сидящая натурщица (не сохранилась). В мастерской МУЖВЗ, Москва. 1904 Уже в юности его пытался женить на своей дочери хозяин иконописной мастерской, у которого он работал, но Степану удалось благополучно сбежать в Алатырь. В городе он окончательно понял, что хочет стать художником. Оформляя любительские спектакли местного светского общества, Эрьзя общался с дамами, часто бывавшими в Европе. Но окончательно соблазнил его рассказами о Европе итальянский художник Даниэль Тинелли. Этот 80-летний старик возил с собой натурщицу Еву, которая вскоре стала любовницей Эрьзи. Вот эта немка Ева и прибрала к рукам Степана, когда они по приглашению Тинелли приехали в Италию. Ева не отпускала Эрьзю от себя ни на шаг, и даже запирала его в доме уходя. Но всё-таки в Венеции ему удалось сбежать от неё. В странствиях по Европе ему встречались и роковые женщины. В 1908 году Степан Эрьзя, все еще находясь в Италии, познакомился с графиней Алисой Альтенберг – натоящей авантюристкой. Роман с этой женщиной протекал очень бурно. Несколько раз она обманывала его, уезжая из снятых шикарных апартаментов, которые не были оплачены. Графиня уговоривала Эрьзю делать скульптурные портреты своих знакомых, а сама получала от заказчиков большие деньги. Для Алисы Альтенберг Эрьзя оставался грубым и наивным русским парнем. В конце концов она бросила его без средств и жилья в Италии. Женщина в шляпе, 1910. Гипс тонированный Но опять ему помогла благосклонность женщин. Тронутая бедственным положением скульптора директриса русской гимназии в Ницце приютила его у себя на полтора месяца. Она помогла ему снять каретный сарай под мастерскую. В благодарность он сделал портрет её дочери. В это время в Ницце проходила международная выставка искусств, и представленные на ней работы Эрьзи имели успех. Им заинтересовалась русская аристократия Ниццы. Эрьзя познакомился с княгиней Е.М. Долгоруковой-Юрьевской – морганатической второй супругой Александра II. Долгорукова заказала ему портрет своего мужа. Эрьзя сделал портрет, но один из русских художников-эмигрантов из зависти обвинил Эрьзю в дружбе с партией анархистов. После этого Долгорукова перестала принимать у себя скульптора. В 1911 году Эрьзя успешно представил свои работы в Парижском салоне, а затем снял мастерскую в Париже совместно с француженкой-скульптором Фарман. С ее подругой Мартой Гербст, которая не знала ни слова по-русски, а Эрьзя практически не владел французским, у Степана установились самые близкие дружеские, а затем и любовные отношения. До самого отъезда Эрьзи в Россию Марта оставалась ему верной подругой, у них был сын. Эрьзя умолял Марту выйти за него замуж, но она была непреклонна: “Ты уже женат. На скульптуре”. Марте Степан Эрьзя посвятил несколько работ. В.И. Нефёдов, М.И. Нефёдова и Марта Гербст в Париже, 1912 В 1912 был создан скульптурный портрет Марты. Этот образ с таинственной полуулыбкой, грациозным наклоном головы, а также характерные приемы лепки – огромная масса фактурно обработанных волос и контрастно сглаженное лицо, в дальнейшем будет повторяться во многих женских головках мастера. Марта, 1912. Цемент тонированный Сохранились письма Эрьзи, которые он писал, когда вернулся в Советскую Россию, с просьбой помочь ему съездить в Бразилию к любимой женщине, увидеть сына: “Я хочу их видеть, помогите, я люблю ее”. Она – это Марта Гербст. Марта Гербст. Париж, 1913 Среди работ этого периода наиболее значительной стала сульптура  “Монголка” из цемента. Эрьзя экспериментировал не только с новыми формами, но с интересными материалами. Эрьзя. Монголка. Цемент, 1915 В 1915 году в жизнь Эрьзи вошла Елена Мроз (1900-1984) и на десять лет стала его музой, ученицей и возлюбленной. С. Эрьзя, Е. Мроз и мальчик-натурщик в мастерской. Москва, 1915 Была в их совместной жизни очень счастливая пора, когда они жили на даче родителей Елены в Геледжике. Впоследствие Эрьзя вспоминал, что это был самый замечательный и спокойный период его жизни. Ученицы С. Эрьзи в мастерской около работы “Деревенская Венера” (не сохранилась). Москва, 1916-1917 В 1918 году Елена сопровождала скульптора на родину в село Баево, а затем на Урал, где они вместе работали над осуществлением плана монументальной пропаганды. Потом их пути разошлись. После возвращения Эрьзи в СССР, они часто встречались. Елена Ипполитовна нежно заботилась о нём. Встречаясь, они часто вспоминали о днях давно минувших, но вместе жить они уже не могли, сказывался разный менталитет. С.Эрьзя и Е. Мроз на Урале. 1920 Произведения “Калипсо”, “Спокойствие”, “Мечта”, “Ева” Эрьзя создал, когда с ним была Елена. Эти образы поражают своей лиричностью и одухотворенностью. Калипсо, 1917. Мрамор Спокойствие. Мрамор, 1919 Скульптуру “Ева” Эрьзя создал в 1919 году. Мраморная библейская прародительница изображена в образе пышнотелой деревенской молодухи. Ева. Мрамор Во Франции Эрьзя вновь оказался в 1926 году с выставкой своих работ. Он надеялся повторить успех 1911 года. На этот раз его сопровождала молодая ученица Юлия Кун. Выставка работ скульптора продолжалась около двух недель. Публика приняла ее холодно. Разочаровавшись, Эрьзя решил искать успеха за океаном и, получив приглашение от официальных лиц, отправился в Аргентину. В тот момент у СССР с этой страной еще не было дипломатических отношений. Велись переговоры о создании в Буэнос-Айресе торгового представительства. Посол СССР во Франции Раковский помог Эрьзе с доставкой скульптур во французский порт Гавр и дал рекомендательное письмо к торгпреду в Буэнос-Айресе. Здесь Эрьзя поселился вместе с Юлией Кун на тихой улочке Ла Ибаре Плата. Юлия  стала на протяжении нескольких лет гражданской женой Степана Эрьзи. Это Юлия послужила моделью для скульптуры “Обнаженная». Обнажённая, 1930. Кебрачо Дом располагался в глубине каменного двора, засаженного акацией и персиковыми деревьями. По легенде, во дворе этого дома Эрьзя нашел кучу причудливых коряг. Под слоем коры он обнаружил красно-розовую древесину, твердую как камень. Так он открыл для себя новый материал – аргентинское кебрачо. Елена. 1934. Кебрачо Первой работой из кебрачо стала “Голова Юлии”, второй – “Парижанка”. Правда, использовать Юлию в качестве натурщицы Эрьзя долго не смог. Она была нетерпелива, непоседлева и этим раздражала скульптора. К тому же Юлия не захотела мириться с тяжелым бытом и затворническим образом жизни мастера. Юлии Кун нравилось общаться с журналистами: от имени скульптора давать интервью, улаживать дела, связанные с выставками, заниматься рекламой его работ. В итоге их отношения испортились окончательно и Юлия отправилась в Россию. Но через год она вернулась, бросив во второй раз мужа и детей, как только Эрьзя прислал призывное письмо. Однако в мастерской уже хозяйничала натурщица-аргентинка, а вытерпеть соперницу Юлия Кун не захотела. В этот раз она уехала навсегда. Портрет аргентинской женщины.1935.Кебрачо В портретной галерее Эрьзи – женщины разных стран и национальностей. Здесь родные ему мордовские и русские лица, испанки, француженки и почти все представительницы американского континента. В каждом портрете художник не просто передавал национальные черты, но и раскрывал определенный характер, душевное состояние и настроение портретируемых. Мать с ребёнком, 1929. Кебрачо Спящая мать. 1937. Мрамор Портрет француженки. 1938. Кебрачо Четырнадцатилетняя мать. 1939. Кебрачо Первый поцелуй, 1940. Кебрачо Ева Мария Дуарте де Перон. 1940. Цемент Испанка. 1942. Кебрачо Аргентинка, 1944. Кебрачо Спящая женщина, 1945. Кебрачо Портрет русской женщины, 1948. Кебрачо Кроме древесина кебрачо, Эрьзя использрвал и альгарробо – тоже дерево, растущее в южноамериканских лесах. Необыкновенно твердая древесина требовала кропотливой, тяжелой работы. Мастер использовал наросты и наплывы, а также корни деревьев, соединяя клеем нужные куски. Так были созданы множество головок юных красавиц с полированными до глянца личиками в обрамлении огромной копны волос. Женский портрет. 1949. Альгарробо В 1950 Эрьзя вернулся в СССР. Зафрахтованный советским правительством корабль привез почти все его скульптуры – около 300, а также множество кусков древесины кебрачо и альгарробо для будущих произведений. О выставке “Сергей Конёнков и Степан Эрьзя: великие соратники, великие соперники”- http://galik-123.livejournal.com/210471.html Использованы источники http://www.russkiymir.ru/media/magazines/article/141850/ http://erzia-museum.ru/ru/kollekciya/stepan-erzya/ http://erzya.info/ Все иллюстрации из интернета Биография

1876-1959

Среди плеяды имен выдающихся мордовских художников, писателей, актеров, ученых, музыкантов ХХ века лишь имя скульптора Степана Дмитриевича Нефедова — Эрьзи достигло высот мировой известности. Творчество Эрьзи, сформировавшееся на рубеже ХIХ-ХХ веков, обращено к всеобъемлющему анализу человеческой натуры. Состояние души человека, его эмоции, чувства стали предметом пристального изучения мастером и взволнованного воплощения в произведениях. Гуманистическая направленность творчества скульптора предопределила его популярность не только у современников, но и у грядущих поколений.

Биография Эрьзи необычайна, содержательна, ярка. Это биография подлинного таланта, порывистого и упорного, со взлетами и неудачами, резкими противоречиями, таланта, сумевшего сохранить свое лицо во всех превратностях жизни», — писал один из исследователей творчества скульптора Юрий Ефремов.

Степан Дмитриевич Нефедов родился 27 октября (8 ноября) 1876 года в с. Баево Алатырского уезда Симбирской губернии (ныне Ардатовский район Республики Мордовия) в крестьянской семье. Свою трудовую биографию Степан начал с работы в иконописных артелях. Путешествуя с ними по городам и селам Поволжья, постигал азы иконописного мастерства, приобретая опыт в росписи церквей. Начало нового – ХХ века — было ознаменовано в судьбе Нефедова учебой в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Сначала на живописном отделении, потом скульптурном. Его преподавателями были крупнейшие живописцы Н.А. Касаткин и А.Е. Архипов; скульпторы П.П. Трубецкой и С.М. Волнухин.

1906-1916 годы — первый период самостоятельного творчества скульптора. На этом этапе происходит процесс формирования художественной индивидуальности Эрьзи. Он едет в Италию, затем во Францию, где изучает произведения искусства прошлого и современности, совершенствует свое мастерство, активно работая творчески. Там скульптор становится известен под псевдонимом «Эрьзя», происходящим от названия эрзяноязычной группы мордовского народа, выходцем из которой он был.

Полновесно и значимо имя скульптора прозвучало впервые в 1909 году на международной выставке в Венеции, «гвоздем» которой, как писала газета «Русско-французский вестник», была скульптура Эрьзи «Последняя ночь осужденного перед казнью», где он создал трагический и вместе с тем полный героизма образ осужденного. Впоследствии Эрьзя не раз обратится к теме борьбы и философского осмысления жизни. Затем последовали художественные выставки в Ницце, Риме, Милане, Париже. С.Д. Эрьзя выступил на них как сложившийся мастер с ярко выраженной демократической устремленностью. С потрясающей силой скульптору удалось воплотить образы Христа («Христос распятый», «Христос кричащий» – 1910), священника («Поп» – 1908), художника, переживающего муки творчества (автопортрет «Тоска» – 1908), людей труда («Косец», «Сеятель»– 1908).

В 1914 году Эрьзя возвращается на родину. Во время I мировой войны он работал в Москве в военном госпитале, лишь изредка имея возможность обращаться к творчеству. Среди работ этого периода наиболее значительными явились «Монголка» (1915-1916, цемент), «Портрет балерины Федоровой 2-й» (1915 – мрамор). Многое из найденного скульптором в ранний период будет развито им в зрелом творчестве: это разнообразная тематика произведений, воплощенная в женских, национальных и мифологических образах, их обобщенная трактовка, повышенная экспрессивность, открытая эмоциональность, глубокое знание автором специфики художественных свойств материала и техники исполнения.

Новый этап творчества Эрьзи охватывает 1917-1926 годы, когда он работал на Урале (г. Екатеринбург, с. Мраморское) и Кавказе (г. Новороссийск, Геленджик, Батуми, Баку). В это время происходит дальнейшее становление творческой индивидуальности скульптора. В первые годы советской власти С.Д. Эрьзя активно включается в осуществление плана монументальной пропаганды. Он создает памятники революции, свободе, человеку труда, стремится к воплощению ассоциативно богатых образов, полных обобщенно-символического содержания. Прежде всего, эти черты прослеживаются в его монументальных произведениях, созданных на Урале (памятники погибшим парижским коммунарам, уральским коммунистам, «Освобожденный человек»). Те же качества отличают его станковые произведения, в первую очередь, такие, как «Скорбь» — (гипс) 1918, «Женский портрет» («Спокойствие») – (мрамор) 1919 г., ярко продолжающие линию пристального интереса Эрьзи к душе человека. Чертами обобщенности и стремлением к психологической трактовке отмечены и мифологические образы: «Иоанн Креститель» (цемент), «Ева» (мрамор) – 1919, «Калипсо» (мрамор) – 1917.

На Кавказе С.Д. Эрьзя создал ряд конкретных образов исторических деятелей (К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина), классиков грузинской литературы (Ш.Руставели, И.Чавчавадзе, А.Церетели), отдав дань традиционному жанру портрета.

Круг материалов, к которым обращался Эрьзя в этот период, довольно широк. Это мрамор, цемент, железобетон, чугун, гипс. Впервые скульптор использует в своем творчестве твердые породы дерева — кавказский дуб, кавказский орех. Работая с ними, он продолжает фактурные поиски, начало которых относится к более раннему периоду («Летящий», «Леда и Лебедь», «Шепот»), «Материнство» — 1922. Любовь мастера к этому материалу имела глубокие корни, которые ведут к мордовскому народному искусству резьбы по дереву. В эрзянских селах до сих пор можно встретить свадебные сундуки-пари, дошедшие до нас из глубины веков и украшенные резным орнаментом. Определенное впечатление могла произвести и деревянная скульптура, которую Эрьзя мог видеть в церквях.

В 1926 году в Москве на VIII выставке Ассоциации художников революционной России (АХРР) внимание критики привлекли произведения С.Д. Эрьзи, выполненные из железобетона («Узник», «Народный трибун» — 1920, «Жертвы революции 1905 года» — 1926), наполненные острым социальным звучанием. Они отвечали выдвинутому АХРР лозунгу «героического реализма».

В этом же году С.Д. Эрьзя отправился с выставкой произведений в Париж, затем в Аргентину. Почти четверть века (с 1927 по 1950 г.г.) продолжался период творческой зрелости скульптора. Это были годы, наполненные драматизмом и вдохновением, именно здесь его творчество развивалось в полную силу. Поиски оригинальных форм и способов пластического выражения протекали на земле южной Америки наиболее активно, помогали скульптору пережить разлуку с Родиной. Здесь он открыл для себя материал, с которым не расставался до конца своей жизни – породы субтропических деревьев кебрачо, альгарробо, урундай. Они покорили художника экзотической красотой, фактурным богатством, плотностью и твердостью. Этот материал открыл перед Эрьзей возможности в выборе разнообразных тем и сюжетов, которые впоследствии сложились в серии портретов исторических личностей, мифологических, женских, интернациональных и национальных образов, а также работы так называемой психологической серии. Несмотря на обилие тем, затронутых мастером, его творчество представляется очень цельным, так как центром внимания становится Человек и жизнь его души.

Искусству С.Д. Эрьзи свойственны огромная духовная культура, тонкая интеллектуальность. Оно вместило в себя достижения не только национальной, но и русской, и мировой культуры. Об этом свидетельствуют работы, посвященные великим людям. Мастера привлекают характеры героические, личности яркие и сильные, натуры страстные. Эрьзе были близки и философская мудрость Сократа, и непостижимая человеческая глубина Льва Толстого, музыка Бетховена и Грига и гений Микеланджело. («Лев Толстой» — 1930, «Микеланджело», «Сократ»– 1940, «Бетховен» — 1929).

Сильные, мужественные характеры, мятущиеся души, величие духовных и физических сил запечатлел Эрьзя в героях античной, библейской и евангельской мифологии: «Голова Медузы» — 1938, «Мельпомена» — 1939, «Моисей» — 1932,«Иоанн Креститель» — 1928, «Христос» — (не датирован). Они заняли значительное место в его творчестве, вершиной которого стал «Моисей». В образе пророка мастер передал всю гамму противоречивых переживаний человеческой души — всеобъемлющий гнев и всепобеждающую доброту, грозную силу и усталость, суровую решимость и мудрую уравновешенность, — достигнув глубин психологического анализа. Сродни «Моисею» «Христос» (не датирован) Эрьзи. Небольшая по размерам, изысканная в линиях и формах, эта работа необыкновенно точно передает крайнее напряжение и собранность воли, духовных сил Христа, направленных на мужественное преодоление страданий. В этом образе, воплотившемся в произведениях Эрьзи разных лет («Христос кричащий» — 1910 г., «Голова Христа» — 1915 г., «Христос» — 1945 г.), ярко отразились неустанные поиски истины, нравственного идеала Эрьзи, сопровождавшие его на протяжении всей его жизни.

Свои идеальные представления о человеке и его душе, сложное ощущение прекрасного воплощает С.Д. Эрьзя в многочисленных женских образах. Это непреходящая тема в творчестве скульптора и одна из главных в мировом искусстве. Они непостижимы в своей многозначности, неисчерпаемы по индивидуальной характерности, многообразны по пластическому решению. Это и ожившее поэтическое сказание («Обнаженная» — 1930), и картины античной мифологии («Леда и лебедь» — 1929), и носительница мятежного духа («Боливийская революционерка» — 1949), и олицетворение чистоты, самоотречения и покорности («Монашенка» — 1941), и воплощение изысканной красоты, тонкого обаяния и кокетства («Парижанка в шляпке» — 1927, «Каприз» – 1944).

В портретной галерее С.Д. Эрьзи женщины разных стран и национальностей. Здесь родные ему мордовские и русские лица, испанки, француженки и почти все представительницы американского континента. В каждом портрете художник не просто передает национальные черты, но и раскрывает определенный характер, душевное состояние и настроение портретируемых, используя все возможности декоративного богатства материала. Необыкновенно мелодичен портрет «Аргентинки» (1941), волевое и сильное начало с налетом горечи передано в портрете «Русской женщины» (1948), олицетворение гордости и достоинства заключено в портрете «Испанки» (1942).

Наибольшего мастерства в пластике достигает скульптор при создании ряда обнаженных женских фигур («Молодость» — 1940, «Юность» — 1940-1943). Подлинным гимном женской красоте является скульптура «Обнаженная» (1930). Изысканная и спокойная грация певучих линий тела, подчеркнутых естественным рисунком дерева, передает прелесть и обаяние, гордую величавость полубогини, полуземной женщины.

Глубиной психологического анализа пронизаны работы, посвященные женщине – матери. Тема материнства одна из самых глубоких и значительных в мировом искусстве. К ней Эрьзя неоднократно обращался в своем творчестве («Спящая мать» — 1937, «Четырнадцатилетняя мать» — 1939, «Материнство» — 1922). Работа «Мать с ребенком» (1929) наполнена дыханием жизни, силой материнской любви и заботы. Замкнутость композиции, компактный объем, разнообразие ритмов, силуэта, светотеневые контрасты привносят в эту работу противоречивые настроения: от безмятежного спокойствия до неясной тревоги, ощущения опасности и готовности защитить.

Тревожные настроения, возникающие в работах С.Д. Эрьзи, отражали его душевное самочувствие в Аргентине, что нашло преломление в ряде портретов его земляков, родных, близких. Произведения скульптора проникнуты пониманием национального характера своего народа, гордостью за него, теплотой и искренностью («Голова крестьянина» — 1931, «Крестьянин-мордвин» — 1937, «Портрет мордовки» — 1938, «Портрет отца» — 1944). Почти языческая красота и неукротимый порыв, подчеркнутый пластическими массами урундая, воплощены скульптором в «Портрете матери» (1940); человеческое достоинство незаурядный ум, уверенность в себе демонстрирует мастер в мужских национальных образах: «Старик-мордвин» (1944), «Голова крестьянина» (1931).

Щемящие ноты мучительной тоски и боли, отчаяния, сменяющиеся надеждой, звучат в его взволнованной исповеди – «Автопортрет» (1947). С.Д. Эрьзя, сам переживший очень многое, испытывает интерес к сложным психологическим состояниям человека и воплощает их в серии произведений. Созданные портреты вырастают до образов-символов: «Ужас» (1933), «Отчаяние» (1936), «Думы» (не датирован), «Мужество» (1932), «Тоска» (1944). Естественные наросты, органично вплетенные в образную ткань портрета «Пламенный» (1934), передают стремительность и романтический порыв. Динамичный силуэт, резкие контрасты света и тени дополняют яркую эмоциональность образа.

В годы пребывания в Аргентине С.Д. Эрьзя создает огромное количество произведений, часть которых разошлась по музеям и частным коллекциям во многие страны мира. Духовная наполненность образов, глубина их психологических характеристик, обращенность к всечеловеческим ценностям сделали их понятными и близкими людям всех континентов.

В 1950 году скульптор возвращается, наконец, в Россию, гражданином которой он оставался всегда. Все свои самые лучшие произведения он привез с собой и передал в дар своему народу. 1950-1959 годы становятся завершающим этапом его творчества. Скульптор осваивает новую для него действительность, искусство его наполняется новым звучанием, появляется целый ряд новых образов, исчезает некоторая их отчужденность, ослабляется обобщенность трактовки. Меняется отношение скульптора к материалу: все чаще необработанная фактура дерева уступает место гладкой моделировке. Новые люди, живущие пока незнакомой, но чрезвычайно интересной для С.Д. Эрьзи жизнью, становятся героями его произведений: простотой и непосредственностью поэтически восторженной натуры привлекает «Москвичка» (1953), романтична и загадочна «Студентка» (1954), внутренней динамикой наполнен образ его молодой современницы («Женская голова», 1958).

В 1954 году открылась персональная выставка произведений С.Д. Эрьзи в Москве. В 1957 году скульптор награжден орденом Трудового Красного Знамени в связи с 80-летием со дня рождения и за многолетнюю деятельность в области изобразительного искусства. В этот период рождаются у скульптора новые замыслы. Он снова обращается к монументальному искусству: проектирует памятник Н.А. Некрасову для Москвы, задумывает создать для Саранска фонтан, украшенный фигурами женщин, олицетворяющих 15 союзных республик. Но реализовать эти планы не удалось.

Степан Дмитриевич Эрьзя умер в 1959 году в Москве. На могиле его в Саранске установлено надгробие работы С.Т. Коненкова, воплотившее начало бессмертия выдающегося мордовского скульптора.

Достойной данью памяти Степана Дмитриевича Эрьзи является Мордовский республиканский музей, носящий его имя и обладающий самой большой (свыше 200 работ) и уникальной коллекцией его скульптур.

Произведения Степана Дмитриевича Эрьзи раскрывают его сложный творческий путь, его бесконечные искания, яркую и сильную художественную индивидуальность. Эрьзя поместил Человека, его душу, мысли и чувства в центр своего искусства, заставляя сопереживать зрителя и преклоняться перед гениальным творением природы. Высокий гуманизм, поэтичность и глубина творчества выдающегося скульптора будут притягательны во все времена.

27 октября (8 ноября по н.ст.) 1876 г. родился в с. Баево Алатырского уезда Симбирской  губернии. В семье крестьянина-мордвина (эрзя)

1892- 1897 гг. – учеба и работа в иконописных мастерских г. Алатыря и г. Казани. Роспись церквей приволжских городов и сел.

1899  г. – возвращение в Алатырь. Создание декораций для любительского спектакля,  посвященного 100-летию со дня рождения А.С. Пушкина.

1902-1906  гг. – обучение в московском училище живописи, ваяния и зодчества. Начало участия в выставках.

1907-1914  гг. – живет и работает в Италии и Франции.

1909 г. – VIII Международная художественная выставка в Венеции, выставка в Милане.

1911-1912 гг. – выставки «Осенний салон» в Париже.

1910-1914 гг. – участие в художественных выставках в Ницце, Париже, Мюнхене, Риме.

1914 г. – возвращение в Россию. Участие в московских выставках

1918-1921 гг. – поездка на Урал, работа в с. Мраморском, г. Екатеринбурге. Участие в осуществлении плана монументальной пропаганды.

1921-1923 гг. – живет и работает в Новороссийске, Геленджике, Батуми, Баку                                             

1925 г. – возвращение в Москву, участие в  выставке в ГИМе.

1926 г. – С.Эрьзя избирается действительным членом Общества Русских Скульпторов (ОРС)

1926-1927 гг. – творческая командировка во Францию с выставкой своих произведений в галерее Жана Шерпантье, а также групповых – IV выставка «Художественного мира», «Салон независимых».

1927-1950 гг. – поездка в Аргентину. Участие в художественных выставках в Монтевидео, Буэнос-Айресе.  

1950 г. – возвращение в Москву.  

1954 г. – персональная выставка произведений в  Москве.

1957 г. – награждение орденом Трудового Красного Знамени в связи с 80-летием.

24 ноября 1959 г. – скончался в Москве, похоронен в Саранске.

Творчество мордовского скульптора Степана Нефедова, окрыленное именем родного ему народа — Эрьзя, можно по праву считать одной из самых удивительных страниц мирового искусства XX века.

Степан Дмитриевич Нефедов (Эрьзя) родился 27 октября (8 ноября)  1876 года в деревне Баево Алатырского уезда Симбирской губернии в семье крестьянина. Обучался ремеслу скульптора в Московском училище живописи, ваяния и зодчества в мастерской С.Волнухина.

Весной 1907 года Эрьзя приезжает в Италию. Путешествуя по старинным городам, посещая знаменитые музеи и галереи, он знакомился с античной скульптурой, искусством эпохи Возрождения и барокко, приобщаясь к мировому художественному наследию. Он живет и работает на вилле Даниэле Тинелли в Лаго Маджоре, позже в Милане, бывает в Риме, Венеции, Флоренции. В 1909 году в Венеции молодой скульптор дебютирует на Международной художественной выставке, которая приносит ему первый  настоящий успех. О нем восторженно пишет итальянская пресса, его горячо поддерживает специалист по европейскому искусству Уго Неббиа.

С конца 1909 года по 1913 гг. Эрьзя живет и работает в Ницце, Париже и Со (Seaux), активно участвует в престижных выставка во Франции и Германии, Римской международной выставке 1911 года, путешествует по Европе, бывает в Швейцарии, Лондоне. С конца 1913 возвращается в Италию, живет в Леванто и Карраре, где успешно работает с мрамором. В Карраре сохранился пансион Гарибальди, где в 1914 году жил русский скульптор. Он также часто бывает на даче русского писателя-эмигранта А.Амфитеатрова в Феццано, где делает на заказ статую Иоанна Крестителя для местной церкви Кристо Ре. Готовится к участию в Венецианской международной выставке работой «Агриппина».

Летом 1914 года молодой мастер возвращается в Россию, регулярно участвует в московских выставках, продолжает разрабатывать в своем творческом методе новые пластические принципы, открытые в итало-французский период.

Дар монументалиста, обозначенный в итальянский период творчества Эрьзи, ярко раскрылся в революционные годы на Урале и позднее – на Кавказе, где скульптор провел несколько чрезвычайно плодотворных лет своей жизни. Он сумел вписать собственную интересную главу в ленинский план монументальной пропаганды, доказав этим, что может быть абсолютно  созвучным современной эпохе.

Творческий метод молодого скульптора, столь успешно разработанный им в Европе и России, основанный на яркой индивидуальности, мастерстве и уди­вительной работоспособности, в последующий период получил расцвет в Аргентине (1927-1950).

Именно в Аргентине скульптор обнаружил субтропическое дерево кебрачо –  необычайно твердое, с выразительным рисунком, широким диапазоном цветовых оттенков и живописным своеобразием наростов определило особенности новой манеры Эрьзи. Декоративный эффект усиливал контраст необработанного дерева с тщательно отшлифованной поверхностью.

За двадцать три года пребывания в этой удивительной стране скульптор создал работы, многие из которых должны по праву войти в сокровищницу мирового искусства XX века. Каждый год С.Эрьзи участвовал в выставках в Аргентине, часто организуя и персональные экспозиции. Многие произведения, созданные в аргентинский период, можно по праву внести в историю мировой пластики ХХ века. К ним относятся «Лев Толстой», «Бетховен», «Моисей», «Музыка Грига», «Портрет секретаря Рамбиндтраната Тагора», «Дочь инков», «Медуза», «Мельпомена», «Волна», «Чилийка», «Обнаженная». Творчество русского скульптора всегда было в центре внимания журналистов и художников, вызывая неизменный интерес и восхищения многочисленных поклонников. Смелые эксперименты с деревом, поездки в сельву, грандиозные монументальные замыслы, жизнь художника-отшельника, дружба с великими современниками – все это страницы долгой удивительной жизни русского скульптора в Южной Америке.

Но хорошо известного за границей Эрьзю мало кто помнил на родине, о которой постоянно думал стареющий скульптор. Долгое время находясь на чужбине и живя в одиночестве, он справедливо тревожился за судьбу своих произведений.

Степан Эрьзя вернулся в Советский Союз в 1950 году. Он сумел сохранить и привезти на родную землю свои про­изведения — плод многолетней напряженной работы, порой невыносимо тяжелой, но всегда радостной. И в своей по­следней — московской мастерской скульптор продолжал упорно трудиться, боясь отложить резец хоть на мгнове­нье, ведь именно искусство всегда оставалось единственным смыслом всей его жиз­ни.

Степан Эрьзя умер в 1959 году в Москве в своей мастерской, его похоронили в Мордовии, навеки соединив его прах с родной землей. Но искусство этого удивительного скульптора, не знающее границ, отныне принадлежит всему человечеству.

Е.В. Бутрова

Степан Дмитриевич Эрьзя (настоящая фамилия – Нефедов) – известный русский скульптор, благодаря которому весь мир узнал о существовании одного мордовского племени. В статье представлен краткий обзор его жизни и творчества.

Происхождение скульптора

image

Степан Дмитриевич Эрьзя родился в Ардатовском районе Мордовии (д. Баево) 27 октября 1876 года. Родители его были крестьянами, относящимися к мордовскому племени эрзя (отсюда и псевдоним скульптора). В этом племени языческие верования сохранялись и в 19 столетии. Известно, что эрзя чтили души рек, родников и камней, поклонялись священным деревьям. Тем не менее, сам Степан был православным, причем уже в 3-м поколении.

Период обучения

Будущий скульптор начал самостоятельную жизнь в возрасте 14 лет. В течение дальнейших 10 лет Степан Дмитриевич Эрьзя занимался различными промыслами, включая роспись храмов. Лишь вернувшись к своим родителям в г. Алатырь, куда они переехали к тому времени, Степан начал заниматься тем, что стало его настоящим призванием. Местные купцы высоко оценили декорации, которые он сделал к любительскому спектаклю по творчеству А. С. Пушкина. Они решили показать рисунки Степана Дмитриевича директору Строгановского училища города Москвы.

В 1901 году, практически не владея русским языком, Эрьзя отправился на обучение в Москву. Отучившись год в Строгановском училище, где он посещал вечерние рисовальные классы, Степан Дмитриевич Эрьзя смог поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В течение года Эрьзя готовился стать живописцем, однако затем решил перейти на скульптурное отделение. Ему легко давалась учеба. Эрьзя Степан Дмитриевич быстро освоил ремесло скульптора благодаря своей природной одаренности. Учителем его был С. М. Волнухин, который известен как автор памятника Ивану Федорову, русскому первопечатнику. Степана связывали дружеские отношения со своим учителем. Эрьзя помогал ему после революции. Он увез больного Волнухина на юг, пытаясь спасти его. Однако учитель его умер у него на руках. Творчество представителя импрессионизма П. П. Трубецкого также оказало большое влияние на становление будущего скульптора.

Эрьзя Степан Дмитриевич не окончил курса. Он посчитал, что получил в училище все, что мог. В 1906 году он отправился в Италию. Именно здесь он окончательно стал именовать себя Эрьзей, считая, что тем самым заявляет миру о своем народе. Следует отметить, что он откликался на это прозвище и раньше, а иногда подписывал фамилией Нефедов-Эрьзя свои ученические работы.

Работы, выполненные в Италии

Вдохновленный творчеством Микеланджело, Эрьзя принялся работать в мраморе. В Италии он быстро освоил нужные навыки. Скульптор рубил свои творения сразу в камне. Он не готовил предварительно проекты или эскизы. Следует отметить, что немногие мастера работали, используя технику прямого высекания. Обычно они прибегали к услугам помощников. В настоящее время сохранилось не так много работ Эрьзи, относящихся к данному периоду. Среди этих скульптур необходимо отметить статую Иоанна Крестителя. Эта работа была выполнена для храма г. Специя.

Первый громкий успех

В 1909 году к Степану Дмитриевичу пришел первый громкий успех. Именно тогда на восьмой Международной выставке в Венеции была продемонстрирована композиция Эрьзи, получившая название “Последняя ночь осужденного перед казнью”. Это произведение Степан Дмитриевич создал после посещения расположенной в Москве Бутырской тюрьмы. Нужно сказать, что в годы ученичества интересующий нас скульптор подрабатывал фотографом. В это время снимал революционеров, которые были арестованы, Эрьзя Степан Дмитриевич.

Краткая биография мастера не предполагает подробного знакомства с его творчеством. Однако необходимо сказать пару слов о “Последней ночи осужденного перед казнью”, поскольку это очень важная работа. Степан Дмитриевич изобразил сидящего полуобнаженного человека, который мучительно пытается осознать то, что вскоре ему предстоит. В этой фигуре угадывается сходство с автором, что характерно для целого ряда работ интересующего нас мастера.

Нужно сказать, что эта скульптура произвела большое впечатление на выставке. Эрьзю сразу же стали называть не иначе как “русский Роден”. Интересно, что незадолго до выставки работа, которая должна была быть представлена на ней, была испорчена. Степану Дмитриевичу пришлось восстанавливать скульптуру всего за 4 дня. В настоящее время местонахождение этой работы, выполненной в бетоне, неизвестно. Имеются лишь ее воспроизведения.

Переезд во Францию

Степан Дмитриевич Эрьзя, скульптуры которого к тому времени были уже достаточно известны за границей, в 1910 году переехал во Францию. Большой успех имели его выставки в Мюнхене, Ницце и Милане. Музей в Ницце приобрел его работы, их покупали и частные коллекционеры. В Париже в 1913 году провел свою первую персональную выставку Эрьзя Степан Дмитриевич. Биография его в это время отмечена созданием целого ряда скульптурных портретов, выполненных на заказ. Это дало значительный доход мастеру. Степан Дмитриевич Эрьзя, работы которого пользовались большим спросом, запоминал пластику модели мгновенно. Поэтому заказы он выполнял очень быстро – достаточно было одного-двух сеансов.

Женские портреты

image

Степан Дмитриевич в 1912 году создал портрет своей любимой женщины, Марты. Этот скульптурный образ (грациозный наклон головы, таинственная полуулыбка), а также особые приемы лепки (контрастно сглаженное лицо, фактурно обработанные массивные волосы) в дальнейшем творчестве художника будут повторяться во множестве женских портретов. В работе “Норвежская женщина”, созданной в 1914 году, скульптор с большим мастерством передал непростое душевное состояние героини, не очень красивой и не очень молодой женщины. Она испытывает то ли счастье, то ли страдание.

Возвращение в Россию

Эрьзя в 1914 году вернулся в Россию. Его соседом стал С. Т. Коненков, который существенно повлиял на дальнейшее творчество мастера. Степан Дмитриевич, мобилизованный в период Первой мировой войны, находился под началом доктора Г. О. Сутеева. Эрьзя служил санитаром. Врач, под началом которого находился Степан Дмитриевич, записал его рассказы, полные необыкновенных приключений, о его жизни за границей. Эти рассказы впоследствии были опубликованы.

image

Вернувшись на родину, скульптор создавал работы не только в мраморе. Эрьзя использовал и материалы, которые в станковой скульптуре считаются необычными (железобетон, цемент). Кроме того, художник применял бетон с металлической стружкой. Эрьзя сначала работал в дереве. Этому способствовала его дружба с Коненковым, который был известным мастером по созданию деревянной скульптуры. На выбор материала повлияли и детские впечатления, которые получил Степан Дмитриевич, любуясь работами мордовских народных мастеров, выполнявших скульптуры из дерева.

Поездка на Урал

Мрамор неизменно оставался излюбленным материалом Эрьзи. Степан Дмитриевич даже отправился на Урал на поиски редких пород мрамора. Эта поездка относится к периоду с 1918 по 1921 год. В это время скульптору пришлось пережить все тяготы сурового послереволюционного времени и последовавшей за ним гражданской войны.

“Ева”

“Ева” – известная работа Эрьзи, выполненная в 1919 году. Библейская прародительница высечена из мрамора. Она предстает перед нами в образе деревенской пышнотелой молодухи, наивной и эротичной одновременно. Эта скульптура перекликается с творениями мастеров модерна. Угасание данного стиля относится к периоду становления Эрьзи в качестве скульптора.

Послевоенные годы

image

Степан Дмитриевич в первые годы после войны проживал в Екатеринбурге, а также в Москве, Батуми, Новороссийске, Баку. Мастер преподавал, принимал участие в мероприятиях, проводимых новой властью. Эрьзя в 1922 году выполнил портреты Акакия Церетели, Шота Руставели, Ильи Чавчавадзе. Также он создал следующие работы: “Леда и лебедь”, “Материнство”, “Летящий”. Все эти творения выполнены из дерева. Художник создавал и декоративные работы на заказ. Большая часть из них не сохранилась. Среди этих работ нужно отметить памятники Карлу Марксу и Свободы в Екатеринбурге. Оба они выполнены из цемента и относятся к 1920 году. Среди сохранившихся работ этого времени представлены откровенно слабые, такие как Дом Союзов в Баку. Чувствуется, что Эрьзя не владел этими формами. Также делал головы и бюсты Ленина скульптор Степан Дмитриевич Эрьзя.

Аргентинский период творчества

Художник в 1925 году стал членом Общества русских скульпторов. В следующем году он поехал во Францию со своей выставкой, после чего решил не возвращаться на родину. Эрьзя поселился в Аргентине, поскольку европейские страны не хотели принимать “красного скульптора”. Так начался новый плодотворный этап в жизни такого художника, как Степан Дмитриевич Эрьзя.

image

Аргентинский период сильно повлиял на творческое своеобразие мастера. Степан Дмитриевич, переехав в эту страну, поселился в небольшом домике, расположенном на окраине Буэнос-Айреса. Эрьзя регулярно выставлял на местных выставках свои работы, издал на собственные средства брошюру с информацией о них. В этот период единственным материалом для Эрьзи была древесина альгарробо и квебрахо, которая произрастает исключительно в южноамериканских лесах. Этот материал является исключительно твердым, поэтому он потребовал от Степана Дмитриевича тяжелой, кропотливой работы. Художник использовал наплывы, наросты, корни деревьев, соединяя нужные куски клеем. В 1932 году выполнил голову-маску “Моисей” (на фото выше) Степан Дмитриевич Эрьзя. Аргентинский период – это также время создания скульптурных портретов его отца и матери, “Льва Толстого” (в 1930 году). В 1944 году художник выполнил работу “Мужик”. Также Эрьзя создал множество портретов юных красавиц.

Возвращение на родину, последние годы жизни

image

В 1950 году Эрьзя (Нефедов) Степан Дмитриевич вернулся в СССР. Вместе с ним на корабле прибыли практически все его скульптуры (всего более 300 работ). Также художник привез куски древесины альгарробо и квебрахо для своих будущих произведений. Организованная в Москве в 1954 году персональная выставка Эрьзи имела большой успех.

image

Скульптор скончался 27 ноября 1959 г. В Саранске покоятся останки великого мастера, каким, безусловно, был Степан Дмитриевич Эрьзя. Фото его могилы представлено выше.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий