Русский космизм от Гагарина до Гагарина: почему первым был не Юрий, а Николай

imageНикола́й Фёдорович Фёдоров (7 июня 1829, Ключи, Тамбовская губерния, Российская империя — 28 декабря 1903, Москва, Российская империя) — русский религиозный мыслитель и философ-футуролог, деятель библиотековедения, педагог-новатор. Один из родоначальников русского космизма. Его именовали «московским Сократом».C уважением и восхищением отзывались о Фёдорове и его воззрениях Лев Толстой, Достоевский, Вл. Соловьёв. Он мечтал воскресить людей, не желая примириться с гибелью даже одного человека. С помощью науки он намеревался собирать рассеянные молекулы и атомы, чтобы «сложить их в тела отцов». Науке Фёдоров отводил место рядом с искусством и религией в общем деле объединения человечества, включая и умерших, которые должны в будущем воссоединиться с ныне живущими.

1 Жизнеописание

2 Современники Фёдорова

3 Философские идеи

4 Фёдоров и библиотечное дело

5 Развитие идей Фёдорова в науке, искусстве и религии

6 Связь с космонавтикой

Мысль Циолковского: «Земля — колыбель человечества, но не вечно же жить в колыбели!» явно вдохновлена идеями Н. Ф. Фёдорова. Именно он впервые заявил о том, что перед восстановленным во всей полноте человечеством лежит путь к освоению всего космического пространства, в котором человек играет важнейшую роль носителя Разума, является той силой, которая противостоит разрушению и тепловой смерти Вселенной, которая неизбежно наступит, если человек откажется от своей роли проводника Божественных Энергий в тварный мир.

Идеи Н. Ф. Фёдорова и позже вдохновляли создателей русской космонавтики. Его труды, изданные после смерти мыслителя в 1903 году последователями Фёдорова В. А. Кожевниковым и Н. П. Петерсоном под названием «Философия общего дела», внимательно читал С. П. Королёв. Когда 12 апреля 1961 года в Космос впервые вышел человек, пресса в Европе откликнулась на это событие статьёй «Два Гагарина». Имена Юрия Гагарина и Николая Фёдорова по праву стоят рядом в истории космонавтики.

7 Современность

8 Сочинения

Дата события: 07.06.1829 г. image

Н.Ф. Федоров родился 7 июня (26 мая) 1829 г. в селе Ключи Елатомского уезда Тамбовской губернии (ныне Сасовский район Рязанской области), принадлежавшем его отцу князю Павлу Ивановичу Гагарину. В свидетельстве о крещении указано, что его матерью была «дворянская девица Елизавета Иванова». В этом гражданском браке родились четверо детей – Елизавета, Юлия, Александр и Николай. По мнению исследователя жизни и творчества философа О.Б. Поповой-Муратовой, настоящее имя матери Н.Ф. Федорова – Макарова Елизавета Ивановна. Этот вывод сделан на основании того, что обе дочери, рожденные в этом союзе, носили фамилию Макарова. Сыновьям была дана фамилия Федоровы и отчество Николаевич по имени восприемника – крестного отца – Федора Карловича Белявского и священника – Николая Федорова.

В 1836 г. Александр и Николай Федоровы были приняты в Шацкое уездное училище. Данное учебное заведение предназначалось прежде всего для детей купцов, обер-офицеров и дворян, многие из которых здесь готовились к поступлению в гимназию. Курс обучения был рассчитан на три года, но учились Федоровы шесть лет, первые три из которых – в приходском училище. В 1842 г. оба брата получили свидетельства об окончании училища и по прошению брата отца, уездного предводителя дворянства Константина Ивановича Гагарина, поступили в Тамбовскую мужскую гимназию. Учились Федоровы очень хорошо, были в числе первых учеников. В эти годы определились наклонности Александра и Николая: первый блистал в точных науках, физике и математике, второй – в дисциплинах гуманитарного курса.

В начале июля 1849 г. Федоровы окончили полный гимназический курс и в августе поступили в одесский Ришельевский лицей: Александр – на физико-математическое отделение, Николай – на камеральное. В 1837 г. лицей был преобразован в высшее учебное заведение университетского типа как по составу предметов, качеству преподавания, так и по правам лицеистов. Были открыты физико-математическое и юридическое отделения, получившие статус университетских факультетов. В 1841 г. прибавилось первое в России камеральное отделение. Созданное на основе кафедры сельского хозяйства, оно готовило специалистов по естественным и хозяйственным наукам. Для всех отделений было установлен трехлетний срок обучения.

Федоровы дошли до второго курса и сдали за него экзамены, однако по протоколу совета лицея от 19 марта 1851 г. Николай Федоров «из числа студентов уволен вследствие просьбы», а 28 ноября Александр пишет прошение «об увольнении его по домашним обстоятельствам». В этом году умер дядя Константин Иванович Гагарин, содержавший их во время учебы в гимназии и лицее, отец разорен и живет с новой семьей в своем имении Сасово и братья Федоровы теряют материальную возможность продолжать обучение.

1851 год, внешне обозначенный смертью дяди и уходом из лицея, явился важным рубежом в жизни Федорова. Именно к этому времени исследователи жизни и творчества Н.Ф. Федорова относят первые попытки философского осмысления проблем жизни и смерти, родства и сиротства, которые всегда волновали Николая Федоровича.

В конце 1853 г. Федоров по результатам испытаний на педагогическом совете Тамбовской гимназии был удостоен звания учителя истории и географии уездного училища. 30 марта 1854 г. дирекция училищ Тамбовской губернии Харьковского учебного округа довела до сведения штатного смотрителя Липецкого уездного училища, что «Высочайшим приказом по Гражданскому ведомству 23 минувшего февраля, окончивший курс в Тамбовской гимназии, Федоров определен в службу учителем истории и географии Липецкого уездного училища». В этом качестве Николай Федорович проработал с 23 февраля 1854 г. по 27 января 1857 г. После увольнения он уезжает в Москву, а с октября 1858 г. определяется учителем истории и географии в уездное училище города Богородска (ныне Ногинск) Московской губернии, одновременно преподавая те же предметы в женском училище 2-го разряда. Здесь в марте 1864 г. состоялось знакомство Николая Федоровича с учителем арифметики и геометрии Николаем Павловичем Петерсоном, который впоследствии станет его преданным последователем, учеником и первым биографом.

В июне 1864 г. Федоров подает прошение об отставке и переводится в город Углич Ярославской губернии. Через полгода Николай Федорович увольняется и, после десятимесячного перерыва в работе, поступает на должность учителя в городе Одоеве Тульской губернии, но через три месяца, 26 ноября 1865 г. переводится в Богородицк Тульской губернии.

Весной 1866 г. Федоров был задержан полицией как близкий знакомый членов ишутинского кружка революционно настроенной молодежи, в частности, Н.П. Петерсона и М.Н. Загибалова, в связи с покушением 4 апреля 1866 г. на царя Александра II. После трехнедельного ареста Николай Федорович был освобожден за отсутствием вины.

С конца ноября 1866 по апрель 1867 г. Федоров преподает в Боровском уездном училище Калужской губернии. С 11 июля 1867 по 23 апреля 1868 г. работает учителем истории и географии в Подольском уездном училище. А в мае 1869 г. ученик и друг Н.Ф. Федорова Н.П. Петерсон, переезжая из Москвы в город Спасск Тамбовской губернии на постоянное жительство, рекомендует Николая Федоровича на свою должность помощника библиотекаря в Чертковской библиотеке.

Это единственное в своем роде книгохранилище носило имя нумизмата, историка и археолога, собирателя и организатора коллекции А.Д. Черткова, бывшего в течение многих лет председателем Общества истории и древностей российских при Московском университете. Должность библиотекаря в то время занимал историк и археограф П.И. Бартенев – редактор, а затем и издатель историко-литературного сборника «Русский архив», первый номер которого вышел в 1863 г. Вся энергия издателя была направлена к тому, чтобы выявить и опубликовать возможно большее количество исторических и литературных документов XVIII и XIX столетий. Материалы для своего журнала Бартенев черпал из государственных московских архивов: архива Министерства юстиции и главного архива Министерства иностранных дел, сенаторского архива, московских Публичного и Румянцевского музеев и др. Особое место в издании занимали публикации документов из частных архивов. Редактируя многочисленные и разнообразные материалы, Бартенев почти каждый документ сопровождал своими примечаниями и довольно значительными предисловиями. За четыре года, в течение которых Федоров работал под руководством Бартенева, Николай Федорович прошел прекрасную профессиональную школу, впитал огромный объем знаний, в Чертковке было положено начало формирования «необыкновенного библиотекаря» Румянцевского музея.

В конце 1872 г. Чертковская библиотека была передана Москве и в 1873 г. переведена в здание Московского публичного и Румянцевского музеев. Н.Ф. Федоров, как и П.И. Бартенев, уже не будучи сотрудником библиотеки, еще некоторое время продолжал сотрудничество в «Русском архиве», вычитывал корректуры, выполнял другую работу по подготовке номеров журнала к печати.

В конце зимы 1874 г. Федоров переезжает в город Керенск Пензенской губернии, где в то время служил Н.П. Петерсон. Здесь Федоров работает параллельно в архиве Съезда мировых судей и Керенской публичной библиотеке. Летом 1874 г. Николай Федорович едет в Москву с целью обследования архивов в поисках материалов о Керенском уезде. Во второй половине сентября хранитель отделения рукописей и старопечатных книг Румянцевского музея А.Е. Викторов рекомендует Федорова библиотекарю музея Е.Ф. Коршу как возможного кандидата на должность дежурного чиновника при читальном зале. И уже в конце ноября 1874 г. Николай Федорович становится сотрудником центрального хранилища книг, рукописей и документов России, каким уже был в то время Румянцевский музей. На протяжении двадцатипятилетней службы в библиотеке музея Федоров занимал должность дежурного чиновника при читальном зале, противясь всякому повышению, которое не раз предлагала ему дирекция. Однако уже с конца 1870-х гг. он практически исполнял функции заведующего каталогом.

В годы служения Федорова в Румянцевсском музее, за которым «не было видно ни личной жизни, ни службы в обычном смысле», по словам историка Г.П. Георгиевского, библиотека превратилась в почти платоновскую академию. После закрытия читального зала и по воскресеньям в каталожной собирались выдающиеся деятели русской культуры – Л.Н. Толстой, В.С. Соловьев, А.А. Фет, Н.Н. Страхов, В.В. Верещагин, Л.О. Пастернак, Ф.И. Буслаев и др. Говорили о вере и знании, о судьбах культуры, о путях России и мира, и «звучало среди разлада мыслей и тумана сомнений умиротворяющее слово «учителя», способное вместить разнообразие направлений и объединить кажущиеся противоречия своею совершенно исключительною синтетическою способностью», – так вспоминал об этих встречах последователь и ученик Федорова В.А. Кожевников.

Николай Федорович рассматривал свою работу в библиотеке музея «как священное дело». Сохранение мировой памяти, письменных источников прошедшего и проходящего на глазах, возможно более целесообразная, системная организация этого сохранения осмыслялись у него единой целью. В то же время он считал, что миссия библиотеки не должна ограничиваться только сохранением «памяти человечества». Библиотека, по его мнению, – не «кладбище» книг, а «открытая книга». Собрание письменных памятников в библиотеках является «передачею в высшую инстанцию, в область исследования, в руки потомков». Учение Федорова о библиотеках неразрывно связано с его «Философией общего дела», непосредственно вытекает из установки воскрешения отцов через благодарную память сынов.

Желание отдать оставшиеся годы жизни исключительно Делу было истинным мотивом ухода Николая Федоровича из библиотеки Румянцевского музея. Официальное увольнение по прошению об отставке последовало 15 сентября 1898 г. Федоров отправляется в Воронеж, где служит Петерсон и намеревается поселиться здесь на постоянное жительство. Однако уже в феврале 1899 г. Федоров оформляется у пристава Сергиева Посада, живет в доме Бурцева на Московской улице. В августе этого же года он прибывает в Асхабад (ныне Ашхабад), куда переводят по службе Петерсона. В конце августа-сентябре Петерсон и Федоров предпринимают путешествие к предгорьям Памира, посещают Самарканд и Ташкент. В начале 1900 г. Николай Федорович уезжает из Асхабада.

Последние пять лет жизни философа были очень плодотворными: он напряженно работает над своими рукописями, готовя их к публикации. Весной 1902 г. велась подготовка к изданию однотомника его трудов в издательстве «Скорпион». Но Федоров отказался от выпуска книги, узнав, что издатель собирается продавать ее «по очень высокой цене», в то время, как сам Николай Федорович был противником торговли печатным словом. В последние годы жизни Федоров вынужден вновь поступить на службу; в 1901–1903 гг. он – вольнотрудящийся при Московском главном архиве Министерства иностранных дел. Здесь он встретил глубокое уважение к своим деловым и личным достоинствам, был согрет вниманием, поистине родственным отношением, которого ему недоставало всю жизнь.

Умер Николай Федорович Федоров 15 декабря 1903 г. в Мариинской больнице для бедных. Погребение состоялось на кладбище московского Скорбященского монастыря. В 1929 г. кладбище было снесено, ныне это район улицы Новослободской.

Федоров был создателем учения, обосновавшего новое эволюционное представление о человеке и его задаче во Вселенной. Человек, по его мысли, призван возглавить развитие универсума, направить его в соответствии с понятием о высшем идеале, должном бытии. Его дело – сознательная регуляция природы: овладение стихийными, слепыми силами материи, перестройка собственного несовершенного организма, выход в космос и, наконец, вершина регуляции, в которой сосредоточиваются все ее усилия – победа над смертью, возвращение к жизни всех ушедших в небытие.

После кончины Федорова его ученики и последователи Н.П. Петерсон и В.А. Кожевников, которому Николай Федорович завещал свои рукописи, приступили к подготовке издания его работ. Был проведен огромный объем работ по разборке и систематизации философского наследия Федорова. И в 1906 г. в городе Верном (ныне Алматы) вышел первый том «Философии общего дела» в количестве 480 экземпляров. По завету Федорова, книга была издана не для продажи, часть тиража разослали по библиотекам, часть оставили для рассылки по заказу. Второй том был издан в 1913 г. в Москве. Велась подготовка к публикации третьего тома, но первая мировая война, Октябрьская революция, а также смерть обоих издателей помешали его выходу в свет.

Конец XX века отмечен появлением устойчивого интереса ученых многих стран к творчеству Н.Ф. Федорова. На родине философа его сочинения стали переиздаваться с начала 1980-х годов. 18–19 мая 1988 г. в городе Боровске Калужской области были проведены Первые Всесоюзные Федоровские чтения, ставшие впоследствии традиционными. В 1993 г. в Москве на базе Центральной библиотечной системы «Черемушки» (при центральной детской библиотеке № 124) был создан музей-библиотека Н.Ф. Федорова. В 2003 г. в Белграде (Сербия) был проведен Международный конгресс «Космизм и русская литература. К 100-летию со дня смерти Н.Ф. Федорова». В этом же году в декабре состоялись 9-е Международные научные чтения памяти Федорова, организаторами которых выступили Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН, Российская государственная библиотека, МГУ им. М.В. Ломоносова и Музей-библиотека Н.Ф. Федорова.

В рамках мероприятия 9 декабря в РГБ была открыта памятная доска, посвященная 25-летнему служению Федорова в книгохранилище Румянцевского музея, фонды которого легли в основу нынешнего собрания РГБ. 21–23 ноября 2007 г. состоялись Юбилейные 10-е Международные Федоровские чтения. 5 июня 2008 г. в Боровске прошли 11-е Международные научные чтения памяти Федорова «Земля – ноосферная территория», приуроченные к 20-летию Федоровских чтений. 18–23 мая 2014 г. состоялись 15-е Международные научные чтения памяти Н.Ф. Федорова в Рязани, Сасово, Ключах, Шацке, Москве.

Источники фото:

Портрет Н.Ф. Фёдорова работы Ленида Пастернака

Район (уезд): Сасовский

Населенный пункт: Ключи

Отрасль знаний: Философия Религия Космизм Библиотечное дело

Организация: Библиотека Румянцевского музея

Организация: Библиотека Румянцевского музея Московская библиотека им. А.Д. Черткова Московский главный архив Министерства иностранных дел

Имя: Федоров Николай Федорович

Список литературы:

Литература:

Федоров Николай Федорович : к 180-летию со дня рождения философа // Календарь знаменательных и памятных дат Рязанской области на 2009 год. – Рязань, 2009. – С. 67-72. – Библиогр.: с. 73–75.

Философ космической эры : сборник памяти Н. Ф. Федорова / М. А. Абрамов [и др.] – Сасово: ООО «Сасовская тип.», 2011. – 147 с.

07.11.2017

Имя русского философа Николая Фёдорова долгое время было сокрыто от широкой общественности, но он не был забыт, ибо его идеи вдохновили таких выдающихся учёных, как Константин Эдуардович Циолковский, Владимир Иванович Вернадский, Александр Леонидович Чижевский, Николай Александрович Наумов.

Русские философы 19 века и первой половины 20-го Владимир Соловьёв, Николай Бердяев, Павел Флоренский, Сергей Булгаков и другие высоко оценивали идеи Фёдорова, а Владимир Николаевич Ильин в статье «Николай Фёдоров и преподобный Серафим Саровский» ставит этих двух людей на одну общую ступень, отдавая дань высокой духовности и настоящей христианской святости Николая Фёдоровича.

Детство и юность

Биография Н. Фёдорова содержит очень много белых пятен. Мы не можем сказать, был ли он женат, имел ли детей. Известно только, что родился Николай Фёдорович Фёдоров 26 мая (7 июня) 1829 года. О его матери сведения не сохранились. Он внебрачный сын князя Павла Ивановича Гагарина. Как незаконнорожденные, ни Николай, ни его брат и три сестры не имели права претендовать на титул и фамилию отца. Фёдоровым был его крёстный отец. От него он и получил свою фамилию. Такие ситуации в то время были нередки: дворянин мог полюбить крестьянку, однако развод и женитьба на женщине более низкого сословия лишала многих привилегий как супругов, так и их детей.

Что касается фамилии, то после полёта в космос Юрия Гагарина зарубежные средства массовой информации откликнулись на это событие статьями под заголовком «Два Гагарина», подразумевая настоящую фамилию Николая Фёдоровича. Сергей Королёв имел в своём кабинете портрет философа-космиста и, безусловно, принимая решение, кого из парней первым отправить в космос, не мог не подумать о добром знаке.

Отец, князь Гагарин, не утаил своей внебрачной связи от брата – Константина Ивановича Гагарина. Тот принял участие в судьбе племянников. Он взял на себя оплату образования Николая. Про других детей информации нет. Родное село Ключи (Тамбовская губерния, ныне – Рязанская область, Сасовский район) Николай покинул, достигнув школьного возраста, – он переехал в Тамбов, где поступил в гимназию.

Лицей Ришелье

Окончив в 1849 году гимназию, Фёдоров отправился в Одессу. Там он поступил в знаменитый лицей Ришелье на юридический факультет. Это очень престижное учебное заведение. По значимости оно стояло на втором месте после знаменитого Царскосельского лицея. По составу изучаемых предметов, качеству преподаваемых знаний и правилам он был, скорее, университетом, нежели лицеем. Преподавание вели профессора. В Ришельевском лицее учились дети из самых родовитых и богатых семей. Николай проучился в нём три года. После смерти дяди, платившего за учёбу, молодой человек вынужден был оставить лицей и начать самостоятельную жизнь. Внебрачный сын, даже наделённый большими талантами и высокими добродетелями, не мог рассчитывать на государственную субсидию в таком учебном заведении. Однако три года учёбы не прошли даром. Фундаментальные знания по естественным и гуманитарным наукам, полученные в лицее, в дальнейшем очень пригодились будущему философу, положившему начало русскому космизму.

Учитель и библиотекарь

В 1854 году Николай Фёдорович Фёдоров вернулся в родную Тамбовскую губернию, получил аттестат педагога и направление в город Липецк на работу учителем истории и географии. До конца шестидесятых годов он занимался преподавательской деятельностью в уездных училищах Тамбовской, Московской, Ярославской и Тульской губерний. С 1867 по 1869 год ездил в Москву, где давал частные уроки детям Михайловского.

В 1869 году Николай Фёдорович Фёдоров окончательно перебрался в Москву и устроился помощником библиотекаря в открытую Чертковым первую в городе общедоступную библиотеку.

Фёдоров считал, что библиотека – это тот очаг культуры, который объединяет людей, не связанных родственными узами, но близких по влечению к духовным ценностям – литературе, искусству, науке. Он был против закона об авторском праве и активно пропагандировал идеи различных форм книгообмена.

Румянцевский музей и ученики

В Чертковской библиотеке Фёдоров познакомился с будущим отцом космонавтики – Константином Циолковским. Константин Эдуардович приехал в Москву с намерением получить образование в Высшем техническом училище (ныне Бауманское), но не поступил и решил заниматься самостоятельно. Николай Фёдорович заменил ему университетских профессоров. За три года под руководством Фёдорова Циолковский освоил физику, астрономию, химию, высшую математику и т. д. Не были забыты и гуманитарные науки, которым, как отдыху, посвящалось вечернее время.

Когда через несколько лет библиотеку присоединили к Румянцевскому музею, Фёдоров Н. Ф. сделал полную каталогизацию объединённого книжного фонда. В свободное от основной работы время он занимался с молодёжью. Свою скромную зарплату Николай Фёдорович тратил на студентов, а сам жил, придерживаясь строжайшей экономии вплоть до того, что не пользовался общественным транспортом и всюду ходил пешком.

Суть теории космизма

Николая Фёдорова считают отцом русского космизма. Философ утверждал, что после открытия Коперником гелиоцентрической системы средневековая философия должна была пересмотреть свои представления о мироустройстве. Космические перспективы поставили перед человечеством новые задачи. Как говорил Циолковский: «Земля – колыбель человечества, но не вечно же ему жить в колыбели!»

Надо отметить, что науку философию Фёдоров обозначал как мысль без дела. По его мнению, это рано или поздно приводит к обособлению от предмета изучения и отрицанию объективного знания. Теоретическое знание должно подкрепляться практикой, а его целью служить изучение природы, жизни и смерти для управления ими.

Вселенная освоена в настолько мизерном объёме, что сам собой напрашивается вывод: Господь создал такой огромный Космос с целью разместить в нем всех людей, когда-либо живших, и тех, кто ещё родится в будущем. По-другому это не объяснить. Под влиянием данного умозаключения и родился русский космизм Фёдорова. Рассматривая Вселенную как огромное пространство, лишь микроскопическую часть которого занимает человечество, философ связывал этот противоестественный дисбаланс с христианским учением о воскрешении. Свободное место приготовлено Создателем для размещения на нём миллиардов людей, когда-либо живших на Земле. Подробно об этом можно прочитать в собрании работ Николая Фёдоровича, объединённых названием «Философия общего дела». Развитие человеческой цивилизации должно быть направлено на освоение космического пространства, на возвращение к физической жизни людей, живших прежде и теперь погребённых. В связи с этим необходимо создание новой этики, позволяющей всем жить в мире и согласии.

Новая этика

Николай Фёдорович был религиозным человеком. Он участвовал в литургической жизни Церкви, соблюдал посты, регулярно исповедовался и причащался. По его мнению, новая этика должна развиваться на основе христианского учения о Триединстве Бога. Как три разные Сущности Бога – Отец, Сын и Святой Дух, гармонично взаимодействуют, так и разделённое человечество должно найти способ мирного сосуществования. Божественная Троица – антитеза восточной ментальности растворения личности в коллективе и западного индивидуализма.

Лучшей основой для выстраивания новых отношений является экология. Забота о природе, изучение её законов и управление ими должны стать основой для объединения людей разных национальностей, профессий и уровня образования. У науки и религии есть много общего. Христианская доктрина о грядущем воскрешении мёртвых должна быть осуществлена на практике учёными.

Воскрешение мёртвых

Что такое всеобщее воскрешение, по мнению Фёдорова, – это возрождение или воссоздание людей? Философ утверждал, что смерть есть зло, которое люди должны искоренить. Каждый человек живёт за счёт смерти своих предков, следовательно, является преступным. Такое положение вещей должно быть исправлено. Счета следует оплатить путём воскрешения умерших. Идея воскрешения должна стать катализатором, соединяющим представителей науки всех стран мира ради одного общего дела.

Механизм воскрешения основан на законах физики – каждое физическое тело состоит из молекул и атомов, которые удерживаются друг возле друга энергиями притяжения и отталкивания. Все предметы излучают такие волны. Эти явления должны изучаться и тщательно исследоваться на предмет восстановления физической материи, то есть для выращивания прошлых жителей планеты из сохранившегося биологического материала или для собирания энергий, из которых состояли люди, дабы материализовать их таким способом. Вариантов воскрешения может быть больше, как предполагает Фёдоров.

Философия его модели развития общества включает в себя воспитание новых отношений между людьми. Поскольку рай – это не эфемерное пространство, где обитают души праведников, и не абстрактный покой души, смирившейся с действительностью, изменить которую он не властен, а настоящий физический мир, то надо переделать или воспитать людей таким образом, чтобы они навсегда распрощались с зависимостью от пороков, известных как ненависть, зависть, сребролюбие, уныние, гордость, идолопоклонство и т. д. Также необходимо сделать, чтобы люди не страдали от физических раздражителей, как-то: болезни, холод, жара, голод и прочие. Это работа и для учёных, и для духовенства. Наука и религия должны объединиться.

Николай Фёдорович нарисовал два возможных пути развития человеческой цивилизации.

Взаимоотношение между полами

Николай Фёдоров не обошёл своим вниманием и эту сторону человеческих отношений. В нашем мире, по его мнению, царит культ женщины и плотской любви. Отношениями движет половой инстинкт. Больше чувственности и совсем мало сочувствия.

Супружеские отношения следует строить по модели Божественного Триединства, когда союз – не иго, а индивидуальность личности не повод для розни. Любовь между мужчинами и женщинами должна напоминать любовь детей к родителям. Однако не допускается не только похоть, но и её противоположность – аскетизм, как неприемлемы полный эгоизм и абсолютный альтруизм.

Деторождение будет восприниматься как отцетворение, то есть сотворение людей для новых миров. Наша половая чувственность – это инстинктивное бегство от смерти, а рождение, в нынешнем представлении, – противоположность умиранию. Любовь к предкам вытеснит страх перед собственной смертью и трансформируется в воссоздание отцов.

Первый путь, по которому может пойти человечество

Интеллигенция и учёные всего мира станут работать над воссозданием человеческого генофонда. Вооружённые силы больше не будут задействованы для агрессивных, взаимоистребляющих целей, а станут использоваться для противостояния стихийным силам природы, то есть наводнениям, землетрясениям, извержениям вулканов, лесным пожарам и т. д.

Промышленность перестанет изготавливать продукцию, которую можно условно назвать игрушками для взрослых. Основные производства будут переведены в сельскую местность. Там и будет развиваться жизнь. Города плодят людей потребительского склада, склонных к паразитическому образу существования. Жизнь в городах лишает их здоровых стремлений, ограничивает и делает не просто ущербными, но несчастными.

Всеобщее образование – обязательное условие для осуществления плана воскресения.

Государственное управление будет осуществляться монархом, связанным со своим народом отношениями не кесаря и его подданных, а исполнителя воли Бога ради всечеловеческого блага.

Другой путь

Николай Фёдоров предполагал и другой путь развития человеческой цивилизации, который приведет нас не к бессмертию и воскрешению мёртвых, а к Страшному Суду и геенне огненной. Русский космизм – реальная концепция, не имеющая ничего общего с утопическими фантазиями писателей-фантастов. Фёдоровская картина мира выглядит невероятно правдоподобно, хотя он жил в эпоху до научно-технической революции.

К Страшному Суду приведёт гипертрофированное чувство самосохранения, которое возобладает над здравым смыслом. Это возникнет в результате отхода от Бога, в утрате веры в Его промысел, волю, заботу и любовь к людям. Из неверно толкуемого чувства безопасности люди начнут искусственно синтезировать продукты питания. Похоть возобладает над любовью, станут появляться противоестественные браки без деторождения. Животные и растения, представляющие угрозу для здоровья, будут уничтожены. Перестанут выпускать летательные аппараты. В конце концов люди примутся истреблять друг друга. Вот тогда и наступит День гнева.

Поразительно, что всё это было написано в XIX веке – Николай Фёдоров умер 28 декабря 1903 года.

Науки, родившиеся из учения Фёдорова

Николай Фёдорович Фёдоров, сам того не подозревая, вдохновил Константина Циолковского посвятить свою жизнь созданию новой отрасли науки и техники – космонавтике.

Порядок мироустройства, сформулированный Николаем Фёдоровичем, покорил умы многих его современников. Именно идеи Фёдорова породили такие науки, как космическая и гелиобилогия, аэроионификация, электрогемодинамика и проч. По мнению учёных, занимавшихся наследием, которое оставил «московский Сократ», как прозвали Фёдорова друзья и ученики, обозначил вектор и дал импульс развитию общечеловеческих знаний на много веков вперёд. С его подачи родился новый взгляд на эволюцию человечества, как на активный процесс, производимый самими людьми, трудящимися над созданием идеальной ноосферы.

Большинство записей, которые сделал для своих учеников Фёдоров Н. Ф. сохранились. Николай Фёдорович не занимался публикацией своих мыслей. Его труды сохранили многочисленные ученики. Николай Павлович Петерсон и Владимир Александрович Кожевников их систематизировали и издали в 1906 году. Весь тираж был разослан в библиотеки и бесплатно распространён среди желающих.

При жизни Николай Фёдорович никогда не фотографировался и не позволял себя рисовать. Однако Леонид Пастернак всё же тайно сделал один портрет. Его мы поместили в начале статьи.

Заключение

В годы Советской власти в СССР, когда космическая промышленность и наука добились весьма значительных показателей, о Николае Фёдорове знали только в очень узких кругах.

Высшими руководителями Коммунистической Партии Советского Союза учение Фёдорова воспринималось излишне привязанным к христианской идее о мироздании, как о творческом деянии Божественного разума Святой Троицы – Отца, Сына и Святого Духа. Его глубоко религиозный взгляд на мироустройство вступал в противоречие с основными принципами отношения к миропорядку советского общества, которое имело целью удовлетворение лишь материальных потребностей человека. Главный лозунг социализма: «От каждого – по способностям, каждому – по труду», а главный лозунг коммунизма: «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Под потребностями подразумевались исключительно физиологические нужды, ведь наличие души советское общество отрицало, хотя идея воспитания нового человека, очень возможно, была позаимствована у него.

В настоящее время мы по-прежнему далеки от эпохи Всеобщего воскресения хотя и по другим причинам – потребительское отношение к жизни, а также удалённость от Бога трансформировались, но в целом претерпели не так уж много изменений.

Материал из Н.Ф. Федоров Перейти к: навигация, поиск

* Cеменова С.Г. Философ будущего века: Николай Федоров

ФЕДОРОВ Николай Федорович 24 мая (7 июня) 1829, с. Ключи Тамбовской губ. – 15 (28) декабря 1903, Москва – религиозный философ, родоначальник традиции русского космизма. В 1854–1868 гг. преподавал историю и географию в уездных училищах России. В 1869–1872 гг. работал в Чертковской библиотеке в Москве, в 1874–98 гг. – в библиотеке Московского публичного и Румянцевского музеев, определив на четверть века ее духовную атмосферу, заложив в ней, по словам его современников, традиции «философской школы». В каталожную комнату библиотеки, где служил Федоров., собирались для бесед с «Московским Сократом» многие выдающиеся деятели русской науки и культуры. На 1880-е – 1890-е годы приходится общение Федоровым с В.С. Соловьевым, назвавшим его учение «первым движением человеческого духа вперед по пути Христову», религиозно-философский диалог и спор с Л.Н. Толстым.

Свои идеи Ф. развивал с 1851 г., сначала устно, а со второй половины 1870-х гг. – в крупных работах и статьях. После смерти Федорова его ученики В.А. Кожевников и Н.П. Петерсон подготовили к печати трехтомное собрание сочинений мыслителя под названием «Философия общего дела» (в 1906 и 1913 г. в свет вышли первые два тома, третий том остался неизданным).

Федоров усматривал в эволюционном процессе стремление к порождению сознания, разума, которые, начиная с человека, призваны стать орудиями уже не бессознательного, а сознательного, нравственно и религиозно направленного совершенствования мира. «Природа в нас начинает не только сознавать себя, но и управлять собою», человек – и венец эволюции, и ее агент, на его плечи ложится труд космизации бытия. В противовес существующему паразитарному, эксплуатирующему отношению человека к природной среде, приводящему цивилизацию на грань катастрофы («Цивилизация эксплуатирующая, но не восстановляющая, не может иметь иного результата, кроме приближения собственного конца»), Федоров выдвигает идею регуляции природы, разворачивающейся в последовательной цепочке задач. Это и предотвращение стихийных катаклизмов (землетрясений, наводнений, засух, смерчей и др.), и регуляция климата, и управление космическими процессами, и работа над преодолением смерти, и – как пик регуляции, фокусирующий в себе все ее усилия, – возвращение к новой преображенной жизни всех ушедших в небытие, бесконечное творчество в обновленной Вселенной.

Благой исход истории, становящейся «работой спасения», предполагает, по Федорову, необходимость нового фундаментального выбора, связанного с императивом эволюционного восхождения человечества. Обнажая изъяны одностороннего технического развития, совершенствующего машины и механизмы и оставляющего нетронутой и уязвимой природу самого человека, которая целиком зависит от превратностей внешней среды, Федоров выдвигает идею органического прогресса, ориентированного на преображение физического естества существа сознающего, когда человек сам, без помощи техники, сможет летать, видеть далеко и глубоко, обретет способность строить свои ткани из элементарных веществ среды, как растения под воздействием солнечного света (мыслитель предвосхищает здесь идею автотрофности В.И. Вернадского), будет создавать себе необходимые органы или изменять уже существующие в зависимости от среды обитания, пребывания, действия («полноорганность»). Тело, вместилище души, по убеждению мыслителя, должно быть всецело подчиненным сознанию, регулируемым, одухотворенным, должна быть достигнута полнота власти духа над материей, теснящего и наконец, вытесняющего из бытия силы распада, тления, смерти. Новый, радикальный поворот в философии Федоров видел в отказе от отвлеченного мышления, пассивного созерцания, в переходе к определению ценностей должного порядка вещей, к выработке плана преобразовательной деятельности человечества. Провозглашал нераздельность онтологии и деонтологии («истина есть только путь ко благу»), необходимость проективного мышления (проект связует идеал и реальность, ищет пути практического осуществления высшей идеи). Выдвигал принцип всецелости и всеобщности познания («все должны быть познающими и всё – предметом познания»), говорил об обращении гносеологии в гносеоургию. Свою систему называл супраморализмом, разрабатывая основы «совершеннолетней», «сыновней» нравственности («все мы братья по любви к отцам»). При этом Федоров не ограничивал законы этики сферой человеческих отношений, указывая на зависимость нравственного начала в человеке и обществе от материально-природного порядка вещей. Неродственность и небратство, подчеркивал он, коренятся в глубинах самого послегрехопадного, смертного бытия, стоящего на законе смены поколений, пожирания, взаимного вытеснения и борьбы. А потому залогом достижения «всеобщего родства» может стать только преодоление смертоносных сил во внешнем мире (природно-космическая регуляция) и в самом человеке (психо-физиологическая регуляция). Убежденный в неполноте альтруистической морали (жертвенность одних предполагает вечный эгоизм других), Федоров предлагал формулу: «не для себя и не для других, а со всеми и для всех». Антиномию индивидуализма и коллективизма разрешал через принцип соборности, утверждая его как основу совершенного социального устроения (общество «по типу Троицы»).

В свете идеи бессмертия и воскрешения интерпретировал Федоров и смысл культуры, видя в ней попытку «мнимого воскрешения», импульс к сохранению памяти о бывшем и жившем. Высоко ставил музеи и библиотеки как средоточия всечеловеческой памяти, мечтал о радикальном расширении их деятельности, об их превращении в центры собирания, исследования, воспитания и обучения, вокруг которых группировались бы коллективы ученых – «специалистов по всем отраслям человеческого ведения». Став орудием всеобщего дела, Музей, по Федорову, должен одушевить познание сердечным, родственным чувством, духом любви к отцам и предкам, тем самым служа восстановлению братской связи людей. Философия Федорова стоит у истоков русского религиозно-философского ренессанса, определяя его стрежневые темы; полагает начало течению активно-эволюционной, ноосферной мысли XX века (Н.А. Умов, В.И. Вернадский, Н.Г. Холодный и др.). Под влияние «Философии общего дела» в разное время и в разной степени попадали выдающиеся классики русской литературы – Ф. Достоевский и Л. Толстой, В. Брюсов и В. Маяковский, Н. Клюев и В. Хлебников, М. Пришвин и М. Горький, А. Платонов и Б. Пастернак. Теургическая эстетика Федорова (переход от «искусства подобий» к творчеству жизни, литургический синтез искусств) оказала воздействие на философско-эстетические искания конца XIX – начала XX века (В. Соловьев, А. Белый, В. Иванов, В. Чекрыгин, П. Филонов и др.). С.Г. Семенова

Сочинения

  • Философия общего дела. Статьи, мысли и письма Николая Федоровича Федорова, изданные под редакцией В.А. Кожевникова и Н.П. Петерсона. Т. I. Верный, 1906, Т. II. М., 1913
  • Сочинения. М., 1982 (серия «Философское наследие»)
  • Собрание сочинений: В 4 томах. Т. 1–4. М., 1995–1999. Дополнительный том – М., 2000
  • Избранные сочинения. М.: РОССПЭН, 2010.

Литература

  1. Кожевников В.А. Николай Федорович Федоров. Ч. 1. М., 1908, 2-е изд.: М., 2004
  2. Остромиров А. [А.К.Горский]. Николай Федорович Федоров и современность. Вып. 1-4. Харбин. 1928–1933
  3. Young G. Nikolai F. Fedorov: An Introduction. / Nordland publishing company. Belmont, Massachussettes, 1979;
  4. Hagemeister M. Nikolaj Fedorov. Studien zu Leben, Werk und Wirkung. München, 1989
  5. Семенова C.Г. Николай Федоров. Творчество жизни. М., 1990; Философия бессмертия и воскрешения. Вып. 12. М., 1996
  6. Семенова С.Г. Философ будущего века Николай Федоров. М., 2004
  7. На пороге грядущего. Памяти Николая Федоровича Федорова. М., 2004
  8. Н.Ф. Федоров: pro et contra: В 2 кн. СПб., 2004–2008
  9. Служитель духа вечной памяти». Николай Федорович Федоров. К 180-летию со дня рождения: В 2 частях. М., 2010
  10. Young G. The Russian cosmists. The Esoteric Futurism of Nikolai Fedorov and His Followers. N.Y., 2012.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий