Направление ткачева. Пётр Никитич Ткачёв: биография, литературная деятельность, псевдонимы, политические взгляды

Петр Никитич Ткачев краткая биография литературного критика и публициста изложена в этой статье. П.Н. Ткачев был идеологом якобинского направления в народничестве.

Биография Ткачева Петра Никитича кратко

Будущий писатель появился на свет в Псковской губернии в 1844 году в семье небогатого помещика. Обучался в Санкт-Петербургском университете на юридическом факультете. В студенческие годы брал участие в университетских беспорядках, за что его на несколько месяцев посадили в Кронштадтскую крепость.

Позже после выхода из крепости он получил ученую степень, но опять- таки по подозрению в участии в политическом деле Баллода, Ткачев несколько месяцев отсидел в Петропавловской крепости согласно приговору сената.

Писательские способности открылись рано. Первая статья была опубликована в 1862 году в журнале «Время». Много писал о судебной реформе, издаваясь в журналах «Время» и «Эпоха». В 1865 году начал издаваться в известном журнале «Дело». На весне 1869 года Ткачева опять арестовывают за участие в Нечаевском деле, приговорив его к 1,5 годам тюрьмы. Петра Никитича выслали в Великие Луки, откуда он после эмигрировал за границу.

Свою деятельность журналиста он возобновил в 1872 году, печатаясь в том же журнале «Дело», но под псевдонимами – Никитин, Грачиоли, Нионов, Постный, Гр-ли, Все тот же.

П.Н. Ткачев был идеологом русского бланкизма, воспитываясь на идеях и взглядах шестидесятых годов. Он был ярым поклонником большевизма, даже больше, чем К. Маркс. Пребывая за границей, он возглавил объединение русских революционеров. Свои мысли он излагал в журнале «Набат», который выходил в Женеве под его редакцией. Очень много времени уделял изучению статистике экономики и населения, тонко подметив зависимость между величиною земельного надела и ростом населения крестьян.

Примечательно, что известное сегодня всем произведение Л. Н. Толстого Петр Никитич раскритиковал в пух и прах, назвав бездарным и вредным.

В 1883 году Ткачев заболел психическим заболеванием и в возрасте 41 года умер в Париже спустя два года.

Петр Никитич Ткачев (1844-1885) – известный русский революционер, идеолог народничества. В статье подробно рассмотрена его биография, взгляды и идеи.

Детство и годы юности

image

Петр Никитич Ткачев появился на свет 29 июня 1844 года в Псковской губернии (село Сивцово). Родителями его были мелкопоместные дворяне. Сначала Петр Никитич посещал 2-ю Петербургскую гимназию. Затем из пятого класса этой гимназии в 1861 году поступил в Петербургский университет, на юридический факультет. Однако учиться Петру Ткачеву не пришлось. Дело в том, что в это время начались студенческие волнения, в результате чего университет был закрыт. В числе других активных участников этих волнений Ткачев был заключен сначала в Петропавловскую крепость (в октябре), а затем в Кронштадтскую, из которой он вышел в декабре.

Защита диссертации, особенность революционных взглядов

image

Царь повелел оставить Петра Никитича в столице, поручив его матери. У Ткачева не было возможности продолжать обучение в университете. Однако через семь лет он все-таки сдал экзамены экстерном, представил свою диссертацию и стал кандидатом права. Несколько позже, критикуя Лаврова за то, что тот был слишком оторван от революционного движения, Петр Никитич писал о себе, что со времен гимназии не знал иного общества, кроме тех юношей, которые увлекались студенческими сходками, устраивали читальни и воскресные школы, заводили коммуны и артели и т. д. Он всегда был не только с ними, но и среди них, даже когда находился в Петропавловской крепости. Нацеленность Петра Никитича на немедленное решение тех или иных задач революционного движения сформировала характерные черты его социалистической концепции.

Участие в революционных объединениях

Ткачев еще во время обучения в гимназии начал читать социалистическую литературу. Он познакомился с изданиями Огарева и Герцена, со статьями Добролюбова и Чернышевского. Уже в ранних стихах, относящихся к 1860-62 гг. (некоторые из них ходили в списках), Ткачев проповедовал крестьянскую революцию. Он окончательно встал на революционный путь с 1861 года. С этого времени Ткачев активно участвовал в студенческом движении, в результате чего много раз подвергался арестам, обыскам, допросам. Петр Никитич постоянно был под надзором полиции. Он отбывал тюремное заключение практически ежегодно.

В 1862 году открылась его принадлежность к кружку Л. Ольшевского. Этот кружок готовил к изданию несколько прокламаций, в которых содержался призыв свергнуть царя. В 1865 и 1866 году Петр Никитич Ткачев был близок к организации И. А. Худякова и Н. А. Ишутина, а в 1867 и 1868 году – к “Рублевскому обществу”, члены которого вели пропаганду под видом странствующих учителей. Также известно, что Петр Ткачев в 1868 году примыкал к коммуне “Сморгонь”, которая является предшественницей организации, созданной С. Г. Нечаевым. Затем, в 1868-1869 гг., Петр Никитич вместе с Нечаевым входил в руководящий комитет петербургского студенческого движения.

Начало литературной деятельности

В июне 1862 года началась литературная деятельность Петра Никитича. Его литературный талант раскрылся в 60-е годы. В качестве одного из теоретиков революционного народничества, блестящего критика и публициста Ткачев сотрудничал с несколькими прогрессивными журналами. Следует отметить, что уже в первых его статьях, посвященных критике судебной реформы, которую планировало правительство, заметно революционно-демократическое, оппозиционное настроение. Они были опубликованы в журналах “Эпоха” и “Время” братьев Достоевских, а также в “Библиотеке для чтения”.

Знакомство с трудами Маркса

В ряде статей, созданных в период с 1862 по 1864 год, Петр Никитич выдвинул идею изменения существующих в России социальных отношений на социалистических началах путем устройства сети воспитательных земельно-промышленных ассоциаций, в первую очередь на незаселенных землях. Примерно в это время познакомился с некоторыми из трудов Карла Маркса Петр Никитич Ткачев.

Биография его в декабре 1865 года отмечена тем, что в “Русском слове” он впервые в легальной печати нашей страны изложил главный тезис К. Маркса, связанный с материалистическим пониманием истории, который тот представил в предисловии к “К критике политической экономии”. Следует отметить, что к этому времени Ткачев уже являлся постоянным сотрудником двух демократических журналов (“Дело” и “Русское слово”). Он фактически сменил на посту Писарева, который был помещен в Петропавловскую крепость. Вышеупомянутый тезис Петр Никитич пропагандировал и в дальнейшем, правда? в своей трактовке, несколько упрощенной.

Оформление концепции Ткачева

В 1868 году Ткачев П. Н. напечатал устав I Интернационала в переводе (в приложении к книге Бехера), а также устав народного банка Прудона. Взгляды Петра Никитича к концу 1860-х годов сложились в определенную концепцию. Он призывал к политико-социальной революции в стране. Эта концепция выразилась в вышедшей из кружка Ткачева и Нечаева “Программе революционных действий”.

Петропавловская крепость

Нужно сказать, что многое из того, что написал Ткачев П. Н. либо запрещалось, либо не проходило по условиям цензуры, либо отбиралось при многочисленных арестах. Когда во время очередных студенческих волнений (в марте 1869 года) Ткачева вновь арестовали, ему выдвинули сразу 3 литературных обвинения. Первое из них – за создание и публикацию воззвания “К обществу!”, в котором были представлены требования студентов; второе – за публикацию сборника под названием “Луч”, изданного вместо запрещенного “Русского слова”; третье – за то, что он напечатал книгу “Рабочий вопрос” Э. Бехера. На сей раз Петропавловская крепость стала для Петра Никитича местом заключения почти на четыре года. В начале 1873 года Ткачева отправили в ссылку в Великие Луки, на родину. Оттуда он бежал за границу с помощью М. В. Куприянова, тоже революционера.

Жизнь за границей, полемика с Энгельсом и Лавровым

Журнальная деятельность, прерванная арестом, возобновилась в 1872 году. Ткачев вновь стал публиковать свои статьи в “Деле”. Однако он подписывал их не своей фамилией, а разными псевдонимами (Все тот же, П. Грачиоли, П. Гр-ли, П. Н. Постный, П. Н. Нионов, П. Никитин).

В Лондоне и Женеве Петр Никитич одно время сотрудничал с П. Л. Лавровым (портрет его представлен выше) в подготовке к изданию журнала “Вперед!”. Тем не менее, уже первые его шаги, сделанные в эмиграции, отмечены серьезной полемикой с Ф. Энгельсом и Лавровым. В 1874 году в Цюрихе и Лондоне были изданы брошюры Ткачева “Задачи революционной пропаганды…” и “Открытое письмо Фридриху Энгельсу”. Полемика эта сразу же поставила Петра Никитича в изолированное положение за границей.

Эмигрантская литература Ф. Энгельса, Лаврова и других стояла на несколько иной позиции, чем Петр Никитич. Суть разногласий между ними заключалась в том, что Ткачев рассматривал политическую борьбу в качестве неотъемлемой предпосылки будущей революции. Однако роль народных масс в ней он недооценивал, с чем не могли согласиться многие русские эмигранты. По его мнению, революционное меньшинство должно завоевать власть, основать новое государство, осуществить революционные преобразования, выражающие интересы народа. Последнему остается только воспользоваться результатами. Петр Ткачев заблуждался в своем мнении, что самодержавие не имеет социальной почвы в России, что оно не является выразителем интересов того или иного класса. Фридрих Энгельс, в свою очередь, в написанных им статьях ответил критикой воззрений Ткачева, которые он считал мелкобуржуазными.

Издание журнала “Набат”

Петр Никитич, выйдя из “Вперед!”, отыскал сторонников среди кружка “Cercle Slave” (в переводе – “Славянский кружок”), который объединял русско-польских эмигрантов. С их помощью Ткачев в 1875 году стал издавать журнал “Набат” в Женеве. В этом журнале он занял положение редактора. Это издание стало органом якобинского направления, близкого к бланкизму, в революционном народничестве. Ткачев в данный период открыто выражал свои социалистические взгляды, рассуждая о вопросах теоретического обоснования социализма, тактики и стратегии революционной борьбы. В журнале “Набат” Петр Никитич вел полемику с П. Л. Лавровым и М. А. Бакуниным. Его идеи, которые сначала не имели большого влияния, а зачастую и вызывали раздражение, начали находить сторонников к концу 1870-х годов. Это происходило по мере совершения поворота русских революционеров к политико-социальным методам и требованиям революционной борьбы.

“Общество народного освобождения”

В 1877 году Петру Никитичу вместе с его приверженцами удалось организовать “Общество народного освобождения”. Это строго законспирированное объединение было создано с помощью коммунаров-бланкистов из Франции (Ф. Курне, Е. Гранже, Э. Вайян и др.). Общество опиралось в своей деятельности на некоторые российские кружки (в частности, И. М. Ковальского в Одессе и Заичневского в Орле). Ткачев в 1880 г. сотрудничал в газете “Ни бога, ни господина” О. Бланки.

Тем не менее, предубеждение против Петра Никитича оставалось очень сильным. Настолько, что “Народная воля” (по словам В. И. Ленина, ее деятельность была подготовлена идеологией Ткачева) отвергла союз с “Набатом”, который предполагался ранее. “Набат” перестал издаваться после его непродолжительного выпуска в 1881 году в виде газеты.

Публикация под различными псевдонимами

Ткачев, живя за границей, продолжал печататься в легальной русской прессе под различными псевдонимами, которые (Все тот же, П. Грачиоли и др.) мы уже перечисляли. В качестве одного из основных сотрудников “Дела” Петр Никитич опубликовал множество статей по философии, праву, истории, педагогике, экономике и др. Однако после того как редактор этого журнала, Г. Е. Благосветлов, умер, сотрудничество стало не таким регулярным. Все реже появлялись статьи Ткачева. Казалось, что литературная и революционная деятельность Петра Никитича затухает, но на самом деле это было не так.

К настоящему времени стали известны некоторые новые факты, касающиеся последних лет жизни Ткачева в эмиграции. Они свидетельствуют о том, что этот русский литературный критик и революционер продолжал активно творить. Недавно удалось обнаружить социалистическую газету “Набат” (“Le Tocsin”), которая издавалась на юге Франции (в Нарбонне) в 1882 году. Передовые статьи для нее были написаны Ткачевым, который скрывал свое имя под псевдонимом “Гракх”. Скорее всего, эти выступления в печати можно считать последними.

С ноября 1882 года болезнь Ткачева прогрессировала, в результате чего он оказался в больнице. Петр Никитич скончался в Париже 23 декабря 1885 года. Избранные сочинения его навсегда вошли в историю революции.

Философские взгляды Ткачева

На первый взгляд, в столь насыщенной и многообразной деятельности трибуна-публициста-политика не остается места для серьезной философии или же ей отводится подчиненная, сугубо случайная роль. Действительно, с формальной стороны сам Петр Никитич Ткачев, по всей видимости, дает нам повод для этого предположения. Ведь он был яростным критиком всех философских систем.

Однако уже в одной из своих первых статей (в опубликованной в 1863 году “Юридической метафизике”) Ткачев формулирует свою программу реформы философии. Он говорит о том, что нужно построить истинную, плодотворную, живую философию, которая чужда любого рода метафизичности. Она должна связать воедино части социальной науки, насильственно расторгнутые. Философия эта будет социальной, общественной наукой. Она должна приносить пользу обществу.

Ткачев как публицист часто возвращается к проблеме пользы философии. По его мнению, она должна стать основой для преобразования мира, инструментом науки, стержнем верного мировоззрения. Как политик Петр Никитич Ткачев особо разработал проблемы революции, социологии, справедливого и разумного общественного устройства. Он называл свою философскую позицию “реализмом” (или рационализмом).

Вот такой любопытной личностью был Петр Никитич Ткачев. Интересные факты о нем практически все связаны с революцией, которой он отдал всю свою жизнь.

ТКАЧЕВ ПЕТР НИКИТИЧ

Ткачев (Петр Никитич) – писатель. Родился в 1844 г. в Псковской губернии, в небогатой помещичьей семье. Поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, но, вскоре, за участие в студенческих беспорядках, попал в Кронштадтскую крепость, где просидел несколько месяцев. Когда университет был вновь открыт, Ткачев, не поступая в число студентов, выдержал экзамен на ученую степень. Привлеченный к одному из политических дел (так называемому “делу Баллода”), Ткачев отсидел несколько месяцев в Петропавловской крепости, сначала в виде ареста подследственного, потом по приговору Сената. Писать Ткачев начал очень рано. Первая его статья (“О суде по преступлениям против законов печати”) была напечатана в ¦ 6 журнала “Время” за 1862 г. Вслед затем во “Времени” и в “Эпохе” помещено было, в 1862 – 64 годах, еще несколько статей Ткачева по разным вопросам, касавшимся судебной реформы. В 1863 и 1864 г. Ткачев писал также в “Библиотеке для Чтения” П.Д. Боборыкина ; здесь помещены были, между прочим, первые “статистические этюды” Ткачева (преступление и наказание, бедность и благотворительность). В конце 1865 г. Ткачев сошелся с Г.Е. Благосветловым и стал писать в “Русском Слове”, а затем в заменившем его “Деле”. Весной 1869 г. он был вновь арестован и в июле 1871 г. приговорен санкт-петербургской судебной палатой к 1 году и 4 месяцам тюрьмы (по так называемому “Нечаевскому делу”). По отбытии наказания Ткачев выслан был в Великие Луки, откуда вскоре эмигрировал за границу. Прерванная арестом журнальная деятельность Ткачева возобновилась в 1872 г. Он опять писал в “Деле”, но не под своей фамилией, а под разными псевдонимами (П. Никитин, П.Н. Нионов, П.Н. Постный, П. Гр-ли, П. Грачиоли, Все тот же). Ткачев был очень заметной фигурой в группе писателей крайнего левого крыла русской журналистики. Он обладал несомненным и незаурядным литературным талантом; статьи его написаны живо, порой увлекательно. Ясность и строгая последовательность мысли, переходящая в известную прямолинейность, делают статьи Ткачева особенно ценными для ознакомления с умственными течениями того периода русской общественной жизни, к которому относится расцвет его литературной деятельности. Ткачев не договаривал иногда своих выводов только по цензурным соображениям. В тех рамках, которые допускались внешними условиями, он ставил все точки над i, как бы парадоксальны ни казались порой защищаемые им положения. Ткачев воспитался на идеях “шестидесятых годов” и оставался верен им до конца своей жизни. От других своих сотоварищей по “Русскому Слову” и “Делу” он отличался тем, что никогда не увлекался естествознанием; его мысль всегда вращалась в сфере вопросов общественных. Он много писал по статистике населения и статистике экономической. Тот цифровой материал, которым он располагал, был очень беден, но Ткачев умел им пользоваться. Еще в 70-х годах им подмечена была та зависимость между ростом крестьянского населения и величиной земельного надела, которая впоследствии прочно обоснована П.П. Семеновым (в его введении в “Статистике поземельной собственности в России”). Наибольшая часть статей Ткачева относится к области литературной критики; кроме того он вел в течение нескольких лет отдел “Новых книг” в “Деле” (и ранее “Библиографический листок” в “Русском Слове”). Критические и библиографические статьи Ткачева носят на себе чисто публицистический характер; это – горячая проповедь известных общественных идеалов, призыв к работе для осуществления этих идеалов. По своим социологическим воззрениям, Ткачев был крайний и последовательный “экономический материалист”. Едва ли не в первый раз в русской журналистике в его статьях появляется имя Маркса. Еще в 1865 г. в “Русском Слове” (“Библиографический листок”, ¦ 12) Ткачев писал: “Все явления юридические и политические представляют не более как прямые юридические последствия явлений жизни экономической; эта жизнь юридическая и политическая есть, так сказать, зеркало, в котором отражается экономический быт народа… Еще в 1859 г. известный немецкий изгнанник Карл Маркс формулировал этот взгляд самым точным и определенным образом”. К практической деятельности, во имя идеала “общественного равносилия”*), Ткачев звал “людей будущего”. Он не был экономическим фаталистом. Достижение социального идеала или, по крайней мере, коренное изменение к лучшему экономического строя общества должно было составить, по его воззрениям, задачу сознательной общественной деятельности. “Люди будущего” в построениях Ткачева занимали то же место, как “мыслящие реалисты” у Писарева . Перед идеей общего блага, которая должна служить руководящим началом поведения людей будущего, отступают на задний план все положения отвлеченной морали и справедливости, все требования кодекса нравственности, принятого буржуазной толпой. “Нравственные правила установлены для пользы общежития и потому соблюдение их обязательно для каждого. Но нравственное правило, как все житейское, имеет характер относительный и важность его определяется важностью того интереса, для охраны которого оно создано…. Не все нравственные правила равны между собой” и притом “не только различные правила могут быть различны по своей важности, но даже важность одного и того же правила, в различных случаях его применения, может видоизменяться до бесконечности”. При столкновении нравственных правил неодинаковой важности и социальной полезности не колеблясь следует отдавать предпочтение более важному перед менее важным. Этот выбор должен быть предоставлен каждому; за каждым человеком должно быть признано “право относиться к предписаниям нравственного закона, при каждом частном случае его применения, не догматически, а критически”; иначе “наша мораль ничем не будет отличаться от морали фарисеев, восставших на Учителя за то, что он в день субботний занимался врачеванием больных и поучением народа” (“Дело”, 1868, ¦ 3, “Люди будущего и герои мещанства”). Политические свои воззрения Ткачев развивал в нескольких брошюрах, изданных им за границей, и в журнале “Набат”, выходившем под его редакцией в Женеве, в 1875 – 76 годах. Ткачев резко расходился с господствовавшими тогда в эмигрантской литературе течениями, главными выразителями которых были П.Л. Лавров и М.А. Бакунин. Он являлся представителем так называемых “якобинских” тенденций, противоположных и анархизму Бакунина, и направлению Лавровского “Вперед”. В последние годы своей жизни Ткачев писал мало. В 1883 г. он заболел психически и скончался в 1885 г., в Париже, 41 года от роду. Статьи Ткачева, более характеризующие его литературную физиономию: “Дело”, 1867 – “Производительные силы России. Статистические очерки” (1867, ¦ 2, 3, 4); “Новые книги” (¦ 7, 8, 9, 11, 12); “Немецкие идеалисты и филистеры” (по поводу книги Шерра: “Deutsche Cuktur und Sittengeschichte” ¦ 10, 11, 12). 1868 – “Люди будущего и герои мещанства” (¦ 4 и 5); “Подрастающие силы” (о романах В.А. Слепцова , Марко Вовчка, М.В. Авдеева – ¦ 9 и 10); “Разбитые иллюзии” (о романах Решетникова – ¦ 11, 12). 1869 – “По поводу книги Дауля “Женский труд” и статьи моей “Женский вопрос” (¦ 2). 1872 – “Недодуманные думы” (о сочинениях Н. Успенского , ¦ 1); “Недоконченные люди” (о романе Кущевского : “Николай Негорев”, ¦ 2 – 3); “Статистические примечания к теории прогресса” (¦ 3); “Спасенные и спасающиеся” (по поводу романа Боборыкина: “Солидные добродетели”, ¦ 10); “Недокрашенная старина” (о романе “Три страны света”, Некрасова и Станицкого , и о повестях Тургенева , ¦ 11 – 12). 1873 – “Статистические очерки России” (¦ 1, 4, 5, 7, 10); “Тенденциозный роман” [по поводу “Собрания Сочинений” А. Михайлова (Шеллера) , ¦ 2, 6, 7]; “Больные люди” (о “Бесах” Ф.М. Достоевского , ¦ 3, 4); “Тюрьма и ее принципы” (¦ 6, 8). 1875 – “Беллетристы-эмпирики и беллетристы-метафизики” (о сочинениях Кущевского, Гл. Успенского , Боборыкина, С. Смирновой , ¦ 3, 5, 7); “Роль мысли в истории” (по поводу “Опытов истории мысли” П. Миртова , ¦ 9, 12). 1876 – “Литературное попурри” (о романах: “Два мира”, Алеевой, “В глуши” М. Вовчка, “Подросток” Достоевского и “Сила характера”, С.И. Смирновой, ¦ 4, 5, 6); “Французское общество в конце XVIII в.” (по поводу книги Тэна, ¦ 3, 5, 7); “Поможет ли нам мелкий кредит” (¦ 12). 1877 – “Идеалист мещанства” (по поводу сочинения Авдеева, ¦ 1); “Уравновешенные души” (по поводу романа Тургенева “Новь”, ¦ 2 – 4); “О пользе философии” (по поводу сочинений А.А. Козлова и В.В. Лесевича , ¦ 5); “Эдгар Кинэ, критико-биографический очерк” (¦ 6 – 7); 1878 – “Безобидная сатира” (о книге Щедрина : “В среде умеренности и аккуратности”, ¦ 1); “Салонное художество” (об “Анне Карениной” Толстого , ¦ 2 и 4); “Кладези мудрости российских философов” (по поводу “Писем о научной философии” В.В. Лесевича, ¦ 10, 11). 1879 – “Мужик в салонах современной беллетристики” [по поводу сочинений Иванова (Успенского), Златовратского , Вологдина (Засодимского) и А. Потехина , ¦ 3, 6, 7, 8, 9]; “Оптимизм в науке. Посвящается Вольному Экономическому Обществу” (¦ 6); “Единственный русский социолог” (о “Социологии” Де-Роберти, ¦ 12). 1880 – “Утилитарный принцип в нравственной философии” (¦ 1); “Гнилые корни” (о сочинении В. Крестовского , ¦ 2, 3, 7, 8). Н.Ф. Анненский.

Краткая биографическая энциклопедия . 2012

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Этот идеолог народничества и активной революционной борьбы, социолог и публицист, общественный деятель был сыном архитектора (сотрудника Карло Росси), получил образование сначала в гимназии, затем на юридическом факультете Петербургского университета. Заканчивал он его уже в Петропавловской, а затем Кронштадтской крепостях, куда был заключен за участие в студенческих волнениях.

Он экстерном окончил университет и защитил кандидатскую диссертацию по юриспруденции, находясь под полицейским надзором; его публицистические статьи нередко запрещались цензурой, а журналы, где он сотрудничал, закрывались. В 1873 году Ткачев эмигрировал в Англию. За границей он как журналист занимался социологией, политэкономией, теорией революции («Анархия мысли», «Революция и государство», «Народ и революция», «Анархическое государство», «Кладези мудрости российских философов»). Он стремился быть реалистом, учитывать условия действительности и решать насущные практические задачи. Исходил из коммунистическо-анархических идеалов и стремления построить общество социальной справедливости, содействующее освобождению и всестороннему развитию личности.

Как мыслитель, Ткачев отличался более честностью, откровенностью, преданностью революционной идее, чем обстоятельностью разработок философских, научных и религиозных проблем. Он полагал, например, что философия – «наука столь же самостоятельная, как… наука логики, наука психологии и другие науки». Она отвечает потребности человека к размышлению и обобщению, является продуктом «мыслительного процесса… настолько же рокового и неизбежного, как и процесс пищеварения». Впрочем, уточнял он, философия в отличие от физиологического процесса вовсе не подчиняется роковой неизбежности. Человек может перерабатывать свои впечатления «в абстрактно-фантастические представления», в какие-то частные выводы или же «в строго научные обобщения». Оперируя «относительно общими понятиями», философия может подвести их под «одно высшее, всеобщее, всеобъемлющее понятие», но только «путем опять-таки строго научных обобщений».

Что же тут подразумевается под научностью (кроме того, что это нечто хорошее, точное, полезное, вполне отражающее реальность)? И почему строго научные обобщения становятся принадлежностью философии, а не самой науки? Или имеется в виду научный метод в приложении к проблемам философии? Тогда что это за проблемы и есть ли у философии собственный метод?.. Вопросы возникают из-за неряшливости формулировок автора.

Иное дело, когда он переходил к обсуждению проблем, связанных с социальной революцией. Общественные процессы он делил на две группы: мирный прогресс (эволюция) и революция. В первом задействовано большинство населения; он проходит «тихо, медленно, плавно». Второй свершается «быстро, бурно, беспорядочно, носит на себе характер урагана». Революцию делает меньшинство.

Сразу возникает вопрос о справедливости и законности: меньшинство сознательно устраивает социальную катастрофу. Не преступление ли это? По Ткачеву, это тоже естественный процесс (добавим: ведь и в природе не всегда тишь да гладь!). Меньшинство просто исполняют неосознанную волю и желание большинства. Народ недоволен существующим устройством, потому что вынужден «из века в век поить своей кровью, кормить своим телом праздное поколение тунеядцев». Он всегда может и хочет сделать революцию, но «в нем забита всякая внутренняя инициатива»; он тянет свою лямку, неспособен выйти из накатанной колеи; «у него не хватает духа» и самосознания.

Революционно настроенная часть не может дожидаться, пока большинство само осознает свои потребности. Она старается довести глухое народное недовольство до взрыва, дает внешний толчок, служит запалом, после которого вспыхивает и грохочет революция.

С подобными логичными рассуждениями трудно не согласиться. Бытуют, конечно, наивные убеждения, будто победоносную революцию может совершить кучка бунтовщиков (скажем, большевиков).

В том-то и дело, что вспышки мятежей, восстаний угасают или подавляются, если большинство, народ не созрел для восприятия идеи насильственного переустройства общества. Революция побеждает и укрепляет свои завоевания только в том случае, если кучка «подстрекателей» находит отклик в народе, становится сознательным выразителем его неосознанных стремлений. Ткачев призывал «возбуждать в обществе чувства недовольства и озлобления существующим порядком, а также вести активную агитационную работу и создавать искусственно революционную ситуацию, если она не складывается естественно».

Какие же идеалы видел впереди Ткачев? Он отвергал «буржуазный прогресс», который погубит русскую общину (как это произошло на Западе). Для России общественный идеал традиционен: «Самоуправляющаяся община, подчинение лица миру (личности, обществу. – Р. Б.); право частного пользования, но отнюдь не частного владения землей; круговая порука, братская солидарность всех членов общины». В таких воззрениях заложены зерна коммунистической идеологии.

Казалось бы, столь последовательный революционер должен ратовать за так называемый классовый подход к наукам, если не к естественным, то уж по крайней мере к общественным. Тем более что целый ряд авторитетных ученых и философов высказывались в таком же смысле. Однако Ткачев называл подобное отношение догматическим, недопустимым, рассматривающим объекты сквозь призму «приятного и неприятного», «желательного и нежелательного», «дурного и хорошего».

В этом, безусловно, есть свой резон. Объективность исследований – первое требование научности. Беда только в том, что слишком часто ученые либо бессознательно, либо выполняя «социальный заказ» или оплачиваемую работу, проводят исследования предвзято, подгоняя результаты под заранее готовый ответ. В подобных случаях видимость объективности вводит в заблуждение, обманывает. Поэтому явная субъективность, возможно, предпочтительней, чем скрытая под видом объективности.

image

Пётр Никитич Ткачёв © saint-juste.narod.ru

В этом году исполняется 172-года со дня рождения выдающегося русского революционера и идеолога народничества Петра Ткачева. Именно его философ Николай Бердяев назвал прямым предшественником Ленина и замечательнейшим теоретиком революции 70-х годов позапрошлого века.

Петр Никитич Ткачев родился в 1844 году в Великолуцком уезде Псковской губернии в мелкопоместной дворянской семье. В 1861 году поступил на юридический факультет Петербургского университета, который впоследствии закончил экстерном, но вскоре за активное участие в студенческих волнениях был арестован. После освобождения из Петропавловской крепости примкнул к революционному кружку и осенью 1862 года был вновь арестован за хранение прокламации Огарева «Что нужно народу». В 1865–1866 годах также подвергался арестам. В эти годы Ткачев начинает свою публицистическую деятельность в журналах «Библиотека для чтения», во «Времени» и «Эпохе» братьев Достоевских, «Русском слове». Он публикует многочисленные статьи по вопросам статистики, права, экономики, истории, философии, литературной критики.

Революционно-демократические и социалистические идеалы сложились у Ткачева под влиянием идей Герцена и Огарева, Чернышевского и Писарева. В 1869 году Ткачев был приговорен за публикацию революционной прокламации «К обществу» к тюремному заключению на полтора года с последующей высылкой под надзор полиции в родное поместье. Некоторые советские историки пришли к выводу, что именно Ткачев был одним из авторов «Программы революционных действий» кружка Сергея Нечаева и прокламации «К русскому народу». В 1873 году Петр Ткачев тайно покидает Россию и устанавливает в Цюрихе связи с журналом «Вперед» Петра Лаврова. Однако их сотрудничество оказалось недолгим. Решительно не соглашаясь с тактикой народников-пропагандистов, он обрушивается на Лаврова в целом ряде статьей, обвиняя его в либерализме и отсутствии подлинной революционности. В свою очередь Лавров упрекал его за излишнее «якобинство».

Вскоре Ткачев сближается с русско-польскими эмигрантами бланкистского направления и начинает издавать журнал «Набат» (1875 – 1881), имевший подзаголовок «Орган русских революционеров», со страниц которого выступал с резкой критикой других народнических течений – последователей Лаврова и Бакунина. В многочисленных статьях Ткачев сформулировал свое кредо социальной философии: «Наш народ в своем огромном большинстве проникнут принципами общинного владения, он, если так можно выразиться, коммунист по инстинкту, по традиции. Идея коллективной собственности срослась со всем миросозерцанием русского народа».

В программной статье «Набат» Ткачев заявлял, что в России разразилось «величайшее народное бедствие», огонь «экономического прогресса», затронувший основы народной жизни и начавший разрушать «принцип общины», который, по его мнению, должен «лечь краеугольным камнем того будущего общественного строя, о котором мы все мечтаем».

Развитие «экономического прогресса», отмечал Ткачев, сопровождается нарождением буржуазных форм жизни, появлением кулачества и мироедства, индивидуализма и алчного эгоизма ведущих к экономической анархии. Широко известна полемика Петра Ткачева и Фридриха Энгельса. Ткачев утверждал, что российское самодержавие не пользуется поддержкой никаких социальных слоев и просто «висит в воздухе». Отсюда Ткачев делал вывод о возможности быстрого переворота группой революционеров-заговорщиков, способной взять в свои руки дело освобождения народа. Энгельс в работе «О социальном вопросе в России» (1875), иронизируя над этим тезисом, замечает, что это не русское правительство, «а скорее сам г-н Ткачев висит в воздухе».

Отстаивая заговорщическую тактику, Ткачев объявил своим идейным учителем французского революционера Огюста Бланки, проведшего в тюрьмах почти 37 лет своей жизни. В 1878 году Ткачев организует тайную организацию «Общество народного освобождения». Проживая в Париже с 1878 года, Ткачев тесно сотрудничает в газете издаваемой Бланки «Ni dieu, ni maitre» («Ни бога, ни хозяина»). «Он был нашим вдохновителем и нашим вождем в великом искусстве заговора. Обаятельный и симпатичный образ великого мученика, запечатлен в наших сердцах» – писал о своем учителе Ткачев уже после его смерти в 1881 году. «Традиции бланкизма, заговорщичества – отмечал Ленин, – страшно сильны у народовольцев, до того сильны, что они не могут себе представить политической борьбы иначе, как в форме политического заговора».

Ткачев, в отличие от других ведущих народников, не верил в созидательную роль народных масс, отводя им только функцию разрушения старых устоев.

Революционная роль народа заканчивается, «когда он разрушит гнетущие его учреждения, уничтожит непосредственных тиранов-эксплуататоров». «Таким образом, революционное меньшинство, пользуясь разрушительно-революционной силой народа и основываясь на общем духе положительного народного идеала, положит основание новому разумному порядку общежития». Ткачев достаточно подробно разработал концепцию революционной диктатуры и основные этапы социальных преобразований после свержения царизма. Он считал, что только революционеры в силу своего более высокого и умственного и нравственного развития могут осуществить великую эту задачу.

«Революция осуществляется революционным государством, которое с одной стороны, борется и уничтожает консервативные и реакционные элементы общества, упраздняет все те учреждения, которые препятствуют установлению равенства и братства, с другой – вводит в жизнь учреждения, благоприятствующие их развитию», – писал Ткачев.

Он предполагал после революционного переворота создать «Народную думу» для проведения соответствующих преобразований. Сама последовательность действий рисовалась Ткачевым в следующем виде: революционное государство осуществит ряд реформ, общий характер которых должен состоять: «1) в постепенном преобразовании крестьянской общины, основанной на принципе временного, частного владения в общину-коммуну, основывающуюся на принципе общего совместного пользования орудиями производства и общего совместного труда; 2) в постепенной экспроприации орудий производства, находящихся в частном владении, и в передаче их в общее пользование; 3) в постепенном введении таких общественных учреждений, которые устраняли бы необходимость какого-либо посредничества при обмене продуктов; 4) в постепенном устранении физического, умственного и нравственного неравенства между людьми при посредстве обязательной системы общественного, для всех одинакового интегрального воспитания в духе любви, равенства и братства». Итогом должно было стать развитие общественного самоуправления и упразднение центральных функций государственной власти. Но этот анархо-коммунистический идеал рассматривался им как отдаленное следствие осуществленных радикальных социальных преобразований.

При этом Ткачев резко критиковал анархизм Михаила Бакунина и видел в государстве «единственную силу, которая может своею мощною рукою изменить нынешнее невыгодное положение труда и обуздать своекорыстие капитала». Рассматривая самоуправляющуюся крестьянскую общину как общественный идеал в России, Ткачев считал, что «в настоящее время она стоит, так сказать, на перепутье двух дорог: одна ведет к царству коммунизма, другая — к царству индивидуализма, куда толкнет ее жизнь, туда она и пойдет».

Критике народнических взглядов, в том числе и идей Ткачева, посвятил свою работу «Наши разногласия» (1884) Георгий Плеханов, вставший на позиции марксистской социал-демократии и основавший группу «Освобождение труда». Если, по Ткачеву, русская революция должна была стать той плотиной, которая остановит волны буржуазного прогресса и даст ему иное противоположное направление, то Плеханов отвергал народническую концепцию, предполагающую для России возможность избежать развития капиталистических отношений. Николай Бердяев утверждал, что Ткачев, подобно Ленину, строил теорию социалистической революции для России.

«Русская революция принуждена следовать не по западным образцам. С этим связана основная проблема в истории русской социалистической мысли – может ли Россия миновать капиталистическое развитие, господство буржуазии, может ли революция быть социалистической, можно ли к России применять теорию марксизма, не считаясь с особенностями русского пути».

Многие критики Ленина, и в первую очередь меньшевики, стремились отлучить лидера большевизма от марксистского наследия, представив его исключительно продолжателем идей бланкизма и революционного народничества, игнорируя принципиальные различия во взглядах Ленина и ведущих народников. Однако также невозможно отрицать существенное влияние народнических идей на генезис большевизма. Тем более что сам Ленин, критикуя идеологов, либерального народничества, и в частности Николая Михайловского, упрекал их в том числе и в отходе от революционных принципов своих идейных предшественников.

Николай Бердяев увидел в споре Плеханова и народников некую историческую правоту Петра Ткачева. «И правота его не была правотой народничества против марксизма, а исторической правотой большевиков против меньшевиков, Ленина против Плеханова. В России не коммунистическая революция оказалась утопией, а либеральная буржуазная революция оказалась утопией», — подчеркивал Бердяев работе «Истоки и смысл русского коммунизма».

Видный деятель партии большевиков, яркий публицист Карл Радек в статье «Ленин», опубликованной в 1923 году и посвященной дватцатипятилетию РСДРП, характеризуя становление лидера Октябрьской революции, проницательно заметил: «…совершилось чудо: подпольный человек оказался самым почвенным человеком русской действительности. История не знает ни одного примера такого перехода от подпольного человека к государственному человеку. Это соединение качеств руководящего теоретика, политика, организатора сделало Ленина вождем русской революции».

Николай Бердяев не соглашался с принятым определением Ткачева как якобинца. «Ткачева часто называли якобинцем, что не совсем верно. Якобинство есть форма демократии, Ткачев же прежде всего социалист и социализм его не демократического типа», – утверждал Бердяев.

Петр Ткачев был знаком с основными положениями марксизма. Он критиковал «Исторические письма» Петра Лаврова за субъективистское понимание прогресса и роли личности, отводя решающее значение в истории экономическому фактору. В тоже время Ткачев был далек от марксистского понимания роли производительных сил и производственных отношений, учения о способах производства и общественно-экономических формациях. Ткачев абсолютизировал различия между народами, утверждая, что «при одинаковом по существу своему монотеистическом миросозерцании западные и восточные, романские и германские народы с одной стороны, славянские — с другой, выработали совершенно различные бытовые формы, различные социальные физиономии и представляют в своем историческом развитии весьма мало аналогий и сходства». Вообще в идеях народников сказывалось определенное влияние русских славянофилов, несмотря на их идеологическую противоположность.

В области философии Ткачев объявил себя приверженцем «реализма», резко нападал на представителей идеалистической традиции. Владимира Соловьева он называл юродствующим философом. В вопросах культуры, справедливо осуждая теорию «искусства для искусства», Ткачев иногда становился на позиции утилитаризма, отдавал предпочтение научным знаниям и даже утверждал, что в «будущем поэзия и духовенство, поэты и художники будут изгнаны из цивилизованного мира, как они были изгнаны из «Республики» Платона, хотя и с венками на голове». Буржуазную статистику Ткачев сравнивал с легкомысленной дамой, которая отдает себя к услугам каждого, кто пожелает ей воспользоваться.

В конце жизни Ткачев отошел от жестких нападок на представителей других народнических течений и призывал их объединиться для создания единой революционной организации, чтобы свергнуть самодержавие и расчистить дорогу для будущего коммунистического общества. Тем самым он косвенно признал правоту Петра Лаврова – лидера народников-пропагандистов, выступавшего за планомерную работу по созданию революционной народнической партии.

Мар 23, 2016

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий