Михаил Жебрак: Раньше все разбирались в футболе и медицине, сейчас — в заборах и тротуарах

Есть такой гид в Москве, который приглашает детей и взрослых на прогулку по улицам столицы и Подмосковья, превращая ее в увлекательное путешествие вглубь веков. Это Михаил Жебрак. Его называют частным экскурсоводом, выдумщиком, сказочником, а еще он ведущий авторской программы «Пешком».

Экскурсия-спектакль

Да, он именно такой. На протяжении многих лет придумывает интересные игры для детей и даже взрослых. Михаил превращает экскурсии в настоящие спектакли, в которых, пришедшие на экскурсию, становятся действующими лицами, а не просто группой, следующей за экскурсоводом. Каждая новая прогулка, новая экскурсия или поездка в один из парков Москвы с ребятами вдруг оборачивается поиском клада или каких-то исторических артефактов.

imageЭкскурсии по художественным музеям превращаются в детективное расследование, сложнее, чем у Пинкертона. Детям нравятся вот такие поиски разгадок тайн, хранящихся в музейных залах. Им интересно рассматривать картины и находить ключи к разгадкам вместо сухого классического рассказа экскурсоводов.

В двух словах о себе

Биография Михаила Жебрака очень скупа на факты. Просто о себе не многословен, в основном это перечень дат ключевых моментов творческой деятельности. Родился 27 апреля 1965 г. в Москве. Учился в школе, затем получил высшее образование в МГУП (печати). Его хобби – исторические места Москвы и горный туризм. Информацию для своих экскурсий черпает из книг, являясь читателем всех столичных библиотек. Считает, что только книга помогает правильно понимать историю, особенно старинная.

Михаил рассказывал, что в молодости исколесил всю центральную Россию с детскими туристическими группами. Постепенно начал водить в походы взрослый контингент. По его словам, зная материал, можно провести экскурсию в любом городе часа за три. Со школьной скамьи Михаил был увлечен театром, историей архитектуры и изобразительного искусства. Любимые средства передвижения – велосипед, а вне города – лошадь. О личной жизни Михаила Жебрака известно, что женат и имеет сына. О большем говорить не любит.

image

Туризм и экскурсии – любовь с детства

Родившись в Москве, Михаил обошел ее вдоль и поперек, облазил все таинственные места центра столицы и отдаленные уголки ее парков. Молодому искателю приключений нравилось находить исторические места и древние памятники, описанные в литературных произведениях. Хорошо зная каждый закоулок столицы, много лет проводил экскурсии по Москве и, путешествуя с ребятами по Подмосковью, старался познакомить их с близлежащими монастырями, усадьбами, городами.

В 2004-2005 годах Михаил Жебрак работает в туристической компании «Экспедиция Фишт» руководителем экскурсионного отдела. Здесь он занимается разработкой маршрутов, пишет экскурсионные программы и рекламные тексты. Далее работа редактором спортивного отдела, затем главным редактором журнала «Самозащита без оружия».

С сентября 2012 года и по настоящее время Михаил ведет на телеканале “Культура” еженедельную авторскую программу «Пешком». И, конечно, продолжает проводить обзорные экскурсии для ребят городу и области от туристической компании «Веселое путешествие». Туристическая компания «Магазин путешествий» и Михаил работают с взрослыми группами туристов. Любого человека можно увлечь, главное, чтобы ему было интересно и увлекательно. Вот такая интересная биография у экскурсовода Михаила Жебрака.

Обзорные экскурсии от «Веселого путешествия»

Такие экскурсии, которые проводит Михаил в рамках собственных авторских игровых программ, дают максимум интересной информации ребятам. Они в игровой форме не только познают свой город, его музеи, историческое прошлое, но и учатся видеть и понимать, что нарисовал художник, почему дом выстроен именно в таком стиле и многое другое. Дети в игре становятся исследователями. С лупами, картами и блокнотами они, под руководством Михаила Жебрака, открывают для себя мир, который, оказывается не обыденным. Молодцы те родители, которые приводят своих детей на такие экскурсии. На сайте «Веселого путешествия» можно прочитать восторженные отзывы от родителей и самих детей.

Авторская программа «Пешком»

Экскурсии-спектакли, которые Михаил Жебрак придумывает вот уже на протяжении многих лет, подтолкнули его к идее создания своей авторской программы «Пешком». И она получила от зрителей наивысшие оценки.

Замечательно, что передача получасовая и не утомляет зрителя у экрана. Изюминка ее в профессионализме рассказчика, которым выступает сам Михаил. Он, большой знаток истории Москвы и окрестностей, посвятил много выпусков программы теме Москвы. К ним относится цикл из передач «Москва чайная», «Москва водная», «Москва итальянская» и другие. Это тоже экскурсии, только для широкого круга зрителей. Данные программы есть в интернете, то есть их можно смотреть в любое удобное время. В сюжетах, которые Михаил создает, зритель наблюдает удивительную игру эрудированного и талантливого человека.

Что же еще придумает Михаил? Какие еще таланты не вскрыты?

В Рыбинске вновь побывала съёмочная группа телеканала «Культура». Автор и ведущий программы «Пешком…» Михаил Жебрак поделился мыслями о городе и рассказал о том, как снимают популярную передачу.

— реклама на сайте: медиакит|контакты —

— Михаил, почему захотелось рассказать именно о Рыбинске?

— Рыбинск — интересный город, с богатой историей и яркими архитектурными объектами — от заводов и электростанций до просто красивых зданий гражданского назначения. Живописные улицы, красивая набережная — многое из того, что я видел, не очень хорошо сохранилось. Но погулять, посмотреть можно. Любопытно!

— реклама на сайте: медиакит|контакты —

— Ваша съёмочная группа приезжает в Рыбинск уже во второй раз. Какие впечатления сохранились после первой программы?

— Первый мой визит в Рыбинск был связан с проектом, предложенным РЖД: мы делали серию программ, посвящённых вокзалам. В итоге получился цикл их шести фильмов. Конечно, я рассказывал не только о самом вокзале: говорил о городе, его особенностях, истории. Например, мы были в Сочи, показывали великолепный вокзал, построенный по проекту архитектора Душкина, и, соответственно, рассказывали о городе.

Серия про Рыбинск начиналась с рассказа о так называемом «рыбинском направлении» — когда-то была такая частная железная дорога. Мы начинали с Виндавского вокзала в Москве — сейчас он называется «Рижский». Далее переместились в Рыбинск. И вот тут нас ждал сюрприз! Предварительно нам сказали, что реконструкция самого вокзала и прилегающей площади закончена. Никто никого не обманул — до официального открытия оставалось всего две недели. Но мы приехали уже снимать! Внутри пыль от штукатурки, всё в целлофане. Снаружи, на площади — штабеля тротуарной плитки, везде тракторы, дорожная техника. Крыша перрона снизу была ещё не подшита досками, они просто лежали в стороне. Вокзал не возможно было снять! Честно: мы испытали настоящий шок. Выручил оператор, его-то как раз весь этот ужас не смутил. Поговорили с директором вокзала, целлофан убрали за полтора часа, спустили временный электрический щит, который загораживал часть стены — ещё 15 минут. Понятно, что площадь не замостили. Но даже минимальная уборка позволила на следующий день приступить к съёмкам. Получается, на вашем вокзале я был первым посетителем! И откровенно скажу: это один из самых красивых вокзалов в России.

— Возникло желание вернуться?

— Если вы побывали в Рыбинске, вам, скорее всего, захочется вернуться. Администрация города легко пошла на контакт с нами: проблем со съёмками не было. Это здόрово, когда можно работать без всяких проволочек: все двери открываются, не нужно получать лишних согласований. Блестящая организация! Мы могли попасть на чердаки, подвалы, балконы — туда, куда простому человеку обычно не пройти.

В этот раз снимали в Рыбинске два направления, я называю их «два крыла»: «Верфь братьев Нобель» с одной стороны, а с другой стороны — шлюз, электростанцию, микрорайон ГЭС. Мы побывали на закрытых объектах — туда съёмочные группы редко попадают, но нам повезло. Поэтому, думаю, передача будет интересной, необычной. Знаете, что особо важно? Когда нас так тепло встречают, даже голос меняется. Хочется сделать больше, чем задумывали изначально. Находятся вдруг какие-то особенные моменты, незапланированные в сценарии. Я ведь до поездки всегда много читаю о городе: воспоминания, архивные источники, изучаю историю, подшивки газет. Но мелкие детали, «изюминки», появляются сами по себе: из разговоров с местными людьми, впечатлений, полученных от погружения в историческую среду города.

В Москве, например, тяжело работать. В Москве ты никому не нужен. Я спрашиваю: «неужели вы не хотите, чтобы пять миллионов зрителей телеканала «Культура» увидели фасад вашего здания?» В ответ — молчание. Понимаете? С тобой даже не разговаривают.

Фото из архива Михаила Жебрака

— Как проходят съёмки?

— Съёмочная группа состоит из семи человек. На студии материал обрабатывают специалисты по монтажу, так что, можно сказать, что весь фильм делают не более 10-ти человек.

Что касается самих съёмок — это двойная работа. Я готовлю текст, изучаю город по фотографиям. Здесь нужно и одновременно показать узнаваемые объекты, и с другой стороны, сделать это так, как до нас не делал никто. И в этом мастерство нашего оператора — Анатолия Марфеля, лауреата премии «Тэффи». У него каждый план оригинальный. Мы с ним как разные полюса, которые дополняют друг друга, образуя вполне органичное целое.

Часто он недоволен моим текстом, а я — теми планами, которые он берёт. Помню, снимали первую передачу у вас, возле сгоревшей пристани. Он меня прямо на неё загнал: я рассказывал о том, что некогда в этой части Волги водилась стерлядь. Я помыл руки в воде, встал, а вокруг балки ржавые, камни. Думаю, что за ерунду снимаем! Потом посмотрел материалы и сам просто изумился: гениальный план! Получается, оператор видит больше, чем мы с вами.

Фото из архива Михаила Жебрака

— Городской интеллигент с тростью — это ваш образ?

— Образ? Нисколько! Я такой и есть по жизни. Одежда, которую я ношу во время съёмок, мне удобна и привычна. А вот тросточка появилась случайно: я не профессиональный актёр, во время разговора размахиваю руками. Чтобы как-то сгладить эту неудобную привычку, мне в руки дали трость. Были эксперименты с подзорной трубой — но с ней я стал похож на Паганеля из романа Жюля Верна. А вот с тросточкой я, можно сказать, сроднился. Она, во-первых, удобна — можно указать на отдельные детали фасада или просто опереться, изменив позу. Во-вторых, эта оригинальная деталь, «фишка», как сейчас модно говорить, которая делает образ узнаваемым.

Каким остался Рыбинск в вашей памяти?

— Впечатления о Рыбинске? Вкусный кофе, гостеприимные люди. Биржа — шедевр, но вы это и без меня ведь знаете. Дороги ужасные! Одни из самых плохих дорог, которые нам встречались за время съёмок. По городу ехать невозможно, одни ямы. Вложиться бы в дороги, и всё было бы отлично.

Фото из архива Михаила Жебрака

В каком городе вам хотелось бы остаться?

— Я думал, что в старости буду жить в Осташково — это город в Тверской области, расположенный на берегу южной части озера Селигер. Я представлял себя этаким седым старичком со шкиперской бородкой, в вёсельной лодке. Люблю воду! На Волгу езжу несколько раз в год, в походы — с лодкой, палаткой. Поэтому и думал об Осташково — я хотел бы туда переехать. Готов ли я к переезду? Нет. Москвой я очень недоволен: здесь свои проблемы, свой ритм. Но это город, где я родился. Москва словно привязывает, расстаться с ней сложно.

— Что пожелаете Рыбинску?

— Рыбинск — город работящий. Я бы пожелал ему событийного туризма. Хочется, чтобы сюда приезжали люди, хочется, чтобы город был на слуху. Но тут тоже есть опасность: не нужно жить иллюзией, что туризм способен решить все экономические проблемы. Туризм — это лицо, внешность, бренд. На самом деле многие города мечтают об увеличении туристического потока, но ведь это требует строительства новых гостиниц, дорог, развития экскурсионных направлений. Такие усилия здесь, в российской глубинке, пойдут не впрок: не поедут к нам массово китайцы или японцы — мы не Венеция, не Рим. Так что развивать туризм для своих людей — дело благородное, но великой прибыли от этого ждать не стоит.

Предыдущая страница | Следующая страица

Забытые герои Великой войны: Михаил Жебрак

И восстановим нашу Русь Святую, Любимой Родины отважные бойцы. О помоги, Господь, возобновить родную И с братьев снять терновые венцы… Дай воскресить горячею любовью Великую Отчизну, Русскую Землю, За это мы готовы, истекая кровью, Все блага позабыть и жизнь отдать свою. Эти заметно «хромающие», но глубоко искренние строки написал в 1918 г. полковник Михаил Антонович Жебрак-Русанович. Он родился 11 октября 1875 г. в Гродненской губернии в крестьянской семье. В 1894 г. вступил на правах вольноопределяющегося в Петрозаводский 103-й пехотный полк и годом позже был зачислен в младший класс Виленского пехотного юнкерского училища. По его окончании выпущен подпоручиком в Венденский 178-й пехотный полк. Имея тягу к наукам, молодой офицер в 1902 г. был командирован в Военно-топографический отдел Генерального штаба, а позже прикомандирован к Военно-топографическому училищу в Санкт-Петербурге для изучения там черчения и военно-топографической съемки. Михаил Антонович готовился к поступлению в Николаевскую академию Генштаба, но вместо неё отправился на Русско-японскую войну, где отличился в известных сражениях у Сандепу. Жебрак был удостоен Ордена Св. Георгия «за отличный подвиг храбрости и самоотвержения, оказанный им в бытность его поручиком 20-го стрелкового полка, 18-го ноября 1904 г., когда он, во время атаки д. Чжан-таньхенань, в районе Сандепу, заметив опасность для левого фланга нашего боевого расположения от анфиладного огня неприятеля из занятых им фанз, в сознании гибельной опасности промедления каждой минуты, по собственному почину, личным примером поднял одну полуроту 20-го стрелкового полка, повёл её на фанзы, выбил из них неприятеля и прекратил его губительный огонь, чем обеспечил на этом фланге свободу действий нашего отряда и тем оказал решительное содействие к занятию означенной укрепленной деревни…» В марте 1905 г. при обороне деревни Чжантан Михаил Антонович был тяжело ранен в ногу разрывом снаряда. Это ранение на всю жизнь оставило его хромым. Будучи признан негодным к строевой службе, Жебрак окончил Александровскую военно-юридическую академию и в чине капитана был переведён в Морское ведомство, по которому стал служить военным адвокатом в Кронштадтском военно-морском суде. Карьера юриста, однако, не прельщала боевого офицера. В 1916 г. ему удалось добиться возвращения в действующую армию. Михаил Антонович был назначен командиром 2-го морского полка отдельной морской бригады, в задачи которой входила охрана подступов к Морской крепости императора Петра Великого в Ревеле. В октябре того же года бригада была переброшена на Румынский фронт и развёрнута в Отдельную Балтийскую морскую дивизию, которая вошла в состав 6-й армии Румынского фронта и действовала в районе устья Дуная. Дивизия успешно действовала против неприятеля, и её командир вскоре был произведён в полковники «за отличие в делах против неприятеля в феврале 1917 года» был награждён боевым орденом Св. Анны 2-й ст. с мечами. За разработанную по собственной инициативе операцию в тылу противника 22 июня 1917 г. с захватом пленных и уничтожением орудий противника в районе деревни Журиловки по представлению командира дивизии контр-адмирала Владимира Трубецкого был награждён орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами и бантом. «Одиночные смельчаки находились во всех частях, но особенно много увлекал за собой командир 2-го полка полковник Жебрак, – вспоминал вице-адмирал Дмитрий Ненюков. – Несмотря на свою раненую ногу, он всегда сам участвовал во всех вылазках, и всегда они сопровождались успехом. Интереснее всего, что Жебрак, будучи военным юристом, в мирное время не служил в строю, но и на Японской и на Великой войне отправлялся в самые опасные места и брал любые назначения в самом центре военных действий». За боевые отличия осенью 1917 г. Михаил Антонович был награждён солдатами Георгиевским крестом с лавровой лентой, высшей военной наградой Румынии – орденом Михая Храброго, а также представлен к производству в чин генерал-майора. Октябрьский переворот полковник-монархист не принял. Он активно поддержал идею создания на Румынском фронте Корпуса русских добровольцев для отправки на Дон и примкнул к отряду полковника М.Г. Дроздовского, выступившему из Ясс на соединение с Добровольческой армией. «Седой Жебрак, командир Второго офицерского стрелкового полка, был, кажется, самым пожилым среди нас, – вспоминал командир «дроздовцев» А.В. Туркул. – Он вызывал к себе общее уважение. В офицерской роте было до двадцати георгиевских кавалеров, все перераненные, закаленные в огне большой войны; рядовыми у нас были и бывшие командиры батальонов, но Жебрак ввел для всех железную дисциплину юнкерского училища или учебной команды. В этом он был непреклонен. Он издавал нас заново. Он заставлял переучивать уставы, мы должны были снова узнать их до самых тонкостей. … Пуговица ли, шаг, винтовка — полковник Жебрак видел всё. И он умел себя так поставить, что даже старшие офицеры не решались спрашивать у него разрешения закурить. Все воинское он доводил до великолепного совершенства. Это была действительно школа». Полковник Жебрак добрался до Дона, но сражаться за Отечество оставалось ему считанные недели. 7 июля 1918 г. во время атаки двумя батальонами станции Белая Глина, занятой крупными силами красных, погибли более 100 дроздовцев. Раненые были захвачены большевиками и запытаны до смерти. «Трупы были изуродованы в результате пыток и издевательств; у многих были отрезаны уши, носы, языки, вывернуты руки и ноги. Часть офицеров было сожжена живьём, будучи ранеными. Полк[овник] Жебрак был также сожжён», — вспоминал поручик В. Матасов. Такова была участь Георгиевского кавалера, участника Русской-японской и Великой войн, крестьянина и офицера Михаила Антоновича Жебрака в кошмаре российской смуты. Верные дроздовцы посвятили замученному герою песню: Вьётся над нашим отрядом Белый Андреевский стяг. Вынул палаш пред парадом Славный полковник Жебрак. Вот он по фронту шагает Нашу обходит семью. Сам он заметно хромает Был он поранен в бою. Крест его грудь украшает Крест тот — символ храбрецов. Взгляд наш его провожает Верим ему мы без слов. В бой он ходил с нами вместе Пулям не кланялся он. В самом рискованном месте Он появлялся пешком. Храбрость его погубила Дерзкой та храбрость была. Вражия сила лишила Нас командира полка. Над телом его надругалась Злых негодяев рука. Но им дорого досталась Смерть храбреца Жебрака. Е. Фёдорова для Русской Стратегии http://rys-strategia.ru/ #история #гражданскаявойна #ПерваяМироваявойна #революция #коммунисты #большевики #Россия #Добровольческаяармия #Русскаяармия #Белоедело #стихи #личность #судьба

СОДЕРЖАНИЕ

  • Свежие публикации
  • Архив

ДОКУМЕНТЫ РОВС

  • Действующее Положение о Русском Обще-Воинском Союзе (2004 г.)

БИБЛИОТЕКА

  • Российский военный сборник.
  • История Русской Армии и Флота
  • Голдин В.И. “Солдаты на чужбине”
  • И.А. Ильин. За национальную Россию.

А.А. фон Лампе. Пути верных

  • Бунич И.Л. “Золото партии”
  • Россия забытая и неизвестная. Серия “Белое движение”
  • Летопись войны 1914-1917 гг.

АУДИОТЕКА

  • Врангель П.Н. “Записки”
  • Деникин А.И. “Очерки русской смуты”
  • Туркул А.В. “Дроздовцы в огне”
  • Ильин И.А. “Мы верим в Россию”
  • Солженицын А.И. “Архипелаг ГУЛАГ”
  • Песни и музыка Русской Армии
  • Сергей Мамонтов “Походы и кони”

Метки

  • Архив РОВС
  • Белая Идея
  • Белое движение и борьба с большевиками
  • Белое дело вчера и сегодня
  • Большевики и их наследники
  • Вера и Церковь
  • Военный отдел
  • Государство Российское
  • Гражданская война на Украине
  • Избранные фильмы
  • Информация к размышлению и обсуждению
  • История
  • Книжная полка
  • Красный террор
  • Наши вести
  • Новороссия
  • Официальный отдел
  • По историческим местам
  • Поэтическая тетрадь
  • Русская армия
  • Русская молодежь
  • События и комментарии

View my Tags page ЭЛЕКТРОННЫЙ АДРЕС ДЛЯ ВОПРОСОВ РУКОВОДСТВУ РОВС pereklichkavopros@gmail.com НАШ БАННЕР

Категории

View my Categories page Разработано LiveJournal.com

Previous Entry | Next Entry

Храбрый полковник Жебрак

6 июля сего года исполнилось ровно 100 лет со дня мученической кончины Михаила Жебрака – одного из самых харизматичных командиров в рядах Дроздовской дивизии. Жебрак был в числе тех, кто с первых послереволюционных дней начал борьбу против разрушителей Отечества. И пал в боях с красными в тот период, когда Гражданская война ещё только набирала обороты. Ему не суждено было уйти в эмиграцию и пережить связанные с ней искушения. Он не увидел ни краха московского наступления, ни Новороссийской катастрофы, ни мерзких тыловых склок, результатом которых стал уход от командования генерала Деникина. Он покинул наш мир с верой в скорую и несомненную победу Белого Дела – дела, которому он отдал жизнь.

В мемуарах этого человека часто именуют Жебрак-Русанович или Жебрак-Русакевич. А то и вообще как-то по-идиотски: “Жебрак-Рустанович”, будто у этого типичного славянина могли быть какие-то кавказские корни. Откуда взялась эта двойная фамилия, передаваемая во множестве вариантов, историкам так и осталось неизвестно [1]. В послужных списках и дореволюционных документах Михаил Антонович везде значится как Жебрак. Под этим же именем он вошёл в белогвардейские песни. Под этим же именем он останется и здесь, в данной статье.

Жебрак родился 11 октября 1875 года в Гродненской губернии, на территории современной Белоруссии. Белорусом он, судя по фамилии, и был, что не мешало ему оставаться патриотом Единой и Неделимой России, не идя ни на какие уступки региональному сепаратизму [2]. Родители будущего дроздовца происходили из крестьян православного вероисповедания. Несмотря на своё крестьянское происхождение, Михаил Антонович стремился на военную службу, а потому поступил вольноопределяющимся в 103-й Петрозаводский пехотный полк. Статус вольноопределяющегося давал ему право через некоторое время поступить в военное училище, что Жебрак и сделал. По окончании училища (в 1898 году) Михаил Антонович получил чин подпоручика [3] и был зачислен в 188-й Введенский пехотный полк. Служба шла своим чередом, наш герой готовился поступать в Академию Генерального Штаба, чтобы продолжить своё военное образование, но в дело вмешался его величество случай: разразилась Русско-Японская война.

М.А. Жебрак в форме времён Русско-Японской войны

Такие люди, как Жебрак, оставаться в тылу, когда Россия ведёт боевые действия, считали для себя невозможным, а кроме того – война давала возможность приобрести практический боевой опыт, что, несомненно, пригодилось бы и при учёбе в академии, и в дальнейшей службе. В итоге Жебрак был переведён в 20-й стрелковый полк на должность командира роты и отбыл на фронт.

Когда грянула Первая Мировая война, Жебрак начал тяготиться судебной службой (явно не прельщавшей его) и рваться в строй. В конце концов, его хлопоты увенчались успехом: 7 января 1916 года он становится командиром 2-го полка Отдельной Морской бригады Балтийского флота. Вскоре после этого бригада была развёрнута в дивизию и переведена с Балтики на Румынский фронт.

Дивизия держала оборону по Дунаю. А противником её оказались болгарские войска – те самые “братушки”, которых уже на веку Жебрака Русская Армия освободила от турецкого ига (а возможно – и от тотального геноцида). Обида на болгар за столь предательское поведение в русской армии была велика – потому и били их весьма эффективно, не взирая ни на какие революционные потрясения внутри России.

Болгарская армия Первой Мировой войны

В воспоминаниях адмирала Ненюкова, которые также цитирует Н.А. Кузнецов, приводится случай ещё более дерзкой операции Жебрака, когда он атаковал оторвавшуюся от своих болгарскую роту. Жебрак отобрал 150 человек добровольцев, половина из которых открыла по болгарскому берегу ураганный огонь, а другая половина была в это время с рыбацких лодок высажена в двух разных местах и взяла противника в клещи. Причём один из отрядов, зашедший болгарам в тыл, открыл по ним огонь первым, заставив отступать… прямо туда, где находился третий отряд с самим Жебраком во главе. Болгары потеряли в том бою 15 человек убитыми и 40 ранеными. К своим не ушёл никто – рота в полном составе, за исключением погибших, попала в плен. Примечательно, что все эти дерзкие вылазки Жебрак осуществлял, будучи хромым инвалидом, передвигавшимся с палочкой. Это обстоятельство нашло своё отражение в белогвардейской поэзии, подчёркивавшей:

Этому-то человеку суждено было сыграть свою важную роль в становлении Белого Движения на Юге России. Когда в Петрограде к власти пришли большевики, матросы Дунайской флотилии единодушно признали их власть и начали подбивать полки Балтийской Морской дивизии на дезертирство. В конце концов, офицерам пришлось распустить солдат, отказывавшихся нести даже караульную службу. Более того: Колдобскому чудом удалось спасти знаменный Андреевский флаг (объявив распоясавшейся солдатне, что флаг забрал полковой комитет) [6].

М.А. Жебрак со своими соратниками – белыми добровольцами.

Следует сказать, что Жебраку удалось за очень небольшое время сформировать немногочисленную, но вполне боеспособную и дисциплинированную добровольческую часть. Для этой части он сохранил знамя Балтийской Морской дивизии (ставшее знаменем отряда) и значительную сумму денег из полковой казны. В общем-то, это давало ему определённый вес при переговорах со своими будущими командирами. А ещё больший вес ему придавал практические неограниченный авторитет в глазах подчинённых. В Сводном Морском полку Жебрака любили не меньше, чем в Бригаде Русских Добровольцев – его тёзку Дроздовского. Жебрак таким расположением дорожил.

М.Г. Дроздовский

Итак, на дорогах Гражданской войны встретились два командира. Оба – харизматические лидеры, выдвинувшиеся “явочным порядком” в условиях начавшейся Смуты [7]. На стороне Дроздовского – количественное преимущество, он командует отрядом в 1000 бойцов, имеющим статус бригады. У Жебрака – только “полк” в 150 человек, но с этим полком – знамя. Каждый был по-своему амбициозен и каждый имел на это полное моральное право. В результате договориться им не удалось. Однако, спустя несколько дней оба – и Жебрак, и Дроздовский – сполна доказали, что личные недоразумения ничего не значат для них, когда речь идёт о пользе дела.

Автомобильный отряд Дроздовского возле села Возсиятского застрял в грязи и подвергся нападению анархической банды из числа местных жителей. При этом один дроздовский офицер был убит и трое ранены, а автомобили пришлось бросить. Когда сведения об этом достигли Жебрака, он лично во главе небольшого отряда в 50 пеших и 12 конных отправился к Возсиятскому (для этого ему пришлось вернуться назад, добавим также, что люди его были сильно утомлены предшествующим переходом), чтобы вызволить машины. К сожалению, вытащить удалось только один исправный броневик, остальная техника оказалась безнадёжно испорчена. Однако в условиях подавляющего численного превосходства противника и один броневик значил многое. Доверие между двумя военачальниками было восстановлено, и 26 марта Дроздовский принял все условия Жебрака, включив его отряд в состав своей пехоты на правах отдельного подразделения [9].

С тех пор случаев недоверия или неудовольствия между двумя полковниками больше не наблюдалось. Когда в ходе Ростовского боя (я уже имел удовольствие писать о нём) генерал В.В. Семёнов, командуя Сводно-Стрелковым полком дроздовцев, проявил нераспорядительность, Дроздовский именно Жебрака назначил ему на смену. Жебрак же впоследствии был призван рассеять сомнения некоторых офицеров, будто бы Дроздовский не желает присоединения к Добровольческой Армии [10]. Слухи эти представляли особую опасность для бригады Дроздовского, учитывая, что последнему атаман Краснов делал неоднократные предложения остаться в Новочеркасске на правах Донской пешей гвардии. А Краснов был тесно связан с немецкими оккупантами и как раз в это время вёл с ними активные переговоры, заманивая их в русские города Воронеж и Царицын. Прими Дроздовский предложение Краснова, это обесценило бы весь его более чем тысячевёрстный переход.

П.Н. Краснов. В 1918 году – атаман Всевеликого Войска Донского.

О том, как отразилось командование Жебрака на состоянии дроздовской пехоты, осталось свидетельство Антона Туркула: “Седой Жебрак… был, кажется, самым пожилым среди нас. Он вызывал к себе общее уважение. В офицерской роте было до двадцати георгиевских кавалеров, все перераненные, закаленные в огне большой войны; рядовыми у нас были и бывшие командиры батальонов, но Жебрак ввел для всех железную дисциплину юнкерского училища или учебной команды. В этом он был непреклонен. Он издавал нас заново. Он заставлял переучивать уставы, мы должны были снова узнать их до самых тонкостей. Он сам экзаменовал:

— Господин поручик, обязанности рядового в рассыпном строю? Иной господин поручик, георгиевский кавалер со шрамами на лице, начинал мяться, тогда суровый командир приказывал: — Растолкуйте ему… Для нас были установлены расписания занятий. Ночью, после похода, усталые, отбиваясь со всеми силами от могучего сна, мы торопились прочесть, что следовало наутро знать по книжному уставу. Пуговица ли, шаг, винтовка — полковник Жебрак видел все. И он умел себя так поставить, что даже старшие офицеры не решались спрашивать у него разрешения закурить. Все воинское он доводил до великолепного совершенства. Это была действительно школа” [11]. И неслучайно 2-й Офицерский генерала Дроздовского стрелковый полк (как стал называться прежний Сводно-Стрелковый) всегда считался одним из лучших в деникинской армии. Таким его сделал Жебрак.

А потом был 2-й Кубанский поход. Жебрак отличился в бою при станции Торговой, где его действия и его трогательную заботу о подчинённых отметил сам Деникин. В ночь на 23 июня 1918 г. Жебрак лично возглавил атаку 2-го и 3-го батальонов своего полка на Белую Глину, где сосредоточились значительные силы красных. В этом бою дроздовцы потеряли 80 человек только убитыми, а сам Жебрак попал в плен. Большевики подвергли заслуженного ветерана нечеловеческим истязаниям. По сути, полковника изжарили заживо. Что пытались таким образом выведать из него красные изуверы, так и осталось загадкой. Когда на следующий день Белая Глина была взята Дроздовским, Михаил Гордеевич лично распорядился расстрелять всех пленных красноармейцев [12]. Жестоко? Безусловно. Но представьте себя на месте человека, только что потерявшего боевого товарища. Представьте себе, что этот товарищ не просто убит, а зверски замучен. Добавьте к этому, что Вы – крупный военачальник, а погибший был одним из самых толковых Ваших офицеров, на которого Вы могли положиться как на самого себя. Стоит вспомнить и то, что погибший – ветеран двух войн. А теперь попробуйте вообразить, что мучители попадут к вам в руки и спрогнозировать свои действия.

Жебрак провёл свою жизнь как герой. И умер как герой, на которого без колебаний могут равняться поколения сегодняшних патриотов.

________________________________________/>___________________ Примечания [1] Кузнецов Н.А. Михаил Антонович Жебрак // Дроздовский и дроздовцы. – М.: Белые воины, 2012. – с. 546. [2] Соратник М.А. Жебрака по Белому Движению – С.Н. Колдобский – вспоминал, что Михаилу Антоновичу предлагали пост военного министра “независимой” Белоруссии, однако, тот предпочёл встать во главе русского добровольческого полка численностью в 150 человек. См. “Дроздовский и дроздовцы”, с. 428. [3] Жебрак окончил Виленское пехотное юнкерское училище по 1-му разряду (что означало высокую успеваемость). Н.А .Кузнецов полагает это неоспоримым свидетельством его незаурядных способностей. [4] Любопытно, что Орден Святого Георгия за свои подвиги на Русско-Японской войне Жебрак получил лишь  в 1915-м году. [5] Кузнецов Н.А. Указ. соч. – с. 542. [6] Колдобский С.Н. Формирование сводного Морского Добровольческого полка и спасение знаменного Андреевского флага // Дроздовский и дроздовцы. – М.: Белыен воины, 2012. – с. 427. [7] Справедливости ради стоит признать, что и Дроздовского, и Жебрака утвердил в их должностях генерал Щербачёв, командующий Румынским фронтом. [8] Колтышев П.В. Поход Дроздовцев Яссы – Дон // Дроздовский и дроздовцы. – М.: Белые воины, 2012. – с. 289. Примечательно, что генерал Лавр Корнилов отличался республиканскими убеждениями (вероятно, сказалось его казачье происхождение). Но выступление против разрушительной политики Временного Правительства сделало его чрезвычайно популярным в армии. Даже среди таких убеждённых монархистов, как Дроздовский и большинство его соратников. [9] Там же, с. 304 – 306. [10] Гагкуев Р.Г. Последний рыцарь // Дроздовский и дроздовцы. – М.: Белые воины, 2012. – с. 77 – 78. [11] Цит. по: Гагкуев Р.Г. Указ. соч. [12] Стоит специально подчеркнуть, что это – единственный пример подобного рода в истории дроздовцев. Обычно белые старались перевербовать пленных красноармейцев к себе. Но в тот день озлобление против убийц Жебрака было слишком велико.

Profile

Белая Идея
Белая Идея в Контакте

Latest Month

Апрель 2022
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

View All Archives

Links

  • Библиотека Белой Идеи

Метки

View my Tags page

Категории

View my Categories page Разработано LiveJournal.com Designed by Lilia Ahner

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий