Кузнецов Николай Герасимович – Сто великих полководцев России. Проект “Сто великих полководцев. Герой дня”

24.07.2019 09:26 Примерное время чтения: 10 минут 25362 Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком image Николай Кузнецов. / Дмитрий Козлов / РИА Новости image Статья по теме «Людей эвакуировал тысячами». История матроса, ставшего контр-адмиралом

Чтобы попасть на флот, он прибавил себе два года

Он родился 24 июля 1904 года в селе Медведки Архангельской губернии. Крестьянский сын Коля Кузнецов в 11 лет остался без отца, и заботы о парне взял на себя старший брат, живший в Архангельске. Какое-то время Коля работал рассыльным в порту Архангельска, а затем решил поступить на службу во флот. Ему тогда было всего 15, но он приписал себе два лишних года и был в Северо-Двинскую военную речную флотилию.

Четыре года спустя перспективного молодого моряка отправили на учебу в Военно-морское училище имени Фрунзе. Кузнецов закончил его с отличием, получив право самостоятельно выбрать место службы. Он выбрал крейсер «Червона Украина», первый корабль такого типа, построенный в СССР, самый новейший во флоте на тот момент.

После трех лет службы его отправили на обучение в Военно-морскую академию. И снова Кузнецов оказался отличником, заняв после выпуска должность старшего помощника командира крейсер «Красный Кавказ». Год спустя он возвращается на «Червону Украину», теперь уже в качестве командира.

Лёгкий крейсер «Червона Украина», 1930-е годы. Фото: Public Domain

Товарищ Лепанто

Здесь он впервые показал себя новатором. Кузнецов учил экипаж быть готовым к боевым действиям при любых погодных условиях, вел обучение стрельбе на максимальных дистанциях и при высокой скорости корабля. Молодой командир полагал — в реальном побеждает тот, кто первым обнаружит противника и сможет уничтожить того первым выстрелом.

Система подготовки экипажей, придуманная Кузнецовым, впоследствии будет распространена на весь флот.

Летом 1936 года в Испании у республиканского правительства появился новый военный советник Николас Лепанто. Под этим именем скрывался Кузнецов, отвечавший за подготовку операции республиканского флота и прием грузов из СССР.

За Испанию он был удостоен ордена Ленина и ордена Красного Знамени.

Статья по теме «Ледовый поход» Алексея Щастного. Подвиг и трагедия «красного адмирала»

34-летний нарком

После возвращения Кузнецова назначили заместителем командующего Тихоокеанского флота, а вскоре он занял пост командующего. В этой должности он готовил моряков к возможной войне с Японией, руководил оказанием поддержки советским войска в боях у озера Хасан.

В марте 1939 года Кузнецов уже заместитель Наркома ВМФ, а в апреле — нарком. В 34 года.

Стремительный карьерный рост конца 1930-х годов имел происхождение, именуемое «Большим террором». Два предшественника Николая Кузнецова на посту наркома были расстреляны, и никто не гарантировал, что его не постигнет их судьба.

Перед войной флот строился бурно, и Кузнецов активно включился в этот процесс. Правда, его предложения о строительстве тяжелых кораблей приняты не были. Советское руководство полагало, что можно взять количеством, компенсируя недостаток средств на создание более технически сложных кораблей.

Нарком очень большое внимание уделял подготовке кадров. Его усилиями сохранялись старые учебные заведения и открывались новые. С его подачи был учрежден День Военно-Морского флота. Ирония судьбы — первоначально этот праздник ежегодно отмечался 24 июля, в день рождения самого наркома Кузнецова.

Народный комиссар Военно-морского флота СССР адмирал Николай Герасимович Кузнецов. 1939 г. Фото: РИА Новости/ Дмитрий Козлов

Война и флот

Впрочем, ему самому было не до праздников. Перед началом войны наибольшая готовность к конфликту была у ВМФ. Кузнецов не стеснялся — он отдал приказ сбивать немецкие самолеты-нарушители, вторгающиеся в воздушное пространство СССР в зоне ответственности флота. Сталину донесли — Кузнецов, дескать, провоцирует войну. Вождь потребовал отменить приказ. Нарком, носивший к тому времени недавно введенное звание адмирала, подчинился, но издал другой приказ — самолеты-нарушители сажать принудительно.

Уже с 18 июня 1941 года ВМС Советского Союза находились в состоянии готовности № 2. На исходе 21 июня по приказу Кузнецова была введена готовность № 1. Как результат, 22 июня гитлеровской авиации не удалось уничтожить ни одного советского корабля.

Возможности советских кораблей в ходе войны были сильно ограничены — Балтийский флот был блокирован в районе Ленинграда, Черноморский лишился главной базы, Тихоокеанский оказался вдалеке от европейского театра военных действий. Относительную оперативную свободу имел только Северный флот. Его силы были сосредоточены на обеспечении поставок от союзников по ленд-лизу.

Моряки активно участвовали в сухопутных сражениях в составе сводных отрядов, формировавшихся по приказу адмирала Кузнецова. Благодаря Черноморскому флоту удалось не допустить вторжение гитлеровцев на Кавказ с моря.

А еще именно флотская авиация занималась подготовкой и осуществлением авиаударов по Берлину летом 1941 года.

Статья по теме Флот для сверхдержавы. Как умер главный центр судостроения СССР

«Когда надо будет, уберем»

Советский флот и его нарком внесли свой большой вклад в победу над Германией и Японией. В сентябре 1945 года Николаю Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Но нарком думал о будущем. Изучая действия флотов разных стран, он выносил уроки. Например, Кузнецов считал, что советские ВМС слишком привязаны к прибрежной зоне, и изменить эту ситуацию может только строительство кораблей новых типов, в первую очередь, авианосцев. Кроме того,он считал бессмысленным содержание крупной группировки кораблей на Балтике, планировал серьезное перераспределение сил и средств между флотами.

Сталин тоже говорил о необходимости усиливать флот. Но во взглядах на то, как это делать, они с Кузнецовым не сошлись. Когда в очередной раз адмирал, нелестно высказавшись о сталинских идеях, получил грубый ответ, он заявил: «Если я не пригоден, то прошу меня снять…».

«Когда надо будет, уберем», — ответил Сталин.

В январе 1947 года Кузнецова сняли с поста Главком ВМС и назначили начальником Управления военно-морских учебных заведений.

«В таких случаях он не был даже злопамятен»

В 1948 году его вместе с группой других флотских начальников отдали под суд по обвинению в выдаче секретных военных чертежей и карт США и Великобритании. Обвинение было высосано из пальца — часть «секретов» публиковалась в научно-популярных журналах, другие были открыты во время войны, когда СССР и западные страны были союзниками, и обмен подобной информацией одобрялся высшим советским руководством.

Несмотря на это, всех подсудимых признали виновными. Кузнецов оказался единственным, кого, с учетом прежних заслуг, оставили на свободе. Понизив на три звания, его назначили заместителем Главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам.

А летом 1951 года вице-адмирал Кузнецов будет назначен Военно-морским министром СССР.

В своих мемуарах флотоводец так скажет о Сталине: «Отношение к людям у него было как к шахматным фигурам и преимущественно к пешкам. Он мог убрать любую фигуру с шахматной доски и поставить ее вновь, если игра требовала этого. В таких случаях он не был даже злопамятен, и репрессия, пронесшаяся над человеком по его же приказу, не служила препятствием для полного доверия к нему в последующем».

Гибель «Новороссийска» и месть Хрущева

Кузнецов за время опалы не изменился. Он продолжал пробивать программу строительства авианосцев, стал инициатором начала работы над проектом первой советской атомной субмарины, говорил о необходимости заниматься созданием крейсеров с ракетным вооружением.

После прихода к власти Хрущева с Кузнецова сняли судимость и вновь присвоили ему звание адмирала. Но он упорно не хотел почивать на лаврах, и продолжал настаивать на утверждении новой десятилетней программы кораблестроения. Когда Никита Сергеевич в очередной раз отказался ее утверждать, Кузнецов и бросил ему в лицу фразу, вынесенную в начало нашего повествования.

Статья по теме «Я сделал всё, чтобы выполнить долг». Победы и поражения маршала Жукова

Что Сталин, Хрущев… Николай Кузнецов посвятил жизнь флоту, и во имя его интересов он был готов жертвовать личным комфортом и безопасностью.

Никита Сергеевич смелостью и прямотой, подобно адмиралу, не отличался, зато съел не одну собаку на придворных интригах. После очередной реформы в армии Кузнецов занимал пост первого заместителя Министра обороны СССР — Главнокомандующего ВМФ. Министром обороны стал Георгий Жуков, которого Хрущеву удалось стравить с адмиралом.

Подходящий момент для удара по Главкому ВМФ появился осенью 1955 года, когда на севастопольском рейде взорвался и затонул линкор «Новороссийск». Кузнецов в этот момент болел и даже формально не мог нести ответственности за эту историю, в которой до конца не могут разобраться по сей день. Однако его сделали козлом отпущения, отстранили от должности, а затем и отправили в отставку, понизив до вице-адмирала.

Последний парад «Новороссийска». Почему погиб флагман Черноморского флота?

Адмирал и авианосец

Когда самого Хрущева снимут с должности, и новый глава СССР Леонид Брежнев в выступлении к дню Победы упомянет имя Кузнецова среди выдающихся советских военачальников времен войны, ветераны флота попытаются добиться возвращения Кузнецову звания адмирала. Но новое командование ВМФ СССР будет упрямо от этого отказываться.

Кузнецов писал книги о флоте и своей жизни, и замечал: «От службы во флоте я отстранен, но отстранить меня от службы флоту — невозможно».

Звание адмирала флота Советского Союза ему вернут — в 1988 году, посмертно.

Что представляет собой авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов»?

Единственный на сегодняшний день отечественный авианесущий крейсер носит имя Николая Кузнецова. Но сам адмирал вряд ли бы этому обрадовался. Он бы спросил: «А почему один? Чем вы все это время занимались, товарищи?».

Леонардо русского флота. Универсальный гений адмирала Макарова Неправильный гений. Ушаков одерживал победы, располагая слабейшим флотом Сделать флот великим. Как адмирал Горшков потеснил США в Мировом океане

11:50 24.07.2009 © РИА Новости / Дмитрий Козлов Перейти в фотобанк Читать ria.ru в 24 июля 2009 года исполнилось 105 лет со дня рождения Николая Кузнецова, советского военачальника, главнокомандующего ВМФ в 1941-1945 годах. Именно Кузнецов отдавал приказ о боевой готовности накануне нападения Германии на СССР.

24 июля 2009 года исполнилось 105 лет со дня рождения Николая Кузнецова, советского военачальника, Адмирала флота Советского Союза, Героя СССР. Именно Кузнецов отдавал приказ о боевой готовности накануне нападения Германии на СССР.

Николай Герасимович Кузнецов родился в 24 июля (11 июля по старому стилю) 1904 года в деревне Медведки Архангельской области.

В 1919 году добровольно поступил матросом в Северо-Двинскую военную флотилию, приписав себе два лишних года, чтобы быть принятым, вследствие чего в некоторых справочниках до сих пор ошибочно указывается годом его рождения 1902 год.

В 1921 году он был направлен в Петроград в подготовительную школу, после окончания которой поступил в Военно-морское училище (окончил в 1926 году), а затем и в Военно-морскую академию (окончил в 1932 году).

В 1925 году вступил в КПСС.

В 1932 году вернулся на Черноморский флот, где сначала служил старшим помощником командира крейсера “Красный Кавказ”, а потом был назначен командиром крейсера “Червона Украина”.

В 1936 году Николай Кузнецов был направлен в Испанию в качестве военно-морского атташе и главного военно-морского советника.

В 1936-1937 годах руководил советскими моряками-добровольцами, участвовавшими в боях гражданской войны в Испании.

В 1937-1939 годах был заместителем, а затем командующим Тихоокеанским флотом.

29 апреля 1939 года Николай Кузнецов был назначен народным комиссаром ВМФ СССР, став самым молодым наркомом в Советском Союзе и первым моряком в этой должности.

На этом посту Николай Кузнецов стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При активном участии наркома были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ. 24 июля 1939 года по его инициативе введен День Военно-Морского Флота.

В начальный период войны (1941) Кузнецов был членом Ставки Верховного Главнокомандования, в 1941-1945 годах – главнокомандующим ВМФ.

В 1944 году ему было присвоено звание адмирала флота.

14 сентября 1945 года за образцовое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями флотов Николаю Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В феврале 1948 года по сфабрикованному обвинению в передаче секретных документов союзникам во время войны Николай Кузнецов был понижен в звании до контр-адмирала на командных должностях на Тихоокеанском флоте.

В августе 1948 года Кузнецов был направлен для прохождения службы на Дальний Восток в должности заместителя главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам. В феврале 1950 года он вступил в командование 5-м Военно-морским флотом на Дальнем Востоке.

27 января 1951 года Николаю Кузнецову было присвоено (повторно) очередное звание “вице-адмирал”.

В 1951-1953 годы возглавлял флот как Военно-морской министр СССР.

С 16 марта 1953 года вступил в должность первого заместителя министра обороны СССР – Главнокомандующего Военно-морскими Силами. Кузнецов был восстановлен в прежнем звании “Адмирал Флота” (с 3 марта 1955 года – “Адмирал Флота Советского Союза”). Приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 3 февраля 1948 года был отменен.

8 декабря 1955 года Кузнецов был вновь снят с должности, а с 17 февраля 1956 года понижен в звании до “вице-адмирала” и уволен в запас “без права работы во флоте”. Поводом для такого решения стала гибель в Севастополе линкора “Новороссийск”, в которой обвинили Кузнецова, несмотря на то, что он в это время находился в отпуске по болезни.

Находясь на пенсии, Кузнецов написал мемуары “На далеком меридиане”, “Накануне” (1966), «На флотах боевая тревога» (1971), «Курсом к победе» (1975) и «Крутые повороты» (1972-1974).

Николай Кузнецов скончался 6 декабря 1974 года в Москве и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

В 1988 году (посмертно) он был восстановлен в звании адмирала флота Советского Союза.

Николай Кузнецов был членом ЦК КПСС в 1939-1955 годах, депутатом Верховного Совета СССР 1-2-го и 4-го созывов, был удостоен звания Героя Советского Союза, награжден 4 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, 2 орденами Ушакова 1-й степени и медалями, а также орденами и медалями ряда зарубежных стран.

27 января 2003 года приказом министра обороны Российской Федерации № 25 была учреждена ведомственная медаль Министерства обороны РФ “Адмирал Кузнецов”.

Именем Николая Кузнецова названы флагман российского ВМФ тяжелый авианесущий крейсер “Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов” (по состоянию на 2009 год – единственный в составе ВМФ России в своем классе), Военно-морская академия в Санкт-Петербурге. В 2006 году на здании Главного штаба ВМФ в Москве была открыта мемориальная доска. Его портрет был помещен в галерею флотоводцев Российского государственного морского историко-культурного центра при правительстве Российской Федерации. В его честь названы улицы в Санкт-Петербурге, Архангельске и Котласе.

В родной деревне Николая Кузнецова Медведки Архангельской области существует мемориальный музей.

Именем Кузнецова был назван речной теплоход на Северной Двине и подводный остров в Тихом Океане. В различных музеях имеются экспозиции, посвященные ему.

В 1997 году был создан общественный Фонд памяти Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова.

Памятники Николаю Кузнецову установлены в Котласе, Владивостоке и Севастополе. В августе 2009 года на пересечении Боярского переулка с Садово-Черногрязской улицей в Москве появится его изваяние. Также планируется открытие памятника Кузнецову в Архангельске.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Николай Герасимович Кузнецов (1904–1974) был выдающимся флотоводцем и государственным деятелем. Он сумел сохранить флот в начале Великой Отечественной, успешно командовал им во время войны и сделал много для его развития в мирные годы.

Смелый, напористый и проницательный Кузнецов прожил яркую жизнь, в которой было место победам и поражениям. Представляем вашему вниманию несколько ярких эпизодов из его биографии.

Начало карьеры

Николай Кузнецов родился 11 (24) июля в семье Герасима Фёдоровича Кузнецова, крестьянина деревни Медведки Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии. В 1917 году Кузнецов устроился работать рассыльным в Архангельский порт и уже в 1919 году в возрасте 15 лет вступил в Северо-Двинскую речную флотилию. Чтобы быть принятым, юному Кузнецову пришлось приписать себе два лишних года. Вместе с судами флотилии он принимал участие в боях на Архангельском фронте во время Гражданской войны.

За последующие 20 лет Николай Кузнецов прошёл длинный путь от курсанта Военно-морского училища до адмирала.

В 1920 году Кузнецов был направлен в подготовительную школу при Военно-морском училище, в которое был переведён в 1922 году. После окончания училища в 1926 году Кузнецов начал службу в качестве командира в Морских силах Чёрного моря. Первым местом службы в 1929 году стал крейсер СССР В«Червона УкраинаВ», где он последовательно занимал должности командира батареи, командира роты и старшего вахтенного начальника. В 1932 году стал старшим помощником командира крейсера В«Красный КавказВ», а в ноябре 1933 года вернулся на В«Червону УкраинуВ» в качестве командира. В 1937 году Николай Кузнецов стал капитаном 1-го ранга и заместителем командующего Тихоокеанским флотом, в 1938 году — его командующим, а уже в 1939 был назначен Народным комиссаром ВМФ СССР. Именно на посту наркома он внёс большой вклад в усиление боевой мощи ВМФ перед Второй мировой войной. За свои заслуги в июне 1940 года Кузнецов получил звание адмирала.

Вторая мировая война

Перед началом войны Николай Кузнецов трезво оценивал обстановку и понимал, что обострившиеся отношения с Германией вскоре приведут к открытому конфликту. Накануне нападения Германии на СССР в июне 1941 года адмирал отдал приказ привести все флоты в боевую готовность. В ночь с 21 на 22 июня после сообщения о возможной атаке все военно-морские силы были готовы к её отражению, и уже перед рассветом немецкая авиация встретила жёсткий и организованный отпор со стороны черноморских зенитчиков. После вражеского налёта на Севастополь Кузнецов приказал всем флотам начать постановку минных заграждений по заранее подготовленному плану, что сильно затруднило оперативные перемещения морских сил противника. Смело можно утверждать, что решительные действия адмирала позволили флоту избежать тяжёлых потерь. В течение войны адмирал постоянно выезжал на корабли и фронты. Под его командованием флоту удалось предотвратить вторжение на Кавказ с моря. В 1944 году Кузнецову было присвоено звание адмирал флота, а в 1945 году он был удостоен звания Героя Советского Союза, высшей степени отличия СССР.

Послевоенные годы

На этом заслуги Кузнецова не закончились. Главной задачей в послевоенное время стало строительство нового современного Военно-морского флота и его реорганизация с учётом опыта Второй мировой войны. Под руководством адмирала была разработана десятилетняя программа судостроения, в которой Кузнецов предопределил развитие ВМФ.

В карьере адмирала Николая Герасимовича Кузнецова было немало взлётов и падений, вызванных его конфликтами с партийным руководством страны. В январе 1948 года Кузнецову и двум его сослуживцам было предъявлено нелепое обвинение в том, что в 1942–1944 годах они передали Великобритании и США секретные чертежи и карты. В соответствии с постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР Кузнецов был разжалован в контр-адмиралы. На несколько лет его отправили служить на Дальний Восток, и лишь после смерти Сталина Кузнецов был восстановлен в звании адмирала флота.

В 1953 году Кузнецов становится Главнокомандующим ВМС. 3 марта 1955 года он получает Маршальскую звезду, а его звание переименовывается в В«Адмирал Флота Советского СоюзаВ». В этот период основные усилия Николая Кузнецова были сосредоточены на технологическом перевооружении флота и вопросах развития морской авиации. Он также участвовал в ранних стадиях создания первой советской атомной подводной лодки и внедрения ракетного оружия.

Опальные годы

Независимость суждений адмирала и бескомпромиссное отстаивание интересов флота привели к тому, что к 1955 году отношения Кузнецова с новым генсеком Хрущёвым и министром обороны Жуковым, с которыми он не ладил и раньше, испортились окончательно. В декабре того же года, когда Кузнецов находился в отпуске по болезни, его объявили виновным в гибели линкора В«НовороссийскВ» и под этим предлогом сняли с должности. В 1956 году Николай Герасимович был понижен до звания вице-адмирала и отправлен в отставку с унизительной формулировкой В«без права работать во флотеВ».

Несмотря на вынужденную отставку, Николай Кузнецов продолжал трудиться на благо флота и страны. Из-под его пера вышло множество статей по военно-морской тематике, а его мемуары полны бесценных свидетельств по истории войны и флота. Кузнецов крайне негативно оценивал методы руководства обороной страны партийными верхами, поэтому большая часть мемуаров увидела свет спустя много лет после его смерти. Историко-литературное наследие адмирала, над которым он работал последние 18 лет жизни, уникально и по объёму, и по своему значению.

ВМФ как жизненное призвание

Нарком ВМФ

В ноябре 1939-го нарком Кузнецов подписывает директиву о трехступенчатой системе готовности сил и средств ВМФ. Об этих и других мерах Кузнецов докладывает наверх. В ответ ни одобрения, ни поддержки. Для себя он объясняет это тем, что политическому руководству страны не до флота. К Сталину попасть на прием трудно. В военном руководстве никто не хочет брать ответственность, поэтому решение надо принимать самому. Необходимо готовить флот к войне.

Последний раз Кузнецов виделся с генсеком 13 июня 41 года. Нарком долго просил о встрече, ссылаясь на информацию государственной важности. Накануне он получил донесения командующих флотов о том, что суда под германским флагом спешно покидают советские порты. Из этого следовало, что война может начаться со дня на день. В самом начале доклада Сталин раздраженно прервал Кузнецова, назвав его паникером, а любые выводы о военной угрозе – провокацией.

На следующий день вышло официальное сообщение ТАСС. Оно категорически опровергало слухи о войне и подчеркивало дружественный характер взаимоотношений между СССР и фашистской Германией. В эту дружбу нарком Кузнецов не верил. Адмирал чувствовал, что война рядом.

Вечером 21 июня он, нарушая всякие правила секретности, дал по телефону открытым текстом личный приказ: флотам перейти на высшую степень боеготовности. Сделал это на свой страх и риск. Он знал, что по обычным каналам связи приказ будет идти слишком долго. Вечером 21 числа на всех судах советского флота трезвонили колокола боевой тревоги. К полуночи все флоты страны были приведены в состояние боеготовности.

Одним из первых нарком Кузнецов узнает о воздушной атаке на Севастополь. Несмотря на бомбежку, связь с военно-морскими базами действует. Николай Герасимович пытается дозвониться до Сталина. Аппарат прямой связи с вождем молчит. Не отвечают и другие телефоны. Зловещая, страшная тишина в Кремле.

У Кузнецова уже нет никаких сомнений, что началась война, и она будет страшно тяжелой. Севастополь принял удар первым, затем подверглись бомбардировкам другие базы. Враг рассчитывал, что в результате этих бомбардировок он выведет советский флот из строя, как ему удалось в первый же день войны уничтожить почти всю советскую авиацию – 1200 самолетов. Но 22 июня флот сохранил абсолютно все боевые суда и самолеты морской авиации. Система готовности адмирала Кузнецова спасла тысячи жизней. Такова цена одного самостоятельного решения.

23 июня Николай Герасимович начинает активные боевые операции на море против союзников Германии – Финляндии и Румынии. Корабли уничтожают промышленные объекты и базы врага. Еще через день по его приказу формируются речные и озерные флотилии, развертываются минные и сетевые заграждения в море. В первые часы и дни войны кажется, что действия флота не зависят от общей обстановки.

«Двукратный» адмирал Советского Союза

45 день войны. Советские войска отступают по всей линии фронта. Сданы врагу Минск, Рига и Смоленск. Гитлеровские войска стремительно приближаются к Москве. В тот день Николай Кузнецов завершил подготовку уникальной и сверхсекретной операции. Чтобы ее провести, моряки Балтийского флота больше месяца удерживали острова Эзель и Даго.

Ночь 8 августа. Кузнецов позвонил верховному главнокомандующему и доложил о готовности. Сталин произнес только одно слово: «Начинайте». Через несколько минут на взлетную полосу аэродрома на острове Эзель начали выруливать пятнадцать тяжелых бомбардировщиков. Самолеты взяли курс на Берлин. Это была крайне рискованная операция, но расчеты Николая Кузнецова оказались верными. Утром все самолеты вернулись на базу. В это время в Берлине еще продолжали гореть военные заводы и забитые техникой железнодорожные станции.

На следующий день немецкие газеты сообщили, что столица Рейха подверглась бомбардировке английской авиации. После того как Герман Геринг публично заявил о полном разгроме советской авиации, немцы и предположить не могли, что этот налет – дело русских асов. До конца августа наши летчики успели совершить еще девять бомбардировок Берлина.

Налеты стали невозможны лишь после прорыва фашистских войск к Таллину. В начале осени, подойдя вплотную к эстонской столице, немцы начали ожесточенный обстрел стоящих у причала и на рейде советских кораблей. После настойчивых запросов Кузнецова Ставка соглашается с его предложением перенести главную базу Балтфлота в Кронштадт. Сохранив основные силы, корабли прорываются в Кронштадт. Николай Герасимович считает это победой.

По приказу Кузнецова более двухсот орудий снято с кораблей. Им предстоит защищать Пулковские высоты – важный стратегический пункт обороны Ленинграда. Моряки начинают действовать на суше. Командующий флотом считает это правильным. Конкретная обстановка определяет характер военных действий.

Еще летом 41-го моряки Ладожской флотилии, подчиненные наркому, начали снабжение города оружием и продовольствием. Зимой эта дорога в окруженный немцами Ленинград станет единственной нитью, связывающей город со страной. Благодаря Ладожской флотилии будет открыта «Дорога жизни».

Моряки Кузнецова теперь действуют на море, реках и суше при проведении оборонительных и наступательных операций. Одной из самых ярких страниц в истории флота стала оборона Севастополя. От того, как долго продержатся защитники города, зависела судьба Кавказа.

250 дней армия фельдмаршала Манштейна не могла взять город. После того как фашисты заминировали внутренний рейд, моряки были перекинуты на оборонительные рубежи. Морскую пехоту, которую немцы окрестили «черной смертью», поддерживала флотская артиллерия.

В начале 42-го город был отрезан с моря специальной группой германских торпедных катеров и самолетов. К концу июня враг вошел в Севастополь. Прижатые к морю, защитники города держались еще десять дней. Советским войскам, чтобы отбить Севастополь у немцев, потребовалось меньше недели. Это была уже другая армия, которая освобождала родные города и рвалась к Берлину.

На Параде Победы Кузнецов стоял на трибуне Мавзолея в одном ряду с крупнейшими советскими военачальниками. Тогда он и подумать не мог, что в ближайшее время в его жизни наступит черная полоса.

Поездка в Потсдам. На встречу Сталина с Трумэном и Черчиллем вождя сопровождают Николай Кузнецов и Георгий Жуков. В дороге военачальники обсуждают намечающуюся войну с Японией, говорят о разделе трофейного флота. Внешне отношения между ними корректные и уважительные. По своему статусу и признанию заслуг они равны. Пока равны.

1946 год. Кузнецов разрабатывает десятилетнюю программу развития флота. На стол Сталину ложится подробный план строительства авианосцев, крейсеров с мощной артиллерией, новых подлодок и эсминцев. Вождь отнесся к программе скептически.

А в конце января 47 года Иосиф Виссарионович неожиданно предложил разделить Балтфлот на две независимые части. Решение было странным. Кузнецов высказал свое несогласие: «Если не гожусь, уберите меня». «Будет нужно, уберем», — сказал Сталин. В окружении вождя хорошо знали, что может последовать за такой фразой. И не ошиблись.

В начале 48-го Кузнецова и еще трех адмиралов обвинили в том, что они передали Соединенному Королевству и Штатам чертежи парашютной торпеды и карты островов у побережья Камчатки. Военный суд не интересовало то, что торпеду создали в Англии, причем еще до начала ВОВ она перестала быть секретной. В СССР даже было издано ее подробное описание. Столь же надуманной выглядела и история с картами – они свободно продавались в магазинах.

Несмотря на все это, адмиралов Алафузова и Степанова приговорили к десяти годам тюрьмы, а Галлера – к четырем. Учитывая заслуги, Кузнецова оставили на свободе, но понизили в звании и опять отправили на Тихий океан. Жена решила ехать с ним.

Опала длилась 3,5 года. В июле 51-го Николая Кузнецова срочно вызывают в Москву и назначают министром ВМФ. Можно только предполагать, что стояло за этим решением Сталина. Возможно, он пошел на этот шаг, потому что понимал, что большего энтузиаста и знатока флота, чем Кузнецов, в стране нет. Это стало вождю очевидно после невнятных докладов на созванном им в июле 51-го заседании Главного военно-морского совета с единственным вопросом – о недостатках в руководстве ВМФ. Так или иначе, очередной поворот в жизни Николая Герасимовича состоялся. Его дело пересмотрено, обвинения сняты, звание восстановлено.

После кончины Сталина в марте 53-го у власти оказались новые люди. В жизни страны наступает новая эпоха. Кузнецов уверен, что новое политическое руководство должно поддержать его идеи по реформированию флота. В середине пятидесятых годов он предлагает программу строительства современного, сбалансированного по своему составу флота. Одни считают его идеи дорогостоящими, другие – устаревшими.

В Министерстве обороны его проекты отдают на рассмотрение экспертам. Он возмущен тем, что должен ждать отзывов полковников и капитанов первого ранга. Свои идеи он пытается объяснить новому министру обороны – Георгию Жукову, но того флот не интересует: «Тебе все объяснит Хрущев». После этого разговора Николай Кузнецов впервые был на грани нервного срыва.

Вскоре на одном из совещаний Никита Хрущев выступил против программы создания крупных надводных кораблей. Его больше интересовали подводные лодки. Больше того, он предложил разрезать на лом часть крейсеров, назвав их слишком крупными мишенями. Кузнецов не сдержался и публично обвинил главу государства в некомпетентности.

В военной среде поползли слухи о возможной отставке адмирала. Говорили, что это более чем вероятно, учитывая неприязненное отношение к Кузнецову со стороны Никиты Сергеевича и министра обороны Жукова. Георгий Константинович считал адмирала слишком самостоятельным и независимым. В одном ведомстве двум таким крупным фигурам будет тесно.

Однако после перенесенного инфаркта Кузнецов обращается к маршалу с личной просьбой – перевести его временно на менее ответственную должность. Жуков с ответом тянет.

На совещании в Севастополе Кузнецов последний раз попытается поговорить с Хрущевым и Жуковым. Не о своей отставке, а о судьбе флота. Но по холодной реакции руководителей поймет, что его судьба решена. На первом же заседании Никита Хрущев начал критиковать командование флота. А через несколько дней случится то, что навсегда поставит точку в карьере Николая Кузнецова и его программе реформирования флота.

В ночь на 29 октября 55-го в Севастопольской бухте взорвался и затонул линкор «Новороссийск». Кузнецов немедленно поехал в Севастополь. Фактически он уже не исполнял обязанности замминистра обороны, хотя в отставку еще не был отправлен. Но в сложившейся ситуации решил ехать – его знания и опыт могли пригодиться на месте ЧП.

Вскоре последовала официальная версия: корабль подорвался на магнитной мине времен войны. После осмотра места происшествия адмирал приходит к выводу, что эта версия маловероятна. За десять лет в бухте стояли и ходили сотни кораблей. Ему сообщают и о другой версии – это диверсионный акт. «Новороссийск» — трофейный итальянский корабль. Итальянским боевым пловцам пробраться в Северную бухту – задача не из самых сложных.

Все эти версии адмирал считает неубедительными. Его возмущает другое: почему после взрыва командование решило, что экипаж контролирует ситуацию, и не приняло никаких срочных мер? Ведь накопившаяся после взрыва вода прорвала переборки и перевернула линкор. Итог — сотни погибших.

Он настаивает на проведении дополнительного расследования. Но в состав Государственной комиссии адмирал не входит. А мнение наблюдателя никого не интересует. Сейчас главное, найти виновника – своего или иностранного. Решение уже принято.

Единственным человеком, для которого трагедия «Новороссийска» стала финальной точкой в карьере, был Николай Кузнецов, которого отправили в отставку. Опальному пенсионеру исполнился только 51 год.

Его не просто отправили в отставку, но и настойчиво выдавливали из жизни. Началась тихая травля бывшего адмирала. Санкционирована она была на самом верху. Это поняли все.

Прославленный флотоводец оказался в тяжелом финансовом положении. Особых сбережений не было. На иждивении два несовершеннолетних сына. Даже устроиться на работу не получается. На пенсионера в опале глядят с подозрением. Если бы не супруга Вера Николаевна, его Верочка, неизвестно, чем бы все это кончилось. Она спасла его – купила общую тетрадь и сказала, что он должен писать. И он стал писать. Причем сам, а не как это принято у крупных государственных деятелей и военачальников, за которых пишут другие.

Каждую свою новую книгу Николай Герасимович неизменно посвящал Вере. До конца своих дней адмирал стремился быть полезным флоту, от которого, как он когда-то говорил, его никто не сможет отлучить. 6 декабря 1974-го его сердце остановилось. В высшем звании Кузнецова восстановили лишь через пятнадцать лет после смерти.

Памятник Адмиралу Кузнецову в Севастополе

Именем выдающегося адмирала названы тяжёлый авианесущий крейсер – «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», Военно-морская академия в С.-Петербурге.

Тяжёлый авианесущий крейсер – «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

На здании Главного штаба ВМФ и доме на Тверской улице в Москве, где он жил, в его память открыты мемориальные доски. В Севастополе, Великом Устюге, Котласе установлены памятники герою-моряку. В Котласе, Архангельске и С.-Петербурге его имя носят улицы, а на его родине, в деревне Медведки, создан мемориальный музей адмирала. По Северной Двине плавает теплоход «Адмирал Н. Г. Кузнецов». В 1997 г. в Москве учреждён Фонд памяти Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова. Именем флотоводца названы: в Тихом океане морской пролив и утёс, звезда в созвездии Льва.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий