Краткая биография Лядова

Биография

Анатолий Константинович Лядов был русским композитором, пианистом и преподавателем Петербургской консерватории, создавшим ряд симфонических произведений, основой которых являлся фольклор. Кроме этого, находясь под влиянием Модеста Петровича Мусоргского и Николая Андреевича Римского-Корсакова, он составлял сборники песен и время от времени появлялся на публике как исполнитель и дирижер.

Детство и юность

С первых дней биография Анатолия Константиновича Лядова, родившегося 12 мая 1855 года в Петербурге, была напрямую связана с музыкой, поскольку он рос и воспитывался в творческой интеллигентной семье.

Его дед Николай Григорьевич работал в оркестре местной филармонии, а отец был главным дирижером Императорской оперы, регулярно появлявшимся на российской сцене.

Получив начальное образование у гувернанток и матери-пианистки, Анатолий постиг азы нотной грамоты и освоил скрипку и фортепиано, находясь в возрасте 7-8 лет. А в 1870 году с подачи талантливого и прославленного родителя он стал студентом Петербургской консерватории и, увлекшись уроками композиции, посещал оперу и балет.

Занимаясь в классе Николая Андреевича Римского-Корсакова, юноша пробовал писать самостоятельные произведения, и с подачи знаменитого преподавателя стал членом «Беляевского кружка». Вольная жизнь среди музыкантов повлияла на учебу и посещаемость, и Лядова отчислили из учебного заведения, несмотря на заступничество деда и отца.

Тем не менее в 1878 году юноша все же окончил консерваторию и по протекции мецената Митрофана Беляева был приглашен там преподавать. Специализируясь на инструментовке, гармонии и теории, Анатолий Константинович обучил ряд успешных композиторов, среди которых были Сергей Сергеевич Прокофьев и Михаил Фабианович Гнесин.

Личная жизнь

В отличие от других представителей русской богемы, Лядов не афишировал события личной жизни и свадьбу с помещицей Надеждой Толкачевой скрывал от коллег и близких друзей. Став владельцем имения Полыновка, расположенного в Боровичском уезде Новгородской губернии, он продолжал заниматься творчеством, в то время как родственники состоятельной супруги занимались воспитанием его сыновей.

Музыка

Работая педагогом Петербургской консерватории, Лядов занимался сочинительством, но природная леность и медлительность тормозили творческий процесс.

Обладая фантазией и техническими средствами, по достоинству оцененными потомками и современниками, Анатолий Константинович написал «Про старину», «Арабески» и «Бирюльки» для фортепиано и еще несколько миниатюрных пьес.

Эти произведения, исполненные на «Беляевских пятницах», очень понравились Модесту Мусоргскому, но были и негативные мнения, дошедшие до журналов и газет. Поэтому, стремясь усовершенствовать навыки композиции, в 1880-х годах Лядов работал над экспромтами и этюдами, а также практиковал жанр пасторали, использовал прелюдию и гротеск.

Параллельно занимаясь переложениями и аранжировками, композитор выпускал сборники песен, а также обращался к церковной музыке в «Ежечасной молитве святителя Иосафа Горленко». Настоящую известность Лядову принесла пьеса «Музыкальная табакерка» и фольклорные симфонические поэмы «Скорбная песнь» и «Волшебное озеро».

Впоследствии личное участие Анатолия Константиновича в сценическом представлении таких оркестровых произведений, как «Баба-Яга», «Кикимора», «Танец Амазонки» и «Из Апокалипсиса», а также сюиты под названием «Восемь русских песен», привлекло внимание театрального деятеля Сергея Павловича Дягилева. Он заказал композитору переработку номеров для парижского заведение Шатле.

В 1990-х годах знаменитая труппа «Русских сезонов» исполнила «Русские сказки» и «Сильфиды», поставленные на музыку Лядова, и эти спектакли запомнились публике, повторяясь на протяжении пары лет.

Смерть

В 1910-х годах из-за ослабленного здоровья Анатолий Константинович уехал из Петербурга и поселился в имении с родными и семьей. По мнению медиков, постоянные боли стали симптомами миокардита, склероза сосудов и болезни почек, и они прописали композитору лечение водами, отдых и покой.

Однако после кончины близкого друга и расставания с сыном, ушедшим в армию, композитор не смог выполнить предписание, и причиной его смерти стал инфаркт.

Тело Лядова в августе 1914 года было погребено на Новодевичьем кладбище, а потом перезахоронено в Александро-Невской лавре на территории Некрополя мастеров искусств.

В память о композиторе его фото было размещено на почтовой марке, а имя присвоено музыкальной школе и одной из боровичевских улиц.

Музыкальные произведения

  • 1876 – «Бирюльки» 14 пьес для фортепиано
  • 1878 – Четыре арабески для фортепиано
  • 1881 – Два интермеццо для фортепиано
  • 1887 – «Деревенская сцена у гостиницы» Мазурка для оркестра
  • 1891 – 1904 – «Баба-Яга» симфоническая поэма для оркестра
  • 1893 – «Музыкальная табакерка» пьеса для фортепиано
  • 1906 – «Восемь русских народных песен» для оркестра
  • 1909 – Десять переложений из Обихода (собрание древнерусских православных литургических песнопений)
  • 1909 – «Кикимора» симфоническая поэма для оркестра
  • 1909 – «Волшебное озеро» симфоническая поэма для оркестра
  • 1910 – «Танец Амазонки» симфоническая поэма для оркестра
  • 1910-1912 – «Из Апокалипсиса» симфоническая картина для оркестра

Анатолий Константинович Лядов родился 30 апреля 1855 года в Петербурге («где-то на Охте», как он сам отметил в автобиографической записке), в семье музыкантов. Основателем династии был дед Анатолия, дирижер Николай Григорьевич Лядов (1777-1839). Отец Анатолия, Константин Николаевич Лядов (1820-71), был капельмейстером оркестра Императорской Русской оперы, а также композитором. Мать – Екатерина Андреевна, урожденная Антипова – умерла, когда мальчику было около шести лет. Анатолий с детства был окружен музыкой, его музыкальные способности и общественное положение его отца предопределили направление его воспитания, и в 1870-м году он был принят в Петербургскую Консерваторию бесплатным учеником на стипендию имени своего отца. В Консерватории Лядов некоторое время учился на скрипке и фортепиано, в классе практического сочинения стал заниматься у Н.А.Римского-Корсакова, но за пропуски занятий в 1876-м году был на некоторое время отчислен из Консерватории, хотя вскоре был принят обратно. Именно в 1876-м году Лядов закончил свое первое фортепианное сочинение – «Бирюльки».

В мае 1878-го года  художественным советом консерватории Лядову были присуждены Диплом свободного художника и малая серебряная медаль, с выдачей после сдачи экзамена из научных предметов (который, правда, Лядов так и не сдавал). В сентябре того же года Лядов был приглашен в Консерваторию преподавателем теории музыки.  Педагогической деятельностью он занимался вплоть до последних лет своей жизни (среди наиболее известных его учеников – Сергей Прокофьев, Николай Мясковский, Владимир Щербачев, Михаил Гнесин, Борис Асафьев, Николай Малько; в соответствии с недавно обнаруженными документами, в классе Лядова по сольфеджио и элементарной теории занимался Сергей Рахманинов).

Одновременно началась и дирижерская карьера, хотя за пульт Лядов вставал не часто. С 1879-го года композитор принимал участие в деятельности Санкт-Петербургского музыкального кружка любителей в качестве дирижера оркестра и хора (в этом кружке на альте играл Митрофан Беляев, меценат, импресарио и издатель, который вскоре стал одним из самых близких Лядову людей). Дирижерская деятельность Лядова продолжилась в концертах Бесплатной музыкальной школы, в Общедоступных симфонических концертах, основанных Антоном Рубинштейном в 1889-м году, в Русских симфонических концертах, учрежденных в 1885-м году Беляевым,

В 1884-м году Лядов женился на Надежде Ивановне Толкачевой, молодые поселились в квартире №10 дома №52 по Николаевской улице (ныне – улица Марата) в Петербурге, где Лядов и прожил до конца жизни. Вскоре в семье родились дети: Михаил – в 1887-м году, Владимир – в 1889-м (погибли во время Ленинградской блокады в 1942-м году).

К концу 1880-х – началу 1890-х годов Лядов занял очень почетное место в русском музыкальном мире, пользовался уважением со стороны не только композиторов «Могучей кучки» (с которыми он был близок), но и со стороны ее критиков, а также других русских музыкантов – А.Г.Рубинштейна, П.И.Чайковского, С.И.Танеева. Особое место в жизни Лядова занял Митрофан Беляев, их связывали очень теплые дружеские отношения и взаимное уважение. Лядов (вместе с Н.А.Римским-Корсаков и А.К.Глазуновым) был одним из главных музыкальных консультантов Беляева. Беляев оказывал большую моральную поддержку Лядову, издавал его сочинения, и после смерти Беляева в 1903-м году композитор получал по завещанию пенсию, которая стала для него некоторым подспорьем.

К концу 1880-х годов жизнь Лядова сложилась вполне определенным образом (с небольшими изменениями, она оставалась таковой до его кончины) – зимой он преподавал в Консерватории, иногда дирижировал концертами, и занимался сочинением только в свободное время, которого было не так много. Летом с семьей Лядов жил в усадьбе Полыновка Боровичского уезда Новгородской губернии. Среди любимых увлечений Лядова было чтение книг – не только беллетристика (русская и зарубежная), но и научные работы по естествознанию, философия, письма, воспоминания, биографии.

Летом 1911-го года композитор стал испытывать невыносимые боли – это были первые симптомы его болезни – миокардит и склероз сосудов, а также болезнь почек. Лядову был прописан осторожный образ жизни, и композитор стал почти отшельником в своей квартире, лишь изредка посещая Консерваторию. Дважды он ездил на лечение в Кисловодск. Большими потрясениями, окончательно сломившими здоровье Лядова, стала неожиданная смерть близкого друга Владимира Авдеева в январе 1914-го года, и проводы в армию старшего сына Михаила летом того же года. Последние дни композитор ничего не ел, не спал, очень страдал от сердцебиения, но не ложился, а все сидел в кресле. Около семи часов вечера 15-го августа 1914-го года Анатолия Константиновича не стало…

Среди всего музыкального наследия композитора (67 нумерованных опуса и около двух десятков ненумерованных), произведения для фортепиано составляют примерно две трети от общего числа сочинений. Лядовым написаны также симфонические произведения, вокальная музыка, он делал обработки русских народных песен. Но все-таки количество созданных Лядовым произведений меньше, чем у многих других композиторов. Причина такой малой продуктивности кроется в отношении Лядова к искусству, к музыке.

Здесь мы хотели бы опровергнуть легенду о лености Лядова. Эта легенда появилась еще при жизни композитора, а затем множилась в многочисленных публикациях вплоть до наших дней, в том числе в рецензиях на компакт-диски и даже в аннотациях к компакт-дискам. Такое мнение о Лядове идет от непонимания того, как сочинял Лядов. Он совершенно точно не был ленивым человеком, и его каждодневная (в течение многих лет!) занятость на педагогическом поприще в Консерватории подтверждает это. Зарабатывая на жизнь уроками, Лядов отвергал любые попытки материальной поддержки со стороны своего друга, Митрофана Беляева, который хотел, чтобы Лядов оставил преподавание и сосредоточился бы на композиции. Но для того чтобы сочинять, Лядов должен был быть свободным от каких-либо материальных обязательств! В своем письме к Беляеву Лядов писал: «Мой милый, дорогой Митрофан!.. У меня к тебе большая просьба: голубчик, будь настоящим другом, устрой как-нибудь так, чтобы мне с тобой не приходилось говорить о деньгах,  – для меня это такое ужасное мученье! Плати за мои сочинения что захочешь, я на все согласен… Еще просьба: пожалуйста, не плати мне больше, чем другим…». Реальная причина малой продуктивности композитора – в отношении Лядова к музыкальному искусству. Он сам оставил следующие строки в письмах: «Как же не обожать, не преклоняться перед искусством?… Только искусство пробудило в зверях людей, а людям указало на «дух» и «небо»; «Мой идеал: найти в искусстве неземное»; «Вся суть – в искусстве, вся суть – в победе «духа» над «брюхом», вся суть – в признании «красоты» как единственной царицы всего мира». Настоящие друзья Лядова знали о таком его отношении. Так, Беляев писал ему: «Дорогой и лучший из моих друзей Толя! Я высоко ценю тебя за твои идеальные взгляды на искусство». По словам Виктора Вальтера, «искусство было для Лядова самым священным из всего существующего… Красота вообще и музыкальная красота, в частности, были для Лядов тем божеством, которое давало смысл, и притом единственный, всей его жизни… Лядов мог творить только по внутренней потребности».

Внимательно изучая музыку Лядова, понимаешь, с какой тщательностью, точностью и вниманием к каждой детали и каждой ноте они созданы. В каждом опусе Лядова мы видим строгую чистоту работы. Сам Лядов писал о себе в одном из писем: «Таков уж «карактер»: так сделать, чтобы каждый такт радовал». Конечно, при таком отношении Лядова к музыке и к процессу сочинения, требовавшими много времени на создание законченного произведения, количество созданного композитором не так велико.

Надо отметить, что почти все произведения Лядова имеют посвящения – учителям и коллегам, близким друзьям и родственникам. Композитор признавался: «И представилось мне: ну что, если умрут те, которых я люблю или которые любят меня? Ну, для чего я тогда буду сочинять?». Для Лядова было очень важно адресовать музыку конкретным слушателям, которых он любил и уважал. Но зато и мы сейчас можем познакомиться с настоящими шедеврами.

русский композитор, дирижер и педагог 11 мая 1855 167 лет назад  —  28 августа 1914 108 лет назад

Портрет Анатолия Лядова кисти Ильи Репина Портрет Анатолия Лядова кисти Ильи Репина

Анатолий Константинович Лядов родился (29 апреля) 11 мая 1855 года в Санкт-Петербурге, в семье известного русского дирижёра Константина Лядова. Первые уроки музыки начал получать в пять лет от отца, а в 1870 году поступил в Петербургскую консерваторию по классу фортепиано и скрипки.

Вскоре Лядов заинтересовался теоретическими дисциплинами и стал усиленно изучать контрапункт и фугу. К этому же времени относятся его первые композиторские опыты. Талант молодого музыканта заметил и высоко оценил Модест Мусоргский.

Через некоторое время Лядов перевелся в класс теории композиции к Римскому-Корсакову, однако в 1876 году был отчислен из консерватории за непосещаемость. Два года спустя Лядов восстановился в консерватории и успешно её окончил.

В том же году композитор получил приглашение на должность преподавателя элементарной теории музыки, гармонии и инструментовки в Петербургской консерватории, где и работал до самой смерти.

Анатолий Лядов был известен тем, что очень медленно работал над своими произведениями. Серж Лифарь вспоминал, что Сергей Дягилев в первую очередь обратился к Лядову с просьбой написать музыку для балета «Жар-птица». Однако, когда он задержал выполнение заказа, Дягилев был вынужден передать этот заказ молодому Игорю Стравинскому.

Большая часть сочинений Лядова написана для фортепиано. Это «Бирюльки», «Арабески», «Про старину», «Идиллия», пьесы, прелюдии, вальсы. Композитор был великолепным мастером жанра миниатюры – многие его произведения написаны в простых формах и длятся несколько минут.

Среди самых известных сочинений Лядова – симфонические картины «Баба-Яга», «Волшебное озеро», «Кикимора», «Танец Амазонки», «Скорбная песнь». Лядов также известен как фольклорист – он составил несколько сборников русских народных песен.

Композитор Анатолий Константинович Лядов скончался (15) 28 августа 1914 года в своей усадьбе Полыновка, близ Боровичей (ныне Новгородская область).

ВконтактеОдноклассникиМой мир

Anatoly Lyadov

Дата рождения 11.05.1855 Дата смерти 28.08.1914 Профессия композитор Страна Россия

Лядов. Колыбельная (дир. Леопольд Стоковский)

…Лядов скромно отвел себе область миниатюры — фортепианной и оркестровой — и работал над ней с большой любовью и тщательностью ремесленника и со вкусом, первоклассного художника-ювелира и мастера стиля. В нем действительно жило прекрасное в национально-русском душевном облике. Б. Асафьев

image

А. Лядов принадлежит к младшему поколению замечательной плеяды русских композиторов второй половины XIX в. Он проявил себя как талантливый композитор, дирижер, педагог, музыкально-общественный деятель. В основе творчества Лядова лежат образы русского эпоса и песенного фольклора, сказочной фантастики, для него характерна проникнутая созерцательностью лирика, тонкое ощущение природы; в его произведениях встречаются элементы жанровой характеристичности и комизма. Музыке Лядова свойственны светлое уравновешенное настроение, сдержанность в выражении чувства, лишь иногда прерываемые страстным, непосредственным переживанием. Большое внимание Лядов уделял совершенствованию художественной формы: непринужденность, простота и изящество, стройная соразмерность — вот его высшее критерии художественности. Идеалом ему служило творчество М. Глинки и А. Пушкина. Он подолгу обдумывал во всех подробностях создаваемые им произведения и потом записывал сочиненное начисто, почти без помарок.

Излюбленная музыкальная форма Лядова — небольшая инструментальная или вокальная пьеса. Композитор в шутку говорил, что он не выносит больше пяти минут музыки. Все его сочинения — это миниатюры, лаконичные и отточенные по форме. Творчество Лядова невелико по объему, кантата, 12 сочинений для симфонического оркестра, 18 детских песен на народные слова для голоса с фортепиано, 4 романса, около 200 обработок народных песен, несколько хоров, 6 камерно-инструментальных сочинений, свыше 50 пьес для фортепиано.

Лядов родился в музыкальной семье. Его отец был дирижером Мариинского театра. Мальчик имел возможность слушать в концертах симфоническую музыку, часто бывать в оперном театре на всех репетициях и спектаклях. «Глинку он любил и знал наизусть. „Рогнедою“ и „Юдифью“ Серова восхищался. На сцене он участвовал в шествиях и толпе, а приходя домой, изображал перед зеркалом Руслана или Фарлафа. Певцов, хора и оркестра он наслушался вдосталь», — вспоминал Н. Римский-Корсаков. Музыкальная одаренность проявилась рано, и в 1867 г. одиннадцатилетний Лядов поступает в Петербургскую консерваторию. Практическим сочинением он занимался у Римского-Корсакова. Однако за пропуски занятий и недисциплинированность в 1876 г. он был исключен. В 1878 г. Лядов вторично поступает в консерваторию и в этом же году блестяще сдает выпускной экзамен. В качестве дипломной работы им была представлена музыка к заключительной сцене «Мессинской невесты» Ф. Шиллера.

В середине 70-х гг. Лядов знакомится с членами балакиревского кружка. Вот что писал Мусоргский о первой встрече с ним: «…Появился новый, несомненный, оригинальный и русский юный талант…» Общение с крупнейшими музыкантами оказало большое влияние на творческое формирование Лядова. Расширяется круг его интересов: философия и социология, эстетика и естествознание, классическая и современная литература. Насущной потребностью его натуры было размышление. «Клюйте из книги то, что Вам нужно, и развивайте это на свободе, и тогда Вы узнаете, что значит думать», — писал он позже одному из своих друзей.

С осени 1878 г. Лядов становится педагогом Петербургской консерватории, где ведет теоретические дисциплины у исполнителей, а с середины 80-х гг. преподает и в Певческой капелле. На рубеже 70-80-х гг. Лядов начал дирижерскую деятельность в Петербургском кружке любителей музыки, а позже выступил как дирижер в общедоступных симфонических концертах, учрежденных А. Рубинштейном, а также в Русских симфонических концертах, основанных М. Беляевым. Его дирижерские качества высоко ценили Римский-Корсаков, Рубинштейн, Г. Ларош.

Музыкальные связи Лядова расширяются. Он знакомится с П. Чайковским, А. Глазуновым, Ларошем, становится участником «беляевских пятниц». В это же время он приобретает известность и как композитор. С 1874 г. выходят в свет первые произведения Лядова: 4 романса ор. 1 и «Бирюльки» ор. 2 (1876). Романсы оказались единственным опытом Лядова в этом жанре, они были созданы под влиянием «кучкистов». «Бирюльки» — первое фортепианное сочинение Лядова, представляющее собой серию мелких разнохарактерных пьес, объединенных в законченный цикл. Уже здесь определяется лядовская манера изложения — камерность, легкость, изящность. До начала 1900-х гг. Лядовым было написано и издано 50 опусов. Большинство из них — небольшие фортепианные пьесы: интермеццо, арабески, прелюдии, экспромты, этюды, мазурки, вальсы и др. Широкую популярность завоевала «Музыкальная табакерка», в которой с особой тонкостью и изысканностью воспроизводятся образы кукольно-игрушечного мирка. Из числа прелюдий особенно выделяется Прелюдия си минор ор. 11, мелодия которой очень близка народному напеву «И что на свете прежестоком» из сборника М. Балакирева «40 русских народных песен».

К наиболее крупным произведениям для фортепиано относятся 2 вариационных цикла (на тему романса Глинки «Венецианская ночь» и на польскую тему). Одной из известнейших пьес стала баллада «Про старину». Это сочинение близко эпическим страницам оперы Глинки «Руслан и Людмила» и «Богатырской» симфонии А. Бородина. Когда в 1906г. Лядов сделал оркестровую редакцию баллады «Про старину», В. Стасов, услышав ее, воскликнул: «Настоящего баяна Вы тут вылепили».

В конце 80-х гг. Лядов обратился к вокальной музыке и создал 3 сборника детских песен на тексты народных прибауток, сказочек, припевок. Ц. Кюи назвал эти песни «крошечными жемчужинами в самой тонкой, законченной отделке».

С конца 90-х гг. Лядов с увлечением занимается обработкой народных песен, собранных экспедициями Географического общества. Особенно выделяются 4 сборника для голоса с фортепиано. Следуя традициям Балакирева и Римского-Корсакова, Лядов широко пользуется приемами подголосочной полифонии. И в этой форме музыкального творчества проявляется типичная лядовская черта — камерность (он использует минимальное количество голосов, которые образуют легкую прозрачную ткань).

К началу XX в. Лядов становится одним из ведущих и авторитетных русских музыкантов. В консерватории к нему переходят специальные теоретические и композиторские классы, среди его учеников С. Прокофьев, Н. Мясковский, Б. Асафьев и др. Смелым и благородным можно назвать поведение Лядова в 1905г., в период студенческих волнений. Далекий от политики, он безоговорочно примкнул к передовой группе преподавателей, протестовавших против реакционных действий РМО. После увольнения из консерватории Римского-Корсакова Лядов вместе с Глазуновым заявил о своем выходе из состава ее профессоров.

В 1900-х гг. Лядов обращается преимущественно к симфонической музыке. Он создает ряд произведений, продолжающих традиции русской классики XIX в. Это оркестровые миниатюры, сюжеты и образы которых подсказаны народными источниками («Баба-Яга», «Кикимора») и созерцанием красоты природы («Волшебное озеро»). Лядов называл их «сказочными картинками». В них композитор широко использует колористические и живописные возможности оркестра, следуя по пути Глинки и композиторов «Могучей кучки». Особое место занимают «Восемь русских народных песен для оркестра», в которых Лядов мастерски использовал подлинные народные напевы — эпические, лирические, плясовые, обрядовые, хороводные, выразив разные стороны духовного мира русского человека.

В эти годы Лядов проявлял живейший интерес к новым литературным и художественным течениям, и это нашло отражение в его творчестве. Он пишет музыку к пьесе М. Метерлинка «Сестра Беатриса», симфоническую картину «Из Апокалипсиса» и «Скорбную песнь для оркестра». В числе последних замыслов композитора — балет «Лейла и Алалей» и симфоническая картина «Купальская ночь» по мотивам произведений А. Ремизова.

Последние годы жизни композитора были омрачены горечью утрат. Лядов очень остро и тяжело переживал потерю друзей и соратников: один за другим ушли из жизни Стасов, Беляев, Римский-Корсаков. В 1911 г. Лядов перенес тяжелую болезнь, от которой уже не смог оправиться полностью.

Ярким свидетельством признания заслуг Лядова явилось празднование в 1913 г. 35-летнего юбилея его творческой деятельности. Многие его сочинения и поныне пользуются широкой популярностью и любовью слушателей.

А. Кузнецова

реклама

вам может быть интересно

Леонид Васильевич Баратов Театральные деятели Жиль Кашемай Певцы

Произведения

Баба-Яга (Лядов) 11.08.2011 в 14:35 Волшебное озеро (Лядов) 11.08.2011 в 14:40 Кикимора (Лядов) 11.08.2011 в 14:45

Анатолий Константинович Лядов – русский композитор, дирижёр, педагог. Вместе с Николаем Черепниным его часто называют “русским импрессионистом”. 

Анатолий Лядов родился в 1855 году в Санкт-Петербурге. В отличие от многих композиторов того времени, формальное образование которых не было связано с искусством, Лядов был окружен музыкой с самого рождения – его отец был дирижёром (под управлением Константина Лядова состоялась премьера ” Русалки” Даргомыжского и “Рогнеды” Серова), а дед служил капельмейстером в Петербургском филармоническом обществе.

Под руководством отца Лядов изучал азы музыкальной грамоты, позже он начал учиться в Петербургской консерватории. При всей своей одаренности, молодой Анатолий Константинович не всегда отличался прилежностью. Он был отчислен за неуспеваемость, что, впрочем, не помешало ему восстановиться, закончить обучение и начать свою преподавательскую карьеру в Петербургской консерватории, своей альма матер.  

С 1878 года и до конца своей жизни Лядов вел предметы теоретического цикла (элементарную теорию музыки, гармонию, инструментовку). Среди его учеников – Борис Асафьев, Михаил Гнесин, Николай Мясковский, Сергей Прокофьев, Самуил Майкарп и многие другие.

Также на рубеже 70-80-х годов Лядов пробует себя в качестве дирижера, сначала в Петербургском кружке любителей музыки, а затем и на Русских симфонических концертах, которые организовывал меценат Митрофан Беляев. 

Просветительская деятельность также является важной вехой в биографии Лядова. Вместе с Александром Глазуновым и Николаем Римским-Корсаковым он был руководителем Беляевского кружка. Это собрание занималось организацией музыкальных вечером, Беляевских пятниц, где исполнялись камерные произведения зарубежных и отечественных композиторов. Также кружок занимался изданием музыкальных произведений, проведением публичных симфонических концертов и конкурсов для композиторов.

Однако широкой публике Лядов известен в большей степени как композитор, нежели как педагог или дирижер. Он очень серьезно и критически относился к своим сочинениям, возможно поэтому его творческое наследие не так велико, как могло бы быть. Несмотря на то, что сам Лядов относился к себе довольно самокритично, его современники принимали его произведения весьма благосклонно.

Стиль Лядова сложился под большим влиянием его старших современников – композиторов Русской пятерки, в большей степени Римского-Корсакова, у которого он учился в Петербургской консерватории.

Как и его учитель, Лядов часто обращается к фантастическим образам. Самым ярким примером являются его симфонические миниатюры, или, как их называл сам Лядов, “сказочные картинки”: Баба-Яга, Волшебное озеро, Кикимора.

Также часто Лядов обращается к русскому фольклору. Он создал множество обработок народных песен для голоса в сопровождении фортепиано, смешанного хора, вокального ансамбля, сделал переложение восьми народных песен для симфонического оркестра. Также на народные тексты он сочинил три сборника детских песен.

Большинство сочинений Лядова –  миниатюры. Первое зрелое сочинение Лядова, которое увидело свет, – цикл фортепианных пьес “Бирюльки”. Бирюльки это популярная в XIX веке детская настольная игра, из вороха миниатюрных игрушек нужно было аккуратно вытащить как можно больше отдельных предметов не задевая при этом соседние. Название довольно точно отражает содержание цикла: это ряд разнохарактерных, не связанных сюжетно, маленьких пьес. У них нет программных названий, практически все из них выдержаны в оживленных темпах, в легком, беззаботном и оптимистичном настроении.

В тот же период под влиянием композиторов Русской пятерки Лядов сочинил ряд романсов, однако этот жанр не пришелся ему по душе и больше он к нему не обращался.

Зато в фортепианных жанрах Лядов чувствовал себя вполне свободно, он сочинял пьесы, прелюдии, арабески, интермеццо, мазурки, багатели, этюды, каноны… Фортепианные произведения составляют большую часть композиторского наследия Лядова. В этой сфере он продолжает западноевропейскую композиторскую традицию. По всей видимости, влияние Листа и Шопена не обошло и Анатолия Константиновича.

Впрочем, одно из самых известных фортепианных сочинений Лядова, баллада “Про старину”, проникнуто интонациями русской песни и скорее может быть отнесено к эпической линии Бородина.

Эпоха романтизма ознаменовала повышенный интерес к народным музыкальным традициям. Не обошло это влияние и Россию: Чайковский, Балакирев, Римский-Корсаков – все они составляли сборники русских песен. Лядов также отметился на этом поприще. Его вокальное творчество в основном связано с народными напевами и текстами.

Эта же тема получила развитие и в симфоническом творчестве Лядова. В первую очередь стоит отметить его цикл “Восемь русских народных песен”. В нем композитор постарался охватить все интонационное многообразие русской песенной традиции: в цикле есть и протяжная песня, и шуточная, и былина, и плясовая, и хоровод.

Впрочем, есть среди оркестровых работ Лядова и вполне светские. Например, блестящий и торжественный полонез, посвященный Александру Пушкину.

Особенно полюбились слушателем программные симфонические сочинения Лядова: “Баба-Яга”, “Кикимора”, “Танец амазонок”, “Из апокалипсиса”. Небольшие, яркие звукописные оркестровые картины стали его визитной карточкой.

Верно ли называть Лядова “русским импрессионистом”? И да, и нет. К условно импрессионистическим могут быть отнесены его симофнические произведения, так как фортепианные опираются на романтический стиль, вокальные – на русскую музыку, принципы которой не совпадают с принципами музыкального импрессионизма.

Из сходств можно отметить, что Лядову, как и Дебюсси, выразительность была важнее, нежели чем следование функциональной логике. Лядов также любил создавать программные сочинения, звуковые картины.

Однако здесь же начинаются и расхождения, в первую очередь в тематизме. Дебюсси часто обращается к пейзажам (“Облака”, “Море”, “Сады под дождем”, “Лунный свет”), мистические мотивы, столь сильные в романтической музыке, его не так сильно интересовали. У Лядова же сильна тяга к фантастическая сюжетам. Озеро у него не простое, а зачарованное, таящее некую связь с миром сказочного; кикимора и баба-яга сами по себе персонажи русского фольклора.

Лядов использует более темные и мрачные тембры симфонического оркестра, в его работах больше динамики и напряжения, нежели в созерцательных звуковых полотнах европейских импрессионистов. Пожалуй, наиболее близкая к ним работа Лядова это “Волшебное озеро”, что объясняется скорее особенностями образа, а не близостью композиторского письма. В целом Лядов скорее верный последователь Римского-Корсакова и Мусоргского, нежели собрат Дебюсси и Равеля.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий