Как несчастный случай изменил жизнь художника Виктора Борисова-Мусатова и привел к раннему его уходу

image Персона Годы жизни: 14 апреля 1870 — 08 ноября 1905 Страна рождения: Российская империя Сфера деятельности: Художник

В поисках своего стиля художник Виктор Борисов-Мусатов из Саратова отправился сначала в Москву, затем в Петербург и Париж, но обрел его, лишь вернувшись в родной город. Живописец создал немного картин, но каждая из них определила важный этап его творчества. Впоследствии работы Борисова-Мусатова вдохновили художников объединения «Голубая роза» и повлияли на развитие символизма в русской живописи.

Поиски собственного стиля

Виктор Мусатов родился в 1870 году в Саратове. В три года мальчик ушиб спину, и у него начал расти горб. «Он мог бы стать стройным и сильным, как и другие. Он знал это и, однако, никогда не жаловался, не злился на жизнь, обошедшуюся с ним чересчур жестоко», — писал о ребенке саратовский литератор Александр Федоров. Преодолевать жизненные трудности Мусатову всегда помогала живопись. Позднее он писал: «Когда меня пугает жизнь — я отдыхаю в искусстве».

В 1884 году Виктора Мусатова отдали в Саратовское реальное училище. Точные науки мальчику плохо давались, но по рисованию всегда были отличные оценки. Художники-педагоги Василий Коновалов и Федор Васильев отмечали талант юного ученика и советовали ему отправиться в Москву. В 1890 году Виктор Мусатов поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

Юноше не нравилось в Москве: все, чему учили местные преподаватели, он мог узнать и в Саратове. Поэтому через год он перевелся в Петербургскую академию художеств. При поступлении начинающий живописец представился Борисовым-Мусатовым: вторая фамилия была производной от имени деда — Бориса Мусатова. С тех пор он так и подписывал свои картины. Кроме занятий в Академии он посещал частную мастерскую художника Павла Чистякова, где совершенствовал технику рисунка.

В 1893 году из-за переменчивого климата у Борисова-Мусатова усугубилась болезнь позвоночника — ему пришлось вернуться обратно в Москву. Через год на XVII Московской ученической выставке он представил несколько своих полотен. Одно из них, «Майские цветы», купила великая княгиня Елизавета Федоровна. На полученные средства живописец отправился на Кавказ и в Крым, где написал цикл натурных этюдов.

После южного путешествия в 1895 году Борисов-Мусатов уехал в Париж, где поступил в мастерскую Фернана Кормона. Здесь молодой художник провел три зимы, он учился классическим приемам рисования и правильной технике. В музеях и галереях Парижа он изучал произведения искусства маститых художников.

image

Летом Борисов-Мусатов возвращался в Саратов. В родном городе у художника появилась идея создать масштабную картину. Первые попытки он предпринял в 1896 году в портрете сестры Елены Мусатовой. По цветам и характеру мазка эти работы напоминали картины французских импрессионистов. В более поздних работах — этюде «Девушка с агавой» и «Агава» 1897 года — проявились черты собственного стиля Борисова-Мусатова. В Саратове он также создал серию полотен с мальчиками-натурщиками. Первую картину, «Мальчик с собакой», художник написал еще до поездки в Париж в 1895 году, а завершающую, «Мальчик около разбитого кувшина», — через четыре года.

Появление «мусатовской девушки»

Сложное финансовое положение вынудило Виктора Борисова-Мусатова окончательно вернуться в Россию. За время его отсутствия творческая жизнь на родине преобразилась: в литературе свои положение упрочил символизм, а в живописи на место передвижников пришли Исаак Левитан, Михаил Врубель и Валентин Серов. Молодые художники, которыми восхищался Борисов-Мусатов, ратовали за обновление искусства. Было невозможно не поддаться настроению перемен.

В 1898 году Виктор Борисов-Мусатов приехал в Саратов, «туда, где меньше людей, где все проще и чище». Путешествия помогли мастеру найти свой живописный язык. В это время начался его самый плодотворный период — все увиденное, пережитое и наработанное художник воплотил в серии работ.

На «Автопортрете с сестрой» впервые появился образ задумчивой «мусатовской девушки», который стал характерным для большинства последующих картин художника. Себя автор написал с краю, обрезав холстом, как на полотнах импрессионистов. На заднем фоне художник изобразил лес с необычными растениями. Когда его спросили, где он видел такую природу, тот ответил: «В своем саду. Я писал его с точки зрения мыши. Я лег ничком на землю, и все вдруг начало казаться мне огромным и фантастическим». Сине-зеленые тона автопортрета впоследствии появлялись и в других произведениях мастера.

Вслед за автопортретом Виктор Борисов-Мусатов создал серию картин: «Осенний мотив», «Мотив без слов» и «Гармония». Мастер запечатлел на этих полотнах лирические сюжеты из жизни дворян XVIII века: неудачное признание в любви, декламацию стихов. На эти работы художника вдохновили летние поездки в имение Слепцовка в окрестностях Саратова.

В 1901 году Борисов-Мусатов написал картину «Весна». На ней художник отказался от сюжетности и просто изобразил девушку, гуляющую среди цветущих деревьев и одуванчиков. Ему удалось выразить настроение с помощью состояния природы — полотно буквально дышало весной, легкостью и светом. Эта работа обозначила новый этап в творчестве художника.

Старинные усадьбы на полотнах Борисова-Мусатова

В 1901 году Виктор Борисов-Мусатов посетил Зубриловку — старинное имение князей Голицыных-Прозоровских. Хозяева редко приезжали сюда, поэтому усадьба и парк постепенно запустевали. Художник чувствовал, что вместе с имением уходила в прошлое целая эпоха. После этой поездки Борисов-Мусатов написал картину «Гобелен». На ней он нарисовал двух женщин-аристократок в усадебном парке — мастер запечатлел последние дни жизни помещичьего дома. На IX выставке Московского товарищества художников современники высоко оценили эту работу, а автора наградили поощрительной премией.

Спустя год Борисов-Мусатов написал полотно «Водоем» в этом же имении. Для эскизов и самой картины позировали сестра художника Елена Мусатова и его невеста Елена Александрова. По словам сестры, Борисов-Мусатов «усиленно работал, пользуясь теплыми днями лета и своими натурами, безотказно идущими в его желании для намеченных картин». Столичные художники и критики признали «Водоем» шедевром русской живописной школы.

В 1903 году Борисов-Мусатов, вдохновленный саратовскими окрестностями и заброшенными усадьбами, написал еще два полотна: «Прогулка при закате» и «Призраки». На них девушки со старомодными прическами и в старинных платьях гуляли по пустынному усадебному парку. При этом художник изображал не какую-то определенную эпоху, а просто ностальгировал по прошлому. «Да никакая это эпоха! Это, знаете ли, просто красивая эпоха», — говорил он.

Через год Виктор Борисов-Мусатов создал панно «Изумрудное ожерелье». Первые этюды к нему появились в Черемшанах Саратовской области, где Мусатовы проводили лето. На них он изобразил яркую траву и листья деревьев, а на фоне этой буйной зелени — женские фигуры. Прототипом для центрального образа картины стала Надежда Станюкович, близкий друг художника со времен Московского училища.

Выполненные в пастельных тонах полотна «Гобелен», «Водоем», «Изумрудное ожерелье» рассказывали об эпохе, уходившей в прошлое прямо на глазах Борисова-Мусатова. Эти работы на целое десятилетие определили развитие отечественного искусства: они повлияли на становление русского символизма в живописи и на творчество художников объединения «Голубая роза».

В конце 1903 года Борисов-Мусатов переехал в Подольск, поближе к Москве и Санкт-Петербургу. Здесь он создавал по шесть-девять законченных полотен в год. В этот период он написал пейзажи «На балконе. Таруса», «Куст орешника», «Осенняя песнь». Также он занимался монументальной живописью — «Весенняя сказка», «Летняя мелодия», «Осенний вечер» и «Сон божества». Но его работы приходились по вкусу не всем. В России его картины мало выставляли и редко покупали, поэтому материальное положение художника было плачевным. Зато в Европе его полюбили и даже избрали членом французского Национального общества изящных искусств. Последней работой Борисова-Мусатова стала акварель «Реквием» в память об умершей Надежде Станюкович.

В 1905 году Виктор Борисов-Мусатов скоропостижно скончался. Похоронили художника в городе Тарусе, на берегу Оки. «Он умер, оставив нам тихие образы, и над его величавыми созданиями тихо несется время, но они остаются. У времени и у них одно общее — вечность. Валы времени унесут, полыхая, его имя в даль веков, падая в темные глубины и снова вынося на гордые гребн», — сказал позднее писатель Владимир Станюкович.

Галерея
  • Статьи
  • /
  • История

Судя по сохранившимся снимкам, он любил фотографироваться сидя и один. Так меньше бросались в глаза его маленький рост и тяжелый горб за спиной. Он разбирался в ракурсах и понимал, как нужно повернуться к камере. Носил щегольские костюмы и торчащие в разные стороны усы – все это отвлекало от особенностей телосложения, которых он страшно стеснялся.

«Таинственный остров»

«Окно»,1886, Государственная Третьяковская галерея

115 лет назад, 8 ноября 1905 года скончался художник Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов. Он прожил недолго, всего тридцать пять. Виною тому была детская травма.

Родился Борисов-Мусатов в Саратове в 1870 году, в семье железнодорожного служащего Эльпидифора Борисовича Мусатова. До трех лет все было хорошо. А потом – падение со скамейки, травма позвоночника – и начинается новая жизнь.

С постоянными болями, сильной задержкой в росте и горбом он с каждым месяцем становился все больше. С гимнастикой не ради удовольствия, а для здоровья, «через не могу», с корсетами и безобразной ортопедической обувью.

Казалось бы, совсем безрадостная жизнь. Но нет – просто радость теперь находилась в другом.

Возможно, если бы не этот случай, не было бы никакого художника Борисова-Мусатова. Вместо него существовал бы простой волжский паренек, гонял бы голубей, воровал яблоки, а может, и связался бы с плохой компанией. Глебучев овраг – «столица» криминального Саратова – славился тогда на всю Россию.

Но из-за травмы Виктор вынужден вести спокойный образ жизни. Прочих вариантов просто нет. И мальчик неожиданно увлекся рисованием, а затем и живописью.

Рисовать Виктор начал в шесть лет. Он вспоминал: «Около Саратова на Волге есть остров. Этот остров называется Зеленым. В детстве он был для меня чуть ли не «Таинственный остров». Я знал только один ближайший его берег. Он был пустынен, и я любил его за это. Там никто не мешал мне делать первые робкие опыты с палитрой».

В четырнадцатилетнем возрасте Виктор Мусатов оставляет Саратовское реальное училище и под руководством саратовского художника и педагога Василия Коновалова начинает осваивать живопись.

Уже в 16 лет он пишет первую серьезную работу, она сейчас хранится в «Третьяковке».

Картина называется «Окно». В ней необычно все. Кусок стены. На ней, действительно, окно. Ставни распахнуты, окно раскрыто – лето. Под окном цветет сад – подсолнухи, настурции. А само окно – непроницаемая черная дыра. Там – приватная жизнь, и в нее зрителя не пустили.

Очень точно написал о творчестве художника его младший современник Андрей Белый (у них, кстати, было очень много общего): «Велика власть чар музыкальных в произведениях Борисова-Мусатова, – власть чар ласковых да улыбчивых. Вихрь звуков, тихая зеркальность напевов мелодийных, нарастая, повисли в пространствах души внимающей, – и словно осадились росами хладными мусикийские вздохи; и в туманности чар зачалась симфония облаков, шелка и розовых-розовых гирлянд.

И звуки из хаоса небытия вызвали образ прошлого родимый».

Белый говорил, что будто сам Эол – древнегреческий полубог, повелитель ветров – стоял за плечом у Мусатова и нашептывал ему красочные гаммы.

«Водоем» и «Призраки»

«Водоем», 1902-1903, Государственная Третьяковская галерея

Через несколько лет после удачного дебюта Виктор Эльпидифорович начинает заниматься в студии Саратовского общества изящных искусств. Затем в Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве. Этого мало – и Мусатов поступает в Академию художеств в Петербурге.

Увы, неожиданное обострение и операция на позвоночнике делает дальнейшее пребывание в столице невозможным, не подходит климат.

Остается Москва, а затем и Париж. Но воспалительный процесс в проклятом позвоночнике опять усиливается. Художник терпит до последнего, но силы иссякают, боли нарастают, и он снова ложится под хирургический нож.

Тем не менее в Париже он проводит три зимы: «Мои художественные горизонты расширились, многое, о чем я мечтал, я увидел уже сделанным, таким образом, я получил возможность грезить глубже, идти дальше в своих работах».

В конце концов Виктор Эльпидифорович окончательно возвращается в Россию, в родной город Саратов. Дома, на Волге ему, безусловно, комфортнее. Нет, художник не живет отшельником. Он много ездит и в Москву, и в Петербург, он постоянно выставляется, у него множество друзей. Но то, что считается домом, все же находится в Саратове.

В 1902 году Борисов-Мусатов (первую часть своего творческого псевдонима он взял от имени деда, которого сильно любил) побывал в Зубриловке – усадьбе Голицыных-Прозоровских. Там он пишет работу, которую принято считать одной из главных в его творчестве.

Картина называется «Водоем». На берегу усадебного пруда изображены две самых близких ему девушки – невеста и сестра. И снова все, что мы так любим в произведениях Борисова-Мусатова: таинственное марево, буйные краски, радость, грусть и щемящая сладкая боль.

Искусствовед Владимир Станюкович вспоминал: «Мы пришли к Виктору из мутной жизни. Мы были ослеплены, красками, не понимали… Изумленные, мы сидели перед картиной и долго молчали. Стояла тишина. Виктор ходил в другой комнате. «Как хорошо… Боже, как хорошо!» – прошептал кто-то тихо. И широкая струя счастья залила наши сердца… Мы сразу встрепенулись, заговорили, зашумели – счастливые, радостные. И Виктор улыбался, радостно смущенный».

«Призраки», 1903, Государственная Третьяковская галерея

В той же усадьбе появилась и другая знаменитая работа – «Призраки». Сестра художника писала: «Глубокая осень в Зубриловке также увлекла брата по своим блеклым тонам красок умирающей природы… Возле дома, где он нас писал в солнечные летние дни, краски уже были печальные, серые, все гармонировало с темным осенним небом, покрытым тучами.

Казалось, что и дом замер с окружающей его увядающей зеленью. Это и дало настроение брату написать картину – «Призраки»… Он лично пояснял нам, как я помню, будто с окончанием жизни опустевшего помещичьего дома – «все уходило в прошлое», как изображены им на первом плане картины удаляющиеся призрачные фигуры женщин».

Русская усадьба была стихией Виктора Эльпидифоровича.

На Мусатовском косогоре

Усадьба Введенское, начало XX века, из собрания Звенигородского музея

Со временем даже Саратов начал казаться художнику чересчур многолюдным и шумным. Впрочем, он таким и становился – двадцатый век входил в свои права. Борисов-Мусатов переезжает в Подольск. Там и спокойнее, и к Москве ближе.

И снова подарок судьбы – усадьба Введенское. Виктор Эльпидифорович вновь очарован. Москвовед Алексей Николаевич Греч так писал о Введенском: «На высоком пригорке дом. По крутому откосу, обрамленному деревьями парка, спадает затененная просека. Стены и колонны дома, полускрытые пригорком – в прозрачных розовых отсветах последних догорающих солнечных лучей. Ярко пламенеют в еще светлом небе облака. Огнями блещут стекла в окнах, точно в доме праздник или, может быть, пожар?

И, стоя внизу перед этой картиной, вдруг вспоминаются холсты Борисова-Мусатова. Ведь именно этот дом в Введенском излюбленным мотивом проходит в его живописных образах. Именно Введенское – декорация для мусатовских девушек, нереальных, призрачных, как марево».

«Прогулка на закате», 1903 год, Государственный Русский музей

Художник был здесь всего-навсего несколько дней. Но очаровался им настолько, что облазил его весь со своим фотоаппаратом, и впоследствии не раз использовал в работе. Один из современников писал, что на основе этих кодаковских «черновиков» впоследствии «создалась целая серия работ… Причем в его работах снимок часто передан почти дословно – в смысле расположения аксессуаров… Однако кто бы мог упрекнуть его в фотографичности?»

Е.В. Александрова, Е.Э. Мусатова, С. Стеблова, Т.С. Шемшурина на фоне усадьбы Введенское

И, разумеется, много писал с натуры – «Дом в Введенском. День», «Дом в Введенском. Вечер», «Дом в Введенском на закате».

А после – переезд в Тарусу. Там Борисов-Мусатов живет по приглашению искусствоведа Ивана Цветаева, основателя Музея изобразительных искусств и отца поэтессы Марины Цветаевой.

Вот где художник, казалось, нашел свое место. Ему нравится все, включая семейство Цветаевых. Плавать с ними в лодке по Оке – сплошное удовольствие.

Анастасия Цветаева писала о жилище художника: «Простой серый дощатый дом под ржавой железной крышей. Лесенка с нижнего балкона сходит прямо в сирень… Старая скамья под огромной ивой еле видна – так густо кругом. В высоком плетне – калитка на дорогу. Если встать лицом к Оке, влево грядки, за ними – малина, смородина и крыжовник, за домом крокетная площадка».

Увы, мало денег. Художник известен, востребован, у него много друзей. Саратовская пресса сообщает: «Небезызвестный саратовской публике местный уроженец художник В.Э.Борисов-Мусатов продал меценату г. Гиршману за 4000 руб. две из своих картин «Водоем» и «Гобелен» (удостоенные Поленовской премии)».

Но он принципиально не снижает цены – продает пусть и задорого, но очень мало. Говорит: «Я не хочу, чтобы московские купцы диктовали цену моим картинам».

Не обходится и без накладок. Борисов-Мусатов писал о работе над особняком Дерожинской, в Москве, рядом с Пречистенкой: «Моя фреска потерпела фиаско. Сделал я четыре акварельных эскиза, и они всем очень понравились… Владелица же палаццо, где нужны эти фрески, благородно ретировалась, предложив за них гроши».

А московская Трамвайная комиссия отвергла эскизы для украшения депо.

Картины художника покоряют Москву, Петербург и Париж. Его имя в афишах, в газетах, в салонных беседах. Материальное положение Борисова-Мусатова вот-вот должно поправиться. Но, к сожалению, все больше и больше подводит здоровье, и тут на улучшение нет никаких надежд. К проблемам с позвоночником присоединяется заболевание почек.

«Автопортрет с сестрой», 1898 год, Государственный Русский музей

Художник пишет Александру Бенуа: «Теперь я сижу в Тарусе. В глуши. На пустынном берегу Оки. И отрезан от всего мира. Живу в мире грез и фантазий среди березовых рощ, задремавших в глубоком сне осенних туманов. Уже давно я слышал крик журавлей…Вы думаете, я скучаю? Нет. У меня времени не хватает каждый день. Хоть я сижу дома…Я создал себе свою жизнь».

И осенью 1905 года в Тарусе Виктор Эльпидифорович умирает.

* * *

Сергей Маковский писал: «Мусатов – одна из самых трогательно-страдальческих фигур в русском художественном пантеоне. Маленький, больной горбун от рождения, он прожил свой недолгий век в мечтах – даже не о прошлом, а о каком-то своем призрачном мире нежности и красоты, который окрашивался для него в увядшие цвета белоколонных барских затиший».

Виктор Эльпидифорович за всю свою жизнь написал 77 картин. Этого ему хватило, чтобы стать великим.

Борисова-Мусатова похоронили прямо на берегу Оки. Место это до сих пор называют Мусатовским косогором. На надгробии – фигура уснувшего мальчика. Многие называют его утонувшим. Якобы художник его вытащил, но к жизни мальчик не вернулся.

Конечно, ничего такого не было. Просто аллегория со спящим мальчиком понятна далеко не всем.

Вам важно, чтобы разговор на эту тему продолжился? Поддержите портал!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

<!DOCTYPE html PUBLIC “-//W3C//DTD HTML 4.0 Transitional//EN” “http://www.w3.org/TR/REC-html40/loose.dtd”>

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов (Victor Elpideforovich Borisov-Musatov; родился 2 апреля 1870 — умер 26 октября 1905 гг.) — русский живописец XIX-XX вв., творчество которого пронизано тонким лиризмом, ассоциируется с грезами, светлой грустью и нежностью. Короткая биография Виктора Борисова-Мусатова не столь богата событиями, но картины его, пронизанные жаждой прекрасного, до сих пор доставляют большое эстетическое наслаждение истинным ценителям искусства.

Биография Виктора Борисова-Мусатова

Виктор Борисов-Мусатов — уроженец Поволжья. Он появился на свет 2 апреля 1870 г. в саратовском семействе мещан, родители в недавнем прошлом были крепостными. Будучи совсем маленьким, мальчик повредил при падении спину, отчего у него со временем вырос горб. Несмотря на это, ребенок рос добрым, общительным, одновременно любил помечтать в одиночестве. Важную роль в воспитании будущего живописца сыграл дедушка Борис, его имя стало в дальнейшем основой двойной звучной фамилии.

Виктор Борисов-Мусатов с юных лет стал проявлять интерес к изобразительному творчеству. В местном училище, куда мальчика отдали в 1884 г., он не «дружил» с точными науками, а вот уроки рисования проходили на «отлично». Педагоги рекомендовали молодому дарованию развивать способности, в 1890 г. юноша стал студентом училища живописи, ваяния и зодчества в Москве. Параллельно Виктор в качестве вольнослушателя посещал Академию художеств в северной столице. Он хотел остаться в этом городе, однако здоровье не выдерживало петербургского климата.

В Москве в 1894 г. состоялась студенческая экспозиция, где Борисов-Мусатов выставил ряд своих произведений. Работа «Майские цветы» заинтересовала княгиню Елизавету Федоровну. За счет вырученных средств живописец посетил Крым, Кавказ: местные пейзажи стали темой его этюдов. С 1895 г. Виктор Борисов-Мусатов жил в столице Франции, учился там в мастерской живописца Фернана Кормона (Fernand Cormon), постигал приемы классической техники и любовался шедеврами парижских музеев.

В 1898 г., испытывая финансовые трудности, художник приехал в Россию, начав плодотворный период своего творчества. На его холстах возник образ знаменитой «мусатовской девушки», нежной и мечтательной.

Виктор Борисов-Мусатов создал ряд работ, посвященных жизни русских дворян XVIII столетия. Вдохновение он черпал, посещая в 1901-1902 гг. саратовские имения: Зубриловку, Слепцовку, Введенское. На произведениях живописца появлялись старинные усадьбы и парки как ностальгия по эпохе, которая на глазах автора растворялась в прошлом.

В 1903 г. Виктор Эльпидифорович обосновался в Подольске. Здесь он продолжал творить, однако работы живописца на родине не пользовались популярностью, их мало выставляли. А вот в Европе его оценили, мастер даже был избран членом Национального общества изящных искусств Франции.

Из-за полученной в детстве травмы художник не отличался крепким здоровьем. Он скончался в молодом возрасте 26 октября 1905 г. и свой вечный приют обрел в Тарусе, где жил последние месяцы.

Самые известные картины Виктора Борисова-Мусатова

Творчество художника глубоко лирично, произведения воплощали его мечты о прекрасном. Среди известных картин Виктора Борисова-Мусатова стоит отметить следующие:

  • «Мальчик с собакой» (1895) — образ ребенка, несмотря на застывшую позу, получился очень естественным. Оставаясь наедине с природой, он полностью поглощен игрой.
  • «Весна» (1901) — автор очень тонко передает состояние природы. Картина буквально дышит свежестью, легкостью, светом.
  • «Водоем» (1902) — образы героинь Борисов-Мусатов рисовал со своей сестры и невесты. Но главное здесь — не портретное сходство, а внутренняя поэзия, взаимодополнение персонажей и пейзажа. Так, юбка одной из девушек по форме повторяет силуэт пруда.
  • «Призраки» (1903) — работа наполнена атмосферой тихой грусти, здесь нет границы между реальностью и видением. Кажется, что в любой момент человеческие фигуры и усадьба растают в воздухе.
  • «Изумрудное ожерелье» (1903-1904) — название картины обозначает аллегорическое украшение из девушек, символизирующее вечную женственность. В палитре произведения художник выбирал свои излюбленные сине-зеленые оттенки.
  • «Реквием» (1905) — Борисов-Мусатов создавал работу под впечатлением смерти жены друга Надежды Станюкевич. Хотя женские полупрозрачные фигуры олицетворяют собой грусть и скорбь, картина окрашена в светлые тона.

Несмотря на короткую, быстро угасшую жизнь, творчество мастера оставило свой след в изобразительном искусстве. Его живопись можно сравнить с тихим и печальным сновидением. Виктор Борисов-Мусатов обладал редким даром изображать красоту без назидательности, идейности и дешевой сентиментальности.

image Виктор Борисов-Мусатов – Изумрудное ожерелье – 1904

Он был не с передвижниками, не с академистами, не с авангардистами. Чистота и красота, грезы, неизъяснимая грусть и нежность – с такими настроениями ассоциируется русский художник Виктор Борисов-Мусатов. Поэт Андрей Белый назвал его “тончайший и нежный горбун”, и был прав. Изображать прекрасное без дешевой сентиментальности, очень тактично и тонко, без какой-либо морали и назидательности, не выражать идеи, но являть красоту, не скатываясь в пошлость, – это редкий дар. Борисов-Мусатов им обладал. “Как же хорошо и красиво!” – хочется сказать, глядя на нежнейшие его холсты. Кстати, разве можно так говорить? Ну что это за “нежный холст”? Но о Борисове-Мусатове – очень хочется. Дед художника, Борис Мусатов, был крепостным при саратовском помещике Шахматове. Отец после отмены крепостного права поступил камердинером в услужение к старику Шахматову – жил при нем в столицах, бывал в Париже. Женился на симпатичной Дуняше, кстати, дочери владельца живописной и переплетной мастерской. Вскоре выучился на бухгалтера, работал на железной дороге. За первые годы семейной жизни Мусатовых их четверо детей не выжили, умирали практически сразу после рождения. И наконец родился мальчик, которого назвали Виктором – необычное для крестьянского сына имя. Долгожданного ребенка любили несказанно. И каким же горем для родителей стало, когда в три годика мальчик вдруг утратил живость, начал часто плакал, стал нервным, замкнутым. Оказалось, что малыш неудачно упал. У него стал расти горб, ребенок капризничал и тосковал. Случай свел семью с врачом, использующим новые ортопедические методы лечения. И произошло чудо: к Вите вернулась радость, горб перестал расти (хотя остался при нем до конца жизни), а остановившийся было рост возобновился. Увы, это не было окончательным выздоровлением, Борисов-Мусатов всю жизнь страдал от болей, у него развилось хроническое воспаление позвонков, перешедшее в костный туберкулез. Но, безусловно, вмешательство доктора значительно облегчило мучения. С детства он любил рисовать, а еще больше – мечтать. Вблизи города на Волге был небольшой пустынный островок. Маленькому Вите он казался раем. Он добирался до острова, доставал краски, рисовал, грезил. Ребенком (да и взрослым) был очень застенчивым, но при этом милым, обаятельным и достаточно энергичным. В Саратовском реальном училище Виктору повезло с преподавателем рисования. Недавно выпустившийся из петербургской Академии художеств Василий Коновалов разглядел незаурядный талант мальчика и дал ему первые профессиональные уроки. Училище Мусатов вскоре оставил и начал сам заниматься живописью – сначала самостоятельно, а в 1870 году отправился в Москву и поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВиЗ). Не задержавшись в Москве, он едет в петербургскую Академию художеств и берет уроки у Павла Чистякова. Кстати, двойную фамилию художника некоторые исследователи считают данью уважения деду, а другие придерживаются версии попроще: отец нередко в документах подписывался “Мусатов, Борисов”, подразумевая “Борисов сын”. Вслед за ним так делал и сам Виктор. В МУЖВиЗ из-за этого возникала путаница, его называли то Борисовым, то Мусатовым. И в Академию он уже поступил под фамилией Борисов-Мусатов, да так и остался. Увы, его слабое здоровье и петербургский климат не сочетались никоим образом. Пришлось уехать и вскоре восстановиться в МУЖВиЗ, где пошел в класс к Поленову. В 1895 году Борисов-Мусатов много путешествует: Крым, Кавказ, а потом – Париж.

image Виктор Борисов-Мусатов – Кавказский этюд

Откуда деньги, спрашивается. Первая принесшая ему успех картина написана в стиле Серова и Коровина и написана великолепно. По крайней мере, так решила великая княгиня Елизавета Федоровна, отдав за выставленную в 1894 году на ученической выставке картину “Майские цветы” 150 рублей – весьма высокая цена, да еще и для ученической картины. Это и позволило художнику путешествовать на следующий год. Впрочем, ничуть не помешало критикам заклеймить его популярным в ту пору в обращении с художниками словечком “декадент”.

image Виктор Борисов-Мусатов – Майские цветы

В Париже он провел три года, занимаясь в мастерской Кормона. Открытие работы на пленэре, импрессионисты, постимпрессионисты и символисты вокруг, Боттичелли, Ватто, Веронезе – в Лувре… И главное увлечение – Пьер Пюви де Шаванн. Его Борисов-Мусатов считал величайшим художником современности. Пытался даже устроиться к нему в ученики, но не довелось – Пюви-де-Шаванн был уже очень стар и вскоре умер. Значение Парижа в творчестве Борисова-Мусатова трудно переоценить. Увы, снова вмешалась болезнь. Ему пришлось пережить очередную операцию и вернуться в Саратов. Но возвратился он нашедшим себя художником. Определились его темы: старинные усадьбы, платья с кринолинами, грезы о прошлом.

image Виктор Борисов-Мусатов – Усадьба – 1902 image Виктор Борисов-Мусатов – Призраки – 1903 – Художник запечатлел Южный фасад дворца в усадьбе Зубриловка image Виктор Борисов-Мусатов – Три дамы на террасе image Виктор Борисов-Мусатов – Дама в кринолине – 1903- Вятский художественный музей image Виктор Борисов-Мусатов – Осенний мотив – Дама в лиловом – 1901 Виктор Борисов-Мусатов – Дама за вышиванием Виктор Борисов-Мусатов – Прогулка при закате

Ни в коем случае не стоит это путать с детальным воссозданием, которое можно наблюдать, к примеру, у певца русской идеализированной старины Константина Маковского. Борисов-Мусатов совершенно не увлечен историческим прошлым, его “прошлый век” – о мечтах, поисках Прекрасной Дамы, тонкости, изяществе, грезах, символике любви и чистоты. Но вопрос, что за эпоху он пишет, художник отвечал: “А это, знаете ли, просто красивая эпоха”.

Виктор Борисов-Мусатов – Гармония – эскиз – 1894 Виктор Борисов-Мусатов – Мотив без слов – 1900 Виктор Борисов-Мусатов – Прогулка Виктор Борисов-Мусатов – Осенний мотив Виктор Борисов-Мусатов – Летняя мелодия

Еще в Париже Борисов-Мусатов отказался от масла и перешел на темперу – это одна из особенностей его творчества. Он всю жизнь мечтал о монументальных росписях. С каким восторгом думал он о росписи ратуши Пюви-де-Шаванном! Как мечтал сам совершить что-то подобное… По сути, переход к темпере – это попытка станковую картину приблизить к фреске, темпера позволяла создать иллюзию такой росписи. Борисов-Мусатов был близок к исполнению мечты. В Кропоткинском переулке архитектор Федор Шефтель строил особняк Дерожинской. Он хотел, чтобы расписывал гостиную Борисов-Мусатов. И поныне в Третьяковке хранятся эскизы к “Временам года”, которыми он планировал украсить стены. Но Дерожинская категорически не приемлет его варианты и отказывается от его услуг.

Виктор Борисов-Мусатов – Сон божества – Эскиз неосуществленной фрески из цикла Времена года – 1905

Последние три года его жизни имя Борисова-Мусатова звучало достаточно громко, но еще не настолько, чтобы прогнать беспросветную бедность. Заточен в саратовской глуши он был в общем-то не из любви к глуши, а потому что не имел средств на жизнь в столицах. В 1904 году в Германии с большим успехом прошла его персональная выставка. Быть может, признание, выход из замкнутого круга безденежья и такая желанная возможность монументальных росписей были близки? Но всё это немножко запоздало. Позже Андрей Белый назовет его своим вдохновителем. Позже общество “Голубая роза” объявит его своей предтечей. А тогда, в 1905 году, страшно бедствовавший художник, вложившийся в работу над ненужными уже эскизами, по протекции Поленова, с женой и дочерью Марианной провел лето на пустующей даче Цветаевых в Тарусе. Там же осенним утром он умер совсем молодым. Борисов-Мусатов ненадолго пережил одну из своих главных муз, Надежду Станюкевич.

Виктор Борисов-Мусатов – Дама у гобелена – Портрет Надежды Юрьевны Станюкович Виктор Борисов-Мусатов – Портрет Надежды Юрьевны Станюкович – 1893

“Где я найду моих женщин прекрасных? Чьи женские лица и руки жизнь дадут моим мечтам?”, – спрашивал художник. Впрочем, ответ он знал. Борисов-Мусатов всю жизнь испытывал нехватку натурщиц. Платить им было нечем, богемный образ жизни с привлечением барышень легкого поведения в этом качестве был ему чужд. На большинстве его картин изображены три женщины: его младшая сестра Лена, его жена Елена Александрова и Надежда Станюкевич – хороший друг, жена литератора Владимира Станюкевича, тоже хорошего друга художника.

Виктор Борисов-Мусатов – Одиночество – Портрет сестры – 1903 Виктор Борисов-Мусатов – Девушка с розами – Портрет сестры – 1902 Автопортрет с сестрой – 1898 – Государственный Русский музей – Санкт-Петербург

Впрочем, были в его жизни и менее известные увлечения: на “Гобелене” фигурирует Анна Воротынская, в которую он безнадежно и безответно влюблялся в юности.

Виктор Борисов-Мусатов – Гобелен

Была у него страсть и к супруге друга, купца Федора Корнеева, Ольге. Заметив его увлеченность, Ольга обвинила художника в лицемерии. Он переживал этот разрыв очень тяжело. Но ведь в конце концов он все-таки женился? Елена Александрова – тоже художница, они вместе учились в МУЖВиЗ. Первое предложение ей он сделал в 1895 году и получил отказ. “В жизни я буду, конечно, всегда только безнадежно влюбленным”, – заключил художник. Тем не менее, одну из самых известных картин, “Водоем”, которая к тому же сразу была признана шедевром и куплена, он написал в 1902 году.

Виктор Борисов-Мусатов – У водоёма (эскиз) – Портрет сестры и жены художника – Частное собрание – Москва Виктор Борисов-Мусатов – Водоём – 1902 – Портрет сестры и жены художника – Государственная Третьяковская галерея

Это был счастливейший период в его жизни. Он приехал в Зубриловку с сестрой и невестой. Да-да, Елена Александрова на этот раз приняла его приглашение. В 1904 году у них родилась дочь Марианна, которая в будущем тоже стала художницей. Короткая, быстро угасшая жизнь. По формальным признакам – не самая счастливая, пожалуй: увечье, страшные боли, безденежье, редкие вспышки признания на фоне постоянной критики, да что там, даже любимая женщина не с первого раза предложение приняла. Но глядя на прозрачные, сине-зеленые блики его картин, на прекрасных, словно из другого мира спустившихся на его холсты женщин, на удивительно музыкальные пейзажи, суть которых – поэзия и музыка, а не ботаника, понимаешь, что не мог человек, видевший столь тонкую, непреходящую красоту, от которой щемит сердце, не быть счастливым.

Виктор Борисов-Мусатов – Реквием – Акварель – 1905 – Государственная Третьяковская Галерея Живопись Борисова-Мусатова Даргомыжский – Меланхолический вальс Виктор Борисов-Мусатов – Натюрморт с цветами Виктор Борисов-Мусатов – В лодке – Этюд – 1892-1894 Виктор Борисов-Мусатов – Девушка с агавой – 1897 Виктор Борисов-Мусатов – Крестьянки Виктор Борисов-Мусатов – Мальчик с собакой Виктор Борисов-Мусатов – Вишни в цвету Виктор Борисов-Мусатов – Гирлянды из васильков Виктор Борисов-Мусатов – Куст орешника Виктор Борисов-Мусатов – Окно – 1886 – ГТГ Виктор Борисов-Мусатов – Осенняя песнь Виктор Борисов-Мусатов – Отблеск заката Виктор Борисов-Мусатов – Парк погружается в тень – 1904

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий