Ильин Биография, Ильин Иван Александрович биография читать, Ильин Иван Александрович биография читать онлайн, философия Ильин Книги Ильин Произведения Ильин

Публикации раздела Образование

Русский философ, писатель и публицист Иван Ильин более тридцати лет прожил за границей. Однако наряду с Николаем Бердяевым и Львом Шестовым он стал одним из знаковых русских философов первой половины XX века. «Культура.РФ» рассказывает о трудах Ильина, его отношении к русской жизни и возвращении архивов в Россию.

Становление философа

Иван Ильин родился 28 марта 1883 года в Москве. Его отец был дворянином, крестником императора Александра II, присяжным поверенный Московской судебной палаты, а дед служил инженером, строил Московский Кремль, где в дальнейшем проживал со своей семьей.

Иван стал третьим сыном в семье. Оба его брата были юристами и юноша не смог противиться воле отца. «Золотой» выпускник гимназии, он поступил не на филологический, как того хотел, а на юридический факультет Московского университета. К этому времени 18-летний Ильин знал немецкий, французский, латинский, греческий и церковнославянский язык.

В университете блестящее образование продолжилось: учителями Ильина стали видный религиозный философ князь Евгений Трубецкой и выдающийся философ-правовед Павел Новгородцев. Последний вспоминал о студенте: «Ильин проявляет совершенно выходящую из ряда трудоспособность, соединенную с величайшей преданностью избранной им специальности. Его приходилось не побуждать, а останавливать в занятиях, опасаясь за его переутомление от чрезмерной работы». Идейными центрами школы Новгородцева были Платон, Руссо, Кант и Гегель. Именно Гегель оказался для Ильина самым важным философом в жизни — ему он посвятил множество научных работ.

С 1910 года началась научная карьера Ивана Ильина. Он стал членом Московского психологического общества, вышла его первая научная работа «Понятие права и силы». В конце года Ильин вместе с женой отправился в научную командировку в Германию и Францию. Там занимался изучением новейших течений европейской философии, включая философию жизни и феноменологию, а по некоторым источникам, имел даже встречу-сеанс с Фрейдом. Расширение мира и новый этап ученичества Ильин встретил с азартом: «Иногда, предвкушая, ляскаю зубами от писательского аппетита. Вообще обдумываю и задумываю так много, что в минуты утомления или упадка кажусь себе дуралеем».

В 1913 году Ильин в последний раз возвратился на родину. Обновленный, утвердившийся в собственных силах, он упрочил свою репутацию молодого ученого, блестящего лектора: его занятия собирали полные залы, а любящие студенты даже посвятили ему эпиграмму:

В то же время вооруженный новыми знаниями Ильин стал еще более безжалостен к своим оппонентам. «Способность ненавидеть, презирать, оскорблять идейных противников была у Ильина исключительной. И с этой, только с этой стороны знали его москвичи тех нет», — вспоминала Евгения Герцек.

22 февраля 1914 года Ильин выступил с докладом «Учение Гегеля о сущности спекулятивного мышления». С него началась серия из шести работ, составивших диссертацию «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека».

Этот научный труд до сих пор считается одним из лучших комментариев философии Гегеля. В нем Ильин подверг критике неспособность «разумного понятия» подчинить себе «иррациональную стихию» эмпирического мира. Диссертация прославила Ильина как философа мирового уровня, на долгое время оказалась последним его изданием в России, а также — в конечном счете — спасла ему жизнь.

Первый арест

Советскую власть Ильин не принимал никогда. Он писал: «Социализм по самой природе своей завистлив, тоталитарен и террористичен; а коммунизм отличается от него только тем, что он проявляет эти особенности открыто, беззастенчиво и свирепо». Эти взгляды сформировались в философе достаточно рано, но если Февральскую революцию он воспринял как временный беспорядок, к последующей Октябрьской отнесся уже как совершенной катастрофе.

Противостояние Ильина молодому советскому государству было вполне открытым: он поддерживал Белую армию печатным словом и даже финансово, а по версии следствия, и вовсе являлся членом ее южного объединения «Добровольческая армия», заведовал петроградским отделением. Сразу же после переворота Ильин публиковал в «Русских ведомостях» статью «Ушедшим победителям». В ней он обращался к павшим в борьбе белогвардейцам: «Вы победили, друзья и братья! И завещали нам довести вашу победу до конца. Верьте нам мы исполним завещанное».

Читайте также:

Первый раз Ильина задержали в апреле 1918 года. Уже тогда резонанс, вызванный арестом доктора государственных наук, преподавателя кафедры истории права и энциклопедии права, был значительным. Вплоть до того, что многие ученые и коллеги Ильина по кафедре требовали взять себя в «заложники», лишь бы сам философ был отпущен. Тогда дело кончилось амнистией.

К 1922 году Ильин попадал под арест уже шесть раз. И шестой мог оказаться последним: после ареста его сразу же осудили, приговорив к смертной казни — расстрелу. Тогда под следствием находилось более 200 человек — сплошь творческая интеллигенция. Позволить себе ликвидацию такого количества «золотых умов» советская власть не могла. Немыслимость расстрела Ильина понимал и сам Ленин. «Нельзя. Он автор лучшей книги о Гегеле», — писал он, имея в виду диссертацию философа. Так казнь было решено заменить массовой высылкой в Европу, вошедшей в историю под именем «философский пароход». Троцкий резюмировал: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Высылаемым разрешалось взять с собой лишь две пары кальсон, две пары носков, пиджак, брюки, пальто, шляпу и две пары обуви на человека: все деньги и другое имущество, в том числе обширные библиотеки, подвергались конфискации.

29 сентября 1922 года из Петрограда отплыл пароход «Oberburgermeister Haken» — первый из двух «философских пароходов». Его пассажирами в числе прочих были философы Бердяев, Трубецкой и Ильин.

Берлин и второе изгнание

Едва ли не первое, что сделал Ильин по прибытию в Германию — связался с генералом А фон Лампе, представителем барона Врангеля, к которому относился с большим пиететом. Врангель отвечал взаимностью: «Многие, духовно утомленные тяжкими годами изгнания, теряют веру в нравственную необходимость борьбы и соблазняются мыслью о греховности «насилия», которое они начинают усматривать в активном противодействии злу. Ваша книга откроет им глаза». Белый генерал имел в виду брошюру «О сопротивлении злу силой», в которой встречаются такие цитаты:

«Призывая любить врагов, Христос имел в виду личных врагов самого человека. Христос никогда не призывал любить врагов Божьих, попирающих божественное».

Многие эмигранты отнеслись к новой радикальной патетике Ильина менее восторженно. Зинаида Гипиус назвала книгу «военно-полевым богословием», а Николай Бердяев заметил, что «чека» во имя Божие более отвратительно, чем «чека» «во имя диавола».

В Германии Ильин организовал работу Религиозно-философской академии, философского общества при ней, религиозно-философского издания «Русский колокол», который имел характерный подзаголовок: «Журнал волевой идеи». Кроме того, философ начал работу в Русском научном институте, где стал деканом юридического факультета. С 1924 года Ильин избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете. Словом, его берлинская общественная жизнь была едва ли не более насыщенной, чем на родине. Ильин, как многие пассажиры парохода Oberburgermeister Haken, не растворился в потоках эмиграции, а обнародовал в европейском культурном поле новую, прежде неизвестную Европе русскую идеологическую платформу.

Однако над философом сгущались тучи — в Германию пришел фашизм.

Отношение Ильина к фашизму менялось так же, как и отношение к русской революции: от недооценки угрозы — к крайнему неприятию. Первоначально философ видел в зарождении новой радикальной доктрины естественную, пусть и вынужденную меру. По Ильину, фашизм возник «как реакция на большевизм, как концентрация государственно-охранительных сил направо. Во время наступления левого хаоса и левого тоталитаризма — это было явлением здоровым, необходимым». Несимпатичными аспектами доктрины Ильин находил самую расовую теорию (он был ярым противником антисемитизма) и антицерковную борьбу.

Однако сам нацистский строй был к Ильину куда менее благосклонным. Сразу после прихода к власти Гитлера в 1933 году у философа назрел конфликт с немецким министерством пропаганды. В результате Ильин был уволен из Берлинского университета. Затем последовал запрет на преподавательскую деятельность. После — арест на все его печатные труды и полный запрет публичных выступлений. Философ остался без средств к существованию.

Новый удар от страны-«мачехи» Ильин воспринял болезненно: «Что за страшное время выпало нам на долю, что негодяям, законченным лжецам и бесстыдникам пути открыты, а нам — поток унижений». В июле 1938 года Ильин был вынужден покинуть Германию и переехать в Швейцарию. В будущее он смотрел без оптимизма: «Когда яйцо разбито оно выливается или в стакан или на сковородку. Чувствую, что яйцо разбито, но не вижу ни стакана ни сковородки».

Третья попытка наладить жизнь

Попытка заново, в третий раз, наладить свою жизнь началась безрадостно. В Швейцарии Ильину не хотели предоставлять право проживания и даже пытались отправить обратно в Германию. Только личное вмешательство композитора Сергея Рахманинова, согласившегося внести 4000 франков на «пансион» писателю, облегчило дело. Тем не менее, швейцарские власти сразу оговорили условие — запрет на любую политическую деятельность. Ильин был унижен, свою роль и судьбу он осознавал как мученическую: «Если бы только рассказать, — писал Ильин Сергею Рахманинову в августе 1938 года, — сколько раз люди обманывали и предавали меня, то это целое мученичество. Ибо — скажу Вам совершенно откровенно и доверительно — моя душа совсем не создана для политики, для всех этих цепких интриг».

Философ с женой поселились в пригороде Цюриха Цолликоне. Новая жизнь проходила в ином для Ильина качестве. Он, оратор, лектор, публицист, организатор, идеолог — все чаще проводил время в затворничестве и — лишенный возможности публиковаться — начал писать в стол. В эти годы была создана наиболее обширная часть литературного и философского наследия Ильина.

На закате дней своих дней философ писал: «Пишу и откладываю — одну книгу за другой и даю их читать моим друзьям и единомышленникам… И мое единственное утешение вот в чем: если мои книги нужны России, то Господь сбережет их от гибели, а если они не нужны ни Богу, ни России, то они не нужны и мне самому. Ибо я живу только для России».

Упорный каждодневный труд и частые болезни изнурили философа. 21 декабря 1954 года Ивана Ильина не стало. Над его могилой в Цолликоне был водружен памятник с эпитафией:

Возвращение на Родину

Архив Ильина сохранили его ученики и единомышленники. В 1965 году он был вывезен из Цюриха в США студентом философа, профессором русского языка и литературы в Университете штата Мичиган Николаем Полторацким. Это соответствовало воле Ильина — он завещал хранить свой архив за рубежом, «пока в России не закончится большевистский режим». Однако путь наследия философа на родину был долгим. В СССР публикации и анализ его трудов были под полным запретом. Только в конце перестройки, в эпоху гласности, стали появляться работы, посвященные деятельности Ильина. Но о публикации трудов речи еще не шло.

В октябре 2005 года прах Ильина и его супруги Натальи Вокач был перенесен на Донское кладбище в Москве. Рядом с философом похоронены писатель Иван Шмелев и белый военачальник Антон Деникин, общение с которыми было важной частью его заграничной жизни. А в 2006 году вернулся на родину и архив Ильина. Он был доставлен из США в Россию и передан в альма-матер философа — МГУ.

В 100 коробках архива — рукописи, фотографии, личная библиотека философа. Здесь содержатся и уникальные эпистолярные материалы: переписка Ильина с известным русским композитором Николаем Метнером, писателем Иваном Шмелевым и белым военачальником Петром Врангелем.

Оцифровка архива заняла более четырех лет. Сегодня уже изданы 27 томов собрания сочинений Ильина. Цитаты и тексты из них широко используются как задания для школьного Единого государственного издания, их можно встретить в речах первых лиц государства. 15 июня 2012 года в Екатеринбурге был открыт первый в России памятник Ивану Ильину.

Автор: Денис Спиридонов

Смотрите также

image Тайны майя: как советский ученый расшифровал язык древней цивилизации Причем не покидая рабочего кабинета в Петербурге image Первые профессии русских писателей Из посредственных чиновников и инженеров — в знаменитые литераторы Русские авантюристы Кто продал Зимний дворец и пытался завоевать Эфиопию Как читать «Двенадцать» Блока На какие детали нужно обратить внимание, чтобы не упустить скрытые смыслы в поэме Русские герои в зарубежной литературе Как Жюль Верн придумал второе татарское нашествие, а Александр Дюма описал восстание декабристов Как переживали изоляцию русские писатели и их герои Рассказываем о затворничестве Лермонтова, Достоевского и Набокова Что предсказывали советские антиутопии Контроль над разумом, коммунизм в Москве и бесчувственные люди От Египта до Парагвая: где жили и работали русские эмигранты Рассказываем истории генералов, ученых и литераторов «Золотой выпуск»: первые студенты Московского университета Денис Фонвизин, Дмитрий Аничков, Василий Рубан и другие Как иностранцы учили русский язык Что думал об этом языке Дюма и какое слово выгравировал на кольце Бисмарк Известные узники Петропавловской крепости В каком каземате писал Чернышевский и за что арестовали Достоевского Не только «Война и мир» 5 редких книг Льва Толстого о вере, насилии, патриотизме и других философских вопросах Дамы-этнографы царской России Раскопки и рискованные экспедиции вместо салонов и корсетов Писатели-врачи Как терапевты и хирурги становились классиками 5 книг о Николае II Как описывали последнего императора современники, историки и драматурги

Биография

Один из блестящих умов России начала XX столетия, философ, писатель и публицист. Диссертация Ивана Ильина, посвященная философии Георга Гегеля, считается лучшей трактовкой трудов немецкого мыслителя. Ильин не принял революцию и большевистскую власть, что стало поводом для его изгнания из России.

Иван Ильин

Жизнь на чужбине была тяжелой ношей для ученого, видевшего смысл только в служении отечеству. Но благодаря его ученикам и последователям, которые привезли на родину труды просветителя, вклад Ильина в развитие русской философской мысли нельзя недооценить.

Детство и юность

Иван Александрович Ильин родился 28 марта (по новому стилю 9 апреля) 1883 года в Москве в многодетной дворянской семье. Отец Александр Иванович Ильин – губернский секретарь, присяжный поверенный округа Московской судебной палаты. Мать – Екатерина Юльевна Швейкерт, немка по национальности, принявшая православие. Пара воспитала четвертых сыновей: Алексея, Александра, Ивана и Игоря.

Родители Ивана Ильина

Семья Ильиных славилась своей добродетелью и благородным происхождением. Среди замечательных предков по отцу – дед Иван Иванович Ильин, инженер, участвовал в строительстве Большого Кремлевского дворца, потом служил в нем комендантом. Сам Александр Иванович был крестником императора Александра II.

Родители, люди религиозные и образованные, стремились дать детям хорошее воспитание и ратовали за их обучение. Все сыновья Ильиных получили блестящее образование в юриспруденции, идя по стопам отца.

Иван Ильин в молодости

Иван тоже, отучившись 5 лет в 5-й Московской гимназии и 3 года в 1-й Московской гимназии, поступил на юридический факультет Московского университета в 1901 году. Абитуриент с золотой медалью и отличным знанием нескольких языков (помимо французского и немецкого, владел латинским, греческим и церковнославянским) впоследствии стал одним из лучших студентов вуза.

Философия и общественная деятельность

Изучая право, Иван увлекся философией. Постепенно увлечение переросло в глубокий интерес. Знание языков открыло студенту доступ к трудам великих мыслителей Канта, Платона, Аристотеля, Шеллинга, Жан-Жака Руссо, но более всего юноша проникся учением Гегеля. Близость идеям немецкого философа Ильин пронесет через всю жизнь, она станет основой для создания самых выдающихся работ публициста.

Философ Иван Ильин

Учителями Ивана стали видные педагоги-философы: князь Евгений Трубецкой, Павел Новгородцев, которые, помимо высоких умственных способностей парня, отмечали его невероятную работоспособность. Именно Трубецкой ходатайствовал за то, чтобы Ильин по окончании обучения в 1906 году остался в альма-матер, стал готовиться к преподавательской деятельности и далее – к профессорскому званию.

Первые лекции молодой педагог стал читать на Московских высших женских курсах, где и встретил будущую жену – Наталью Вокач. Женитьба не нарушила его планов относительно научной карьеры. В 1909 году Ильин, сдав экзамены, получил степень магистра государственного права, защитил звание приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права Московского университета.

Портрет Ивана Ильина

Началом научной деятельности Ивана Ильина считается 1910 год, когда он стал членом Московского психологического общества и опубликовал первую работу «Понятие права и силы». После этого ученый вместе с супругой отправляется в заграничную стажировку по Европе. До 1912-го он слушает лекции крупнейших европейских философов Г. Риккерта, Г. Зиммеля, Э. Гуссерля и других в университетах Берлина и Парижа.

Эта поездка стала для ученого источником новой, свежей мысли: Европа в те годы переживала всплеск модных философских течений и открытий. В частности, Ильина увлекло постижение науки феноменологии. Молодой стажер и сам выступает с докладами на научных семинарах, его лекции пользуются неизменным успехом. Приобщившись к прогрессу, Ильин приехал в Россию в 1913 году вдохновленный, полный научных планов и писательского азарта.

«Обдумываю и задумываю так много, что в минуты утомления или упадка кажусь себе дуралеем», – пишет он в своем дневнике.

Иван Ильин

Ильин в самом деле много работает: его увлекательные лекции по философии и психологии в Московском университете собирают полные залы студентов. В свободное от преподавательской деятельности время Иван работает над статьями и диссертациями. Одна за одной из-под его пера выходят работы: «Опыт по истории индивидуализма» (1911), «О возрождении гегелианства» (1912), «Философия Фихте как религия совести» (1914), «Духовный смысл войны» (1915) и многие другие.

Все это происходит на фоне надвигающейся революции 1917 года. Однако первые звоночки не пугают ярого противника социализма Ильина. Даже февральские события он воспринимает как временный беспорядок. А вот уже Октябрьскую революцию и смену режима он встречает с неподдельным ужасом. Ильин отрыто поддерживал Белую армию, в том числе и агитационно, публиковал статьи, в которых обращался к белогвардейцам, называя их победителями. За это не раз подвергался арестам начиная с 1918 года.

Иван Ильин перед высылкой из России

В том году Ильин блестяще защитил диссертацию «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека», получив сразу две степени: магистра и доктора государственных наук. И арест видного ученого, а затем и суд над ним, вызвали большой резонанс в обществе. Отчасти благодаря защите со стороны интеллигенции была пролоббирована скорая амнистия для Ильина.

4 года Иван Александрович работал в тяжелых для него условиях под пристальным надзором чекистов, еще несколько раз подвергался задержанию за «развитие антисоветской деятельности». В итоге по приказу властей Ильина высылают из России на так называемом «философском пароходе». Вместе с ним родину покинули еще 160 человек из числа прогрессивной интеллигенции.

Эмиграция

В Германии, куда прибыл русский ученый, началась новая глава его биографии. В 1923-м открылся Русский научный университет в Берлине, профессором которого стал Ильин. Он читал лекции по энциклопедии права, философии и эстетике на русском и немецком языках и по-прежнему уделял приоритетное внимание писательско-просветительской деятельности. Среди резонансных трудов этого периода – опубликованное в 1925 году сочинение «О сопротивлении злу силою».

Иван Ильин читает лекцию в Берлине

Помимо этого, Ильин вел общественную работу по организации Религиозно-философской академии и философского общества. Объездил с лекциями о России всю Европу, издавал журнал «Русский колокол». Похоже, жизнь в эмиграции начала налаживаться, но в 30-е годы в Германию пришел фашизм. Отказавшись принимать идеи национал-социализма, Ильин вынужден уйти из университета, а вскоре и вовсе скрываться от гестапо.

Только в 1938 году он сумел выехать в Швейцарию. Обосноваться здесь помог старый друг, композитор Сергей Рахманинов, который внес денежный залог, чтобы философа с женой не депортировали обратно в Берлин.

Иван Ильин в своем кабинете

Власти разрешили Ильину остаться, но лишили права на работу, публикации и общественную деятельность. Иван Александрович с женой поселился в пригороде Цюриха – Цолликоне. Все, что он мог делать – заниматься наукой.

Здесь во второй вынужденной эмиграции Иван Ильин написал ряд выдающихся работ. Прежде всего, завершил труд, которому посвятил 33 года жизни – «Аксиомы религиозного опыта». Также написана серия из трех книг «Огни жизни. Книга утешений», «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний» и «О грядущей русской культуре».

Личная жизнь

«Сила инстинкта и сила духа сочетаются, чтобы не разлучаться; и тогда чувственная любовь становится верным и точным знаком духовной близости и духовной любви», – так писал в своих трудах Иван Александрович.

Ему посчастливилось встретить человека, с которым он обрел счастье в личной жизни и духовное родство.

Иван Ильин и его жена Наталья Вокач

Верной музой, соратницей и единомышленницей русского ученого стала Наталья Николаевна Вокач. Выпускница Высших женских курсов, женщина просвещенная и образованная, она разделяла взгляды супруга. Занималась философией, искусствоведением, историей.

Наталья Николаевна разделила с мужем все тяготы эмиграции и до последнего была рядом, поддерживая и оберегая. Детей у семейной пары не было.

Смерть

Несмотря на полную сосредоточенность на писательской деятельности, Ивану Александровичу тотально не хватало времени. Он хотел закончить книгу «О монархии», готовил к изданию труд «Путь к очевидности», планировал отредактировать более старые работы. Но недомогания все чаще приковывали философа к больничной кровати. В итоге организм не справился с нагрузкой: 21 декабря 1954 года Ильин скончался. Смерть наступила по причине ослабленности из-за частых болезней.

Могила Ивана Ильина в Донском монастыре

Ивана Александровича похоронили в Цолликоне. Жена, пережившая его на 8 лет, также обрела здесь вечный покой. Только в 2005 году прах супругов был перевезен в Россию и захоронен в некрополе Донского монастыря.

Труды Ильина стали публиковаться на родине с начала 90-х годов и обрели популярность у многих выдающихся мужей современности. Цитаты философа используют в своих выступлениях президент России Владимир Путин, кинорежиссер Никита Михалков и другие.

Библиография

  • 1915 – «Общее учение о праве и государстве»
  • 1918 – «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека»
  • 1925 – «О сопротивлении злу силою»
  • 1931 – «Яд большевизма»
  • 1937 – «Основы христианской культуры»
  • 1958 – «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний»
image
Фото: Репродукция ТАСС

Ровно 65 лет назад, 21 декабря 1954 года, за тысячи километров от Родины в швейцарском Цолликоне отошёл ко Господу русский философ и политический публицист Иван Ильин

Мог ли предположить Иван Александрович, что уйдёт из земной жизни в… день рождения Иосифа Виссарионовича? Спустя без малого два года после того, как сам Сталин уже временно приляжет в ленинском мавзолее рядом с его «хозяином». Вопрос, конечно же, риторический, и связан он исключительно с тем, что все годы сталинского правления именно Иван Александрович Ильин был одним из самых непримиримых в отношении советской власти эмигрантских мыслителей, ни на минуту не усомнившимся в праведности белого дела.

Левые всех мастей — от «красных патриотов» до леволиберальных западников — Ильина не любили и не любят. А потому вплоть до сегодняшнего дня пытаются «навешать» на него побольше всевозможных «нацистских собак». Мол, знаем мы вашего Ильина, «друга Гитлера». Хотя доподлинно известно, что уже в 1934-м, то есть год спустя после прихода к власти в Германии нацистов, находившийся там Иван Ильин был уволен с работы, а в дальнейшем преследовался гестапо и в 1938-м бежал в Швейцарию, где и пережил войну, в значительной степени благодаря финансовой помощи композитора Сергея Рахманинова.

Русский православный гегельянец

Вообще Ильин вполне мог сойти в Германии «за своего»: его мать, урождённая Каролина Луиза Швейкерт фон Штадион, была немкой-лютеранкой, принявшей Православие только после замужества. Сам Иван Александрович с юных лет увлекался немецкой классической философией, и диссертация, которую он защитил в период очередной русской смуты, в 1918 году, была посвящена Гегелю. В то время Ильина ещё очень сложно было назвать «русским консервативным мыслителем», хотя основы уже были заложены.

Пожалуй, в России первой четверти XX века нельзя было найти столь по-немецки педантичного и въедливого «гегелеведа». А вместе с тем — специалиста по государству и праву, автора работ «Общее учение о праве и государстве» и «О сущности правосознания». Словом, классического академического учёного, который мог найти применение и в советской действительности, если бы покривил душой и из «правого гегельянца» стал бы «левым».

Но ни в революционном 1917-м, ни в годы гражданской войны Ильин не скрывал своих взглядов. Так, 34-летний Иван Александрович сразу после октябрьского переворота в статье «Ушедшим победителям», посвящённой юнкерам, павшим в боях с большевиками в октябре — ноябре 1917-го, словно бравировал своим антибольшевизмом, бесстрашно эпатируя новые власти:

Россия должна быть свободна от ига и будет свободна от него; от всякого ига; ибо русские предатели не лучше иноземцев и толпа не лучше тирана. Вы поняли это, и вы были правы. Вы, не колеблясь, поставили чувство собственного достоинства выше жизни; Родину — выше класса; право — выше силы; свободу — выше смерти. Вы сумели узнать врага народа, укрывшегося за личиною демократа, и врага России, принявшего облик революционера. Вами двигало чувство национальной чести и верное государственное понимание. Вас вдохновляла любовь к Родине. Знайте же: вы были глашатаями нового русского правосознания, и Россия пойдёт за вашим зовом.

Дальше — больше: неоднократные аресты, нелицеприятное общение с «чрезвычайкой» и высылка из России на печально знаменитом «философском пароходе». Что интересно, ярым антисоветчиком на пароходе был только Иван Ильин. Для него эта высылка была спасением, большевики были готовы вовсе избавиться от непокорного философа, шестой арест в 1922 году должен был закончиться казнью, но… вмешался Ленин. Есть версия, что этот «левый гегельянец» ответил на уже принятое решение о расстреле Ильина запретом: «Нельзя. Он автор лучшей книги о Гегеле».

image

Архивные документы и книги Ивана Ильина в здании Интеллектуального центра Фундаментальной библиотеки МГУ. Фото: Виталий Белоусов / ТАСС

Белогвардейский идеолог и критик фашизма

Оказавшись в Германии, Иван Ильин стал идеологом белой эмиграции. Помимо публицистической деятельности, наиболее ярко выразившейся в издании «Русского колокола», «журнала волевой идеи», первые номера которого очень высоко оценил генерал Врангель, он создал фундаментальный труд «О сопротивлении злу силой» (1925). Труд, в котором автор дотошно проанализировал, возможна ли, с христианской точки зрения, вооружённая борьба против откровенного зла.

В отличие от «Трёх разговоров» Владимира Сергеевича Соловьёва, посвящённых той же теме, работа Ильина имеет куда более серьёзную аргументацию, а потому радикально развела автора с «христианскими гуманистами», зачастую перепевающими тезисы толстовского пацифизма.

Был ли Ильин очарован крайне правыми политическими движениями 1920-х — начала 1930-х годов? Несомненно. И в итальянском фашизме, и в немецком национал-социализме он поначалу видел столь долгожданную христианскую контрреволюцию, но очень быстро осознал, что это — отражение большевизма. А с началом Великой Отечественной войны написал текст «Сентябрь 1941 года», в корне разбивающий миф о симпатиях Ивана Александровича к нацистам:

У России может быть много неприятелей в мире, но враг у неё один. Это есть единственный враг, который хотел бы и мог бы завоевать её, расчленить и поработить… Все разговоры о том, что эта война, по намерениям вторгающихся, имеет смысл «крестового похода» против коммунизма, суть разговоры лживые или глупые — лживые у пропагандирующих, глупые у доверяющих. Война эта ведётся не с коммунистами ради их «идейного свержения», а с Россией…

Позднее, уже после войны, Ильин напишет статью «О фашизме», где досконально разберёт, почему крайне правые идеологии превратились в антихристианские тоталитарные движения. Считая себя русским националистом, он отлично понимал, что националистическая гордыня не имеет ничего общего с той борьбой против коммунистической идеологии и за возрождение исторической России, которую он до конца своих дней считал святым делом:

Фашизм совсем не должен был впадать в политическую «манию грандиозу», презирать другие расы и национальности, приступать к их завоеванию и искоренению. Чувство собственного достоинства совсем не есть высокомерная гордыня; патриотизм совсем не зовёт к завоеванию вселенной; освободить свой народ совсем не значит покорить или искоренить всех соседей. Поднять всех против своего народа – значит погубить его.

В это же самое время Иван Ильин создал целый ряд серьёзных религиозно-философских сочинений. Как на русском, так и на немецком языке. Все эти работы проникнуты глубоким православным миропониманием, в них автор строго опирался на Священное Писание и святоотеческое учение, хотя и осмыслял их через призму собственного религиозного опыта и мировое философское наследие. Главными среди этих трудов стали «Аксиомы религиозного опыта», вышедшие в самом конце жизненного пути мыслителя в 1953 году.

image

Россия, Москва. Могилы русского философа Ивана Ильина и его супруги Натальи Ильиной в некрополе Донского ставропигиального мужского монастыря. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Русская мечта в «Наших задачах»

Религиозно-философские идеи Ивана Ильина — отдельная и очень непростая тема. Но свои академические труды философ никогда не разделял с трудами публицистическими. Для него не было «православной эзотерики» для «посвящённых» и текстов для «простолюдинов», в которых он многое недоговаривал. Хотя, помимо философской «твёрдой пищи», было у него и «молоко». К последнему относится цикл статей «Наши задачи», более 200 текстов, где Ильин изложил собственное видение, какой должна стать Россия после освобождение от власти большевиков.

В «Наших задачах» Иван Александрович изложил собственное понимание русской мечты о Великой России, прекрасно понимая, что её воплощению препятствуют не только коммунисты, но и «наши западные партнёры». Так, в одной из статей Ильин прямо предупреждал, что заражённый русофобией Запад желает расчленить нашу страну:

Подготовляемое международною закулисою расчленение России не имеет за <собою> ни малейших оснований, никаких духовных или реально-политических соображений, кроме революционной демагогии, нелепого страха перед единой Россией и застарелой вражды к русской монархии и к Восточному Православию. Мы знаем, что западные народы не разумеют и не терпят русского своеобразия. Они испытывают единое русское государство, как плотину для их торгового, языкового и завоевательного распространения. Они собираются разделить всеединый российский «веник» на прутики, переломать эти прутики поодиночке и разжечь ими меркнущий огонь своей цивилизации. Им надо расчленить Россию, чтобы провести её через западное уравнение и развязание, и тем погубить её: план ненависти и властолюбия.

Будучи убеждённым православным монархистом, Иван Ильин осознавал, что возродить монархическую форму правления сразу после падения советской власти не представляется возможным. А потому выступал за временную национальную диктатуру, разумеется, не тоталитарную, но основанную на русском правосознании и возрождении христианского миропонимания. Также он пророчески предвидел хаос 1990-х, который возможно преодолеть только путём уже упомянутой русской национальной диктатуры:

Когда после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг «народы бывшей России, расчленяйтесь!», то откроются две возможности: или внутри России встанет русская национальная диктатура, которая возьмёт в свои крепкие руки «бразды правления», погасит этот гибельный лозунг и поведёт Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране; или же такая диктатура не сложится, и в стране начнётся непредставимый хаос передвижений, возвращений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия.

В те годы, когда Иван Александрович это писал, Советский Союз находился на пике своего могущества. Тот самый Иосиф Виссарионович многим казался тем самым русским национальным диктатором, которого чаял Ильин. Но мыслитель не обольщался: до самого конца земной жизни он продолжал борьбу за белое дело, в чём-то наивно романтическую, но абсолютно искреннюю. В одном из своих последних писем он скажет: «Моё единственное утешение вот в чём: если мои книги нужны России, то Господь убережёт их от гибели; а если они не нужны ни Богу, ни России, то они не нужны и мне самому. Ибо я живу только для России».

Сегодня в России издаётся полное собрание сочинений Ивана Ильина (вышло уже более 30 томов), а прах мыслителя был перенесён из далёкой Швейцарии на Родину и с почестями погребён на кладбище московского Донского монастыря. Более того, в выступлениях Владимира Путина цитаты из Ильина встречаются куда чаще, чем любых других мыслителей. Но можно ли сказать, что русская мечта философа о Великой России начала сбываться? А вот это уже в значительной степени зависит как от того, насколько внимательно мы читаем русских консерваторов прошлого, так и от наших повседневных трудов. Трудов и молитв.

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему Иоанну и сотвори ему вечную память!

Подписывайтесь на канал “Царьград” в Яндекс.Дзен и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий