Флоренский Биография, Флоренский Павел Александрович биография читать, Флоренский Павел Александрович биография читать онлайн

Знаменитый священник и богослов Павел Александрович Флоренский был уроженцем Елизаветпольской губернии (современного Азербайджана). Он родился 21 января 1882 года в Евлахе в русской семье. Его отец, Александр Флоренский, был инженером и работал на Закавказской железной дороге. Мать, Ольга Сапарова, имела армянские корни.

Ранние годы

В 17 лет Флоренский поступил в Московский университет, где оказался на физико-математическом факультете. В студенчестве он познакомился с ключевыми поэтами Серебряного века: Андреем Белым, Валерием Брюсовым, Александром Блоком, Константином Бальмонтом и другими. Тогда же Павел увлекся богословием. Он стал печататься в разных журналах, например, в «Весах» и «Новом пути».

После окончания университета Павел Флоренский поступил в Московскую духовную академию. Здесь он написал свою первую серьезную исследовательскую работу «Столп и утверждение мыслей». За это сочинение Флоренский получил престижную Макарьевскую премию. В 1911 году он стал священником и последующие десять лет провел в Сергиевом Посаде, где служил в церкви при Красном Кресте. В это время Флоренский Павел Александрович также являлся редактором в академическом журнале «Богословский вестник».

Мыслитель и революция

В 1910 году молодой человек женился. Его супругой стала Анна Михайловна Гиацинтова (1889–1973) – обычная девушка из рязанской крестьянской семьи. У пары было пятеро детей. Семья оказалась главной опорой Флоренского, помогавшей ему в сложные времена, которые вскоре ожидали всю страну.

Наступление революции религиозный мыслитель считал признаком апокалипсиса. Тем не менее он не был удивлен событиями 1917 года, так как на протяжении всей молодости говорил о духовном кризисе России и ее близком крушении из-за потери национальных и духовных устоев.

Когда советская власть начала отбирать у церкви ее собственность, Флоренский стал выступать в защиту ключевых православных храмов, в том числе Троице-Сергиевой лавры. В 1920-е на него поступают первые доносы в ЧК, в которых философ обвинялся в создании запрещенного монархического кружка.

Друзья и единомышленники

Яркий представитель русской культуры Серебряного века Флоренский имел множество друзей не только среди поэтов и писателей, но и среди философов. Отличавшийся едкостью Василий Розанов называл его «Паскалем нашего времени» и «вождем молодого московского славянофильства». Особенно близок был Павел Флоренский, философия влекла множество умов и сердец в обеих столицах, к «Обществу памяти Вл. С. Соловьева». Значительная часть его друзей относилась к издательству «Путь» и «Кружку ищущих христианского просвещения».

Отношения с советской властью

Несмотря на лихолетья революций и гражданской войны, Павел Флоренский продолжал писать новые теоретические работы. В 1918 году он закончил «Очерки философии культа», в 1922-м – «Иконостас». В то же время богослов не забывает о своей светской специализации и поступает на работу в Главэнерго. В 1924 году вышла его монография, посвященная диэлектрикам. Научная деятельность, которую вел Павел Флоренский, активно поддерживалась Львом Троцким. Когда революционер оказался в опале и был лишен власти, его прежние связи с богословом оказались для последнего черной меткой.

Примечательно, что Флоренский стал одним из первых лиц, носивших духовное звание, начавших работать в официальных советских учреждениях. При этом он не отказывался от своих взглядов и надеялся, что со временем православие и новое государство найдут общий язык. Более того, богослов призывал всех своих ученых коллег также включаться в эту работу – иначе культурная повестка останется в руках исключительно пролеткультовцев, сетовал он.

Работая в области точных наук, Флоренский Павел написал «Мнимости в геометрии». В ней автор попытался с помощью математических расчетов опровергнуть гелиоцентрическую систему мира, предложенную Коперником. Священник стремился доказать правдивость идеи о том, что Солнце и другие объекты Солнечной системы вращаются вокруг Земли.

Искусствовед

В 1920-е гг. Флоренский также занимался музейной работой и искусствоведением. Им посвящены некоторые работы писателя. Также он входил в Комиссию, занимавшуюся охраной памятников искусства Троице-Сергиевой Лавры. Благодаря работе этого коллектива, куда входило еще несколько именитых священников и знатоков культуры, удалось описать огромный фонд артефактов монастыря. Также Комиссия не позволила разграбить хранившееся в Лавре национальное и церковное достояние.

В начале 1920-х гг. в стране в самом разгаре была кампания по уничтожению икон и вскрытию мощей. Флоренский всеми силами противостоял этим действиям государства. В частности, он написал работу «Иконостас», в которой подробно описал духовную связь между мощами и иконами. Похожей по смыслу была публикация «Обратная перспектива». В этих произведениях богослов отстаивал общекультурное превосходство иконописи над светской живописью. Другим вызовом для Церкви стало массовое переименование улиц и городов. Флоренский ответил и на эту кампанию. В «Именах» он убеждал общество прекратить отказываться от своего исторического и духовного прошлого.

Чем еще в те бурные годы занимался Павел Флоренский? Философия, кратко говоря, была не единственным его интересом. В 1921 году богослов стал профессором во ВХУТЕМАС. Высшие художественно-технические мастерские исповедовали новый курс на конструктивизм, футуризм и техницизм. Флоренский, напротив, отстаивал прежние формы культуры.

Репрессии и гибель

Как и любой другой активный религиозный деятель, Флоренский Павел Александрович неизбежно встал на пути молодого советского государства. Репрессии против него начались в 1928 году. Летом Флоренского отправили в ссылку в Нижний Новгород. Впрочем, вскоре его освободили благодаря заступничеству жены Горького Екатерины Пешковой. У мыслителя появился шанс эмигрировать за границу, однако он не стал покидать Россию.

В 1933 году Флоренского вновь арестовали. На этот раз его приговорили к десятилетнему сроку в лагерях. Обвинение заключалось в создании «национал-фашистской организации» «Партия России».

Первое время Флоренский Павел содержался в сибирском лагере «Свободный». Он стал работать в научно-исследовательском отделе в БАМЛАГе. В 1934 году богослова отправили в Сковородино в современной Амурской области, где находилась опытная мерзлотная станция. Той же осенью он оказался на Соловках. В знаменитом лагере, расположенном на месте православного монастыря, Флоренский работал на заводе по производству йода.

Выйти на свободу репрессированному так и не удалось. В 1937 году в разгар Большого террора особая тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Высшая мера наказания была исполнена 25 ноября неподалеку от Ленинграда в местечке, сейчас известном как Левашовская пустошь.

Богословское наследие

Одно из самых известных произведений Флоренского «Столп и утверждение истины» (1914) было его магистерской диссертацией. Ядром этого сочинения стала кандидатская работа. Она получила название «О религиозной истине» (1908). Работа была посвящена путям, которые ведут верующих в Православную церковь. Основной мыслью произведения Флоренский считал идею о том, что познать догматы можно только с помощью живого религиозного опыта. «Столп» был написан в жанре теодицеи – попытки оправдать Бога перед человеческим рассудком, пребывающим в падшем и греховном состоянии.

Мыслитель считал, что богословие и философия имеют общие корни. Павел Флоренский, книги которого в одинаковой степени относились к обеим этим дисциплинам, в своем творчестве всегда старался исходить из этого принципа. В «Столпе» писатель подробно разоблачал многочисленные ереси (хилиазм, хлыстовство и т. д.). Также он критиковал новые не соответствующие православным канонам идеи – такие как «новое религиозное сознание», популярное среди интеллигенции в начале XX века.

Всесторонность Флоренского

Богослов Павел Флоренский, биография которого была связана с самыми разными науками, в своих книгах одинаково виртуозно демонстрировал хорошую осведомленность в самых разных областях. Он умело апеллировал к античной и новой философии, математике, филологии, иностранной литературе.

«Столп» Флоренского завершил становление онтологической школы в Московской Духовной Академии. В это движение также входили Феодор Голубинский, Серапион Машкин и другие православные богословы. Преподавая в Академии, Флоренский вел курсы по истории философии. Его лекции были посвящены самым разным темам: Платону, Канту, еврейскому и западноевропейскому мышлению, оккультизму, христианству, религиозной культуре и т. д.

Другие черты творчества

Как философ, Павел Флоренский, кратко говоря, внес большой вклад в понимание платонизма. Это отмечал непревзойденный знаток античной культуры Алексей Лосев. Флоренский изучал корни платонизма, связывающие его с философским идеализмом и религией.

В 1920-е гг. богослов обрушился с критикой на новую концепцию человекобожия, согласно которой, человек не ограничен в своей деятельности ценностями устаревших религиозных культов. Писатель предостерегал современников, что подобные идеи, исповедовавшиеся в тогдашней культуре и искусстве, приведут к смещению понятий добра и зла.

Похожие статьи

Нечасто встретишь человека, о котором можно сказать, что он поцелован Богом своими талантами. Флоренский Павел Александрович — уникальная личность начала 20 столетия, священник, магистр богословия, при этом известный, как писатель, художник, исследователь в области физики, математики, материаловедении и электротехнике, награжденный Макарьевской премией, прошедший лагеря в Соловках за хранение тайны сокрытия головы преподобного Сергия.

Ранние годы и близкое окружение

В местечке Евлах, что находилось на территории нынешнего Азербайджана, 9 января в 1882 году появился на свет мальчик Павел. Его родители, русский по национальности Александр Флоренский и армянка из древнего карабахского рода Ольга Сапарьян, происходили из культурных семей, имеющих корни духовного звания.

image
Семья Флоренских, Тифлис, 1900 год

По настоянию отца обряд крещения был совершен в православном храме Тифлиса. Живущая закрыто семья, никогда не отличалась особой религиозностью, церковь посещала редко. Мальчик воспитывался в детстве бабушкой, происходящей из семьи Пааташвили. Флоренские имели свои поместья в губернии Елизаветпольская.

После Павла в русско-армянском семействе родились еще 2 мальчика: Александр, посвятивший свою жизнь геологии, археологии и этнографии, младшего Андрея больше привлекало конструирование вооружения, за что в будущем ему была вручена Сталинская премия.

Кроме сыновей, Флоренские имели и четырех дочерей.

Годы обучения и принятие сана

По достижении 17 лет юноша впадает в депрессию, его душа испытывает кризис непонимания, только в Боге он находит ответы на свои вопросы в поисках истины. В 1899 году после окончания с золотой медалью Тифлисской гимназии Павел Флоренский становится студентом физико-математического факультета МГУ, который оканчивает в 1904 году.

В студенческое братство входят в будущем знаменитые художники, писатели и поэты:

  • Андрей Белый;
  • Валерий Брюсов;
  • Константин Бальмонт;
  • Дмитрий Мережковский;
  • Зинаида Гиппиус;
  • Александр Блок и другие.

В это же время молодого Флоренского покоряет учение В. Соловьева. Архимандрит Серапион (Машкин) увлекает юношу своими проповедями. При посещении Донского монастыря юноша встречает епископа Антония, и просит у того благословения на монашеский постриг, но получает предложение прежде продолжить образование.

Окончив Московский университет, Павел получает благословение отца Антония (Флоренсова) на обучение в Московской духовной академии. Будучи семинаристом, будущий священник пишет монументальный труд «Столп и утверждение истины», за который в 1908 году получает Макарьевскую премию.

image
Священник Павел Флоренский

В своей магистерской работе доцент богословия дает анализ теодицеи, извечного вопроса, волнующего умы христиан всех поколений. На анализе первоисточников автор показывает богооправдание Божьей доброты при наличии зла в мире.

Важно! В его монографии обосновывается православная догматика триединства, почитания святых образов, затрагиваются вопросы аскетизма.

Трудно понять человеческим умом, как благая, угодная и совершенная воля Божья (Рим. 12:2) может существовать рядом с массовым злом, как соединить воедино мировосприятие и веру, реальность и знания. Книга отца Павла спасает от вечной погибели и возвращает в лоно отступников, способствует возрождению веры.

Автор уделяет большое внимание не только внешнему оформлению книгу, но и содержащимся в ней рисункам, которые создает сам. Пройдут года, и отец Павел откажется от своей философии, отдавая предпочтение антроподицеи, теории об оправдании человека.

В 1911 году после окончания Духовной семинарии рукополагается в сан священника, и до 1921 года служит в храме Красного Креста Убежища сестер милосердия при Сергиевом Посаде. Троице-Сергиева Лавра на долгие годы становится местом его жительства и служения. В это время он женится, обзаводится детьми.

Анна Михайловна Гиацинтова стала женой Флоренского в 1910 году, родила троих сыновей и двух дочерей, прожила до 1973 года, передав потомкам множество свидетельств о жизни великого богослова и ученого.

Среди их внуков стали знаменито известными Павел Флоренский, профессор, академик Российской академии естественных наук, и игумен Андроник (Трубачев), основавший музей священника Флоренского.

Музей-квартира священника Павла Флоренского в Москве

В 1912 году Павел Флоренский — редактор журнала «Богословский вестник», в это время проявил себя антисемитом, уверенным в том, что евреи для своих обрядов нуждаются в крови христианских мальчиков, впоследствии он раскаялся и утверждал, что все евреи спасутся.

Послереволюционные годы

События Октябрьской революции молодой священник сравнивает с апокалипсисом, склоняясь все больше к монархическому строю. Он работает над религиозно-философскими работами, занимается физикой и математикой. Перед закрытием большевиками Сергиева Посада патриарх Тихон благословил отца Павла и графа Юрия Олсуфьева на сокрытие святой главы преподобного Сергия.

После закрытия Троице-Сергиевской Лавры в 1921 году Павел работает в управлении Главэнерго, что подтолкнуло его к написанию монографии о диэлектриках. Здесь он работает над созданием особого вида пластмасс — карболита. Несмотря на недовольство советских властей, отец Павел ходит на работу в одежде священника.

Параллельно с техническими исследованиями Флоренский занимается искусствоведением и музейной работой, работает в команде по охране памятников старины, пишет работы по исследованию древнерусского искусства.

В своей книге «Мнимости в геометрии», вышедшей в 1922 году, пытается опровергнуть теорию Коперника о вращении Земли вокруг солнца, доказывая, что между небесным пространством и землей имеет определенное пространство, своеобразная граница.

Его научная деятельность нашла поддержку в лице Льва Троцкого, что впоследствии сыграло свою негативную роль в судьбе священника.

Павел Флоренский в лаборатории

Священник и ученый доказывает возможность совмещения религиозной веры и научной истины в своих трудах:

  • Смысл идеализма;
  • Не восхищение непщева (суждение о мистике);
  • Около Хомякова;
  • Первые шаги философии;
  • Иконостас и других.

Период арестов и ссылок

В 1928 году за сокрытие головы преподобного Сергия отец Павел первый раз ссылается в Нижний Новгород. По просьбе Екатерины Пешковой выдающего ученого возвращают.

Духовные дети находят для него возможность эмигрировать в Прагу, но Флоренский отказывается, ссылаясь на слова апостола Павла (Филип. 4;11), который говорил о том, что надо довольствоваться тем, что имеешь.

После ареста Флоренского в тайну Сергиева Посада был посвящен будущий архиепископ Новгородский и Старорусский Павел Голубцов, который перенес святыню для хранения в Николо-Угрешский монастырь. После ареста и отправки на фронт Голубцов прячет Голову отца Сергия в доме Екатерины Васильчиковой, которая также была в списках сергиево-посадского дела, но чудом избежала репрессий.

В 1946 году после возвращения Успенского собора в Сергиевом посаде глава преподобного Сергия вернулась в лоно Церкви.

Интересно! Отец Павел пронес через лагеря тайну хранения православной святыни, не испытывая страха, уныния, разочарования. Возможно, это и было его главным священническим служением.

Павел видел выход для человечества в тоталитарной диктатуре, в которой будет действовать контроль вне внешнего мира. Этот факт лег в основу сфабрикованного обвинения против Флоренского, которого обвинили в организации национал-фашистского движения.

    Вокруг него сгущаются тучи и 26 февраля 1933 года его арестовывают, а через 5 месяцев отправляют в заключение на 10 лет, местом которого стал лагерь в Сибири «Свободный». Отец Павел взял всю ответственность за создание организации на себя, тем самым спасая 70 членов организации, списки которых уже лежали у чекистов. Оговорив себя, он спас жизни десяткам людей.

    О притеснениях Русской Православной Церкви:

    Философа, ученого отправляют работать в НИСе, в результате работы в котором свет увидел еще один труд «Предполагаемое государственное устройство в будущем».

    В середине февраля 1934 года его переводят в Сковородино, теперь священник работает на опытной мерзлотной станции, параллельно проводит исследования по строительству в условиях вечной мерзлоты. Это открытия в будущем помогут начать строительство Норильска и Сургута.

    Окончание земного пути

    В начале осени Флоренского переводят, он становится узником лагеря особого назначения на Соловках.

    Удивительно, но этот уникальный человек везде и всегда находил предметы для исследования. На Соловках Флоренский организует лаборатории по расследованию условий добычи йода и агар-агара, желатина, добываемого из водорослей моря. «Умный йод», который и поныне служит людям, — настоящий подарок выдающего ученого, верного сына церкви Павла Флоренского человечеству.

    Священномученик Павел Флоренский

    Будучи узником Соловецких лагерей, он патентует свои открытия, но это не спасло талантливого ученого, верного Божьего слугу от расстрела в конце ноября 1937 года, о чем родным сообщили только в 1943 году.

    Только 5 марта 1959 года был реабилитирован. По завещанию отца его дети собирали все письма, портреты, автографы, предметы, имеющие отношение к семье Флоренских, чтобы сохранить память о ней. В письмах узника Соловецких лагерей семье звучит главное жизненное кредо — жить надо достойно, не боясь тревог, так, чтобы не стать балластом и пустым местом.

    Интересно! Через много лет внук Павла Флоренского, игумен Андроник, создает музей своего знаменитого деда, священника, философа, знаменитого ученого, прошедшего все круги ада в Соловецких лагерях, но не потерявшего веру и желание творить на благо человечества.

    Многие современные священники ходатайствуют перед Священным синодом о канонизации отца Павла, как мученика, отказавшегося выйти на волю из лагеря, выдав тайну Сергиева Посада. Основной причиной отказа в канонизации остается лжесвидетельство священника против самого себя.

    Великий мыслитель, ученый, священник на личном примере показал, что возможно сосуществование науки и религии, знания и веры.

    Павел Флоренский
    image
    Имя при рождении Павел Александрович Флоренский
    Дата рождения 9 (21) января 1882
    Место рождения
    Учёная степень магистр богословия
    Альма-матер Московский университет (1904)
    Язык(и) произведений русский
    Школа/традиция Русская религиозная философия
    Направление Европейская философия
    Период Современная философия
    Основные интересы Богословие, математика, электротехника, материаловедение, поэзия
    Значительные идеи Теодицея, имяславие, антисемитизм
    Оказавшие влияние Соловьёв, Серапион (Машкин)
    Испытавшие влияние Лосев, Фудель, Мень
    Премии Макарьевская премия
    image Цитаты в Викицитатнике
    image Медиафайлы на Викискладе

    Па́вел Алекса́ндрович Флоре́нский (9 (21) января 1882, Евлах, Елизаветпольская губерния — 8 декабря 1937) — священник Русской православной церкви, богослов, религиозный философ, поэт, учёный, инженер.

    Биография

    Семья и ранние годы

    Родился 9 (21) января 1882 года в местечке Евлах Елизаветпольской губернии. Отец Александр Иванович Флоренский (30.9.1850 — 22.1.1908) — русский, происходил из духовного звания; образованный культурный человек, утративший связи с церковью, с религиозной жизнью. Работал инженером на строительстве Закавказской железной дороги. Мать — Ольга (Саломэ) Павловна Сапарова (Сапарьян; 25.3.1859—1951)[3] принадлежала к культурной семье, происходившей из древнего рода карабахских армян[4][5][6][7][8][9][10]. Бабушка была из рода Паатовых (Пааташвили) в городе Сигнахи[11]. Семья Флоренских, как и их армянские родственники, имели поместья в Елизаветпольской губернии. Был старшим из семерых детей. После него родились Юлия (1884—1947) — врач (психиатр-логопед), Елизавета (1886—1967) — в замужестве Кониева (Кониашвили), Александр (1888—1938) — геолог, археолог и этнограф, Ольга (1892—1914) — художница-миниатюристка, Раиса (1894—1932) — художница, участница объединения «Маковец»[3], и Андрей (1899—1961) — конструктор вооружения, лауреат Сталинской премии.

    В 1899 году окончил 2-ю Тифлисскую гимназию и поступил на физико-математический факультет Московского университета. В университете познакомился с Андреем Белым, а через него с Валерием Брюсовым, Константином Бальмонтом, Дмитрием Мережковским, Зинаидой Гиппиус, Александром Блоком. Печатался в журналах «Новый путь» и «Весы». В студенческие годы увлёкся учением Владимира Соловьёва и архимандрита Серапиона (Машкина). Университет окончил в 1904 году с дипломом 1-й степени. Своё пребывание в университете Флоренский подытожил так: «Университет дал очень много мне и в смысле научном и, пожалуй, в нравственном, потому я там встретил некоторых лиц, с которыми схожусь в некоторых убеждениях, по крайней мере в положительном отношении к Церкви» (из письма матери от 3.3.1904)[12].

    Духовный выбор

    По благословению епископа Антония (Флоренсова) в 1904 году поступил в Московскую духовную академию), где у него возник замысел сочинения «Столп и утверждение истины», которое он завершил к концу обучения в 1908 году; был удостоен за эту работу Макариевской премии). По окончании академии в 1908 году кандидатом богословия читал лекции по курсу истории философии в академии, а также преподавал математику в Сергиево-Посадской женской гимназии.

    В 1911 году принял священнический сан и защитил магистерскую диссертацию «О духовной истине». Был назначен экстраординарным профессором Московской духовной академии по кафедре истории философии. Одновременно до 1917 года был редактором академического журнала «Богословский вестник».

    В 1912—1921 годах служил в церкви убежища сестёр милосердия Красного Креста в Сергиевом Посаде, после её закрытия находился за штатом.

    Антисемитская позиция в связи с «делом Бейлиса»

    Флоренский был заинтересован «делом Бейлиса» — фальсифицированным обвинением еврея в ритуальном убийстве христианского мальчика. Он публиковал анонимные статьи, будучи убеждённым в истинности обвинения и действительности употребления евреями крови христианских младенцев. Взгляды Флоренского при этом эволюционировали от христианского антииудаизма до расового антисемитизма. По его мнению, «даже ничтожной капли еврейской крови» достаточно, чтобы вызвать «типично еврейские» телесные и душевные черты у целых последующих поколений[13]. «В то время как духовная элита России, либеральная общественность, а также православные христиане возмущенно и с отвращением реагировали на процесс, проводимый антисемитами на основе фальсификаций (он опирался на тёмную ложь, провоцировал насилие и был позором России), — причем никто из православных богословов не был готов защищать перед судом тезис относительно ритуальных убийств, — Флоренский, мобилизовав всю свою учёность, искал „аргументы“, подтверждающие обвинение в кровопролитии, — отмечал немецкий критик Михаэль Хагемейстер[13]. — Флоренский откровенно сознавался, что вина или невиновность подсудимого Бейлиса его нисколько не интересует, тем более что „прохвосты со всего мира“ пытаются запутать ситуацию; гораздо важнее то, что к еврейству в целом пристало „общее подозрение в ритуальных убийствах как одном из проявлений мистического влечения к крови“, и таковым оно остается „вопреки крикам всей еврейской прессы“»[13].

    Революционные годы

    События революции 1917 года воспринял как живой апокалипсис и в этом смысле метафизически приветствовал, но философски и политически всё более склонялся к теократическому монархизму. Сблизился с Василием Розановым и стал его духовником, требуя отречения от всех еретических трудов.

    В 1918—1920-х годах участвовал в работе Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры, являясь её учёным секретарём; составил опись икон и древних панагий. Пытался убедить власти, что Троице-Сергиева лавра — величайшая духовная ценность и не может сохраниться как «мёртвый музей». Идея создания «живого…музея» была сформулирована Флоренским в статье «Троице-Сергиева Лавра и Россия». На Флоренского поступали доносы, в которых его обвиняли в создании монархического кружка.

    image Павел Флоренский и Сергей Булгаков. Михаил Нестеров. Масло. 1917

    С 1916 по 1925 год Павел Флоренский написал ряд религиозно-философских работ, включая «Очерки философии культа» (1918), «Иконостас» (1922), работал над воспоминаниями. В 1919 году он написал статью «Обратная перспектива», посвящённую осмыслению феномена данного приёма организации пространства на плоскости как «творческого импульса» при рассмотрении иконописного канона в ретроспективном историческом сопоставлении с образцами мирового искусства, наделёнными свойствами таковой; в числе прочих факторов, прежде всего, указывал на закономерность периодического возврата к применению художником обратной перспективы и отказа от неё сообразно духу времени, историческим обстоятельствам и его мировоззрению и «жизнечувствию»[14][15].

    Преподавательская деятельность и инженерные работы

    В 1921 году по рекомендации Владимира Фаворского Флоренский был приглашён на должность профессора во ВХУТЕМАС, где преподавал до 1927 года. С 1919 года работал в области техники; сначала на заводе «Карболит» в Орехово-Зуеве; затем — в системе Главэнерго в отделе материаловедения, принимая участие в ГОЭЛРО — занимался вопросами электрических полей и диэлектриков: подготовил монографию «Диэлектрики и их техническое применение. Ч. 1: Общие свойства диэлектриков» (М., 1924); в журнале «Электричество» опубликовал статьи «Экспериментальное исследование электрических полей» (1923. — № 7) и «О формулировке законов электромагнетизма» (1923. — № 11). Получил 12 авторских свидетельств на изобретения в области химии.

    В 1922 году он издал за свой счёт книгу «Мнимости в геометрии», в которой при помощи математических доказательств пытался подтвердить геоцентрическую картину мира, в которой Солнце и планеты обращаются вокруг Земли, и опровергнуть гелиоцентрические представления об устройстве Солнечной системы, утвердившиеся в науке со времён Коперника. В этой книге Флоренский доказывал также существование «границы между Землёй и Небом», располагавшейся между орбитами Урана и Нептуна[13].

    В 1927 году Флоренский стал одним из редакторов «Технической энциклопедии», где опубликовал около 150 статей[12].

    Последние годы. Арест и расстрел

    Летом 1928 года был выслан в Нижний Новгород, где работал в Нижегородской радиолаборатории. В том же году по хлопотам Екатерины Пешковой его вернули из ссылки и предоставили возможность эмигрировать в Прагу, однако Флоренский решил остаться в России. В начале 1930-х годов против него была развязана кампания в советской прессе со статьями разгромного и доносительского характера.

    Заведовал отделом материаловедения в ВЭИ, жил в доме 12.2 по Красноказарменной улице .

    image Фотография из следственного дела П. А. Флоренского

    26 февраля 1933 года последовал арест и через 5 месяцев, 26 июля, — осуждение на 10 лет заключения. Выслан по этапу в восточно-сибирский лагерь «Свободный», куда прибыл 1 декабря 1933 года. Флоренского определили работать в научно-исследовательском отделе управления БАМЛАГа. Находясь в заключении, Флоренский написал записку «Предполагаемое государственное устройство в будущем»[16]. Наилучшим государственным устройством Флоренский полагал диктатуру, изолированную от внешнего мира. Возглавлять такую диктатуру должен вождь с выдающимися волевыми качествами. Переходной, несовершенной стадией в движении к такому вождю Флоренский считал Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини[13].

    Некоторые авторы (Цыпин В.А.[17], Андрюшков А. А.[18]) оспаривали авторство Флоренского, настаивая на том, что рукопись создана в заключении.

    Магистр истории, священник Дмитрий Гусев считает авторство бесспорным и сознательным по нескольким причинам, включая свободный стиль сочинения, показывающий, что автор излагает многие ранее обдуманные мысли[19]

    10 февраля 1934 года он был направлен в Сковородино (Рухлово) на опытную мерзлотную станцию. Здесь Флоренский проводил исследования, которые впоследствии легли в основу книги его сотрудников Н. И. Быкова и П. Н. Каптерева «Вечная мерзлота и строительство на ней» (1940).

    image Соловки

    17 августа 1934 года Флоренский был помещён в изолятор лагеря «Свободный», а 1 сентября 1934 года отправлен со спецконвоем на Соловки, в одно из лагерных отделений БелБалтЛага.

    15 ноября 1934 года он начал работать на Соловецком лагерном заводе йодной промышленности, где занимался проблемой добычи йода и агар-агара из морских водорослей и запатентовал 4 научных разработки[20].

    25 ноября 1937 года особой тройкой НКВД Ленинградской области он был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян[21].

    Возможно, похоронен в общей могиле расстрелянных НКВД под Ленинградом («Левашовская пустошь»). А. Я. Разумов приводит другое вероятное место — до сих пор не обнаруженный расстрельный могильник Лодейнопольского лагеря[22][23][24].

    Сообщённая родственникам официальная дата кончины — 15 декабря 1943 года — вымышлена.

    Реабилитирован 5 мая 1958 года (по приговору 1933 г.) и 5 марта 1959 года (по приговору 1937 г.)[25]

    «Столп и утверждение истины»

    Эта магистерская диссертация доцента Московской Духовной Академии Павла Флоренского — теодицея (фр. théodicée от греч. θεός и δίκη — Бог и справедливость)[26], что предполагает выражение концепции, подразумевающей лейтмотивом — снятие противоречия между существованием «мирового зла» и доминантой идеи благой и разумной божественной воли, управляющей миром. Название взято из Первого послания к Тимофею (3:15). Работа эта, своеобразный пример обновления по всем особенностям стиля изложения, представлена и нетрадиционной для богословского жанра эстетикой.[27][28].

    Первые публикации книги были осуществлены в 1908 и в 1912 годах; а впоследствии — защищённая диссертация в 1914 году была издана в дополненном виде (издательство «Путь»; в основном дополнения касаются существенно расширенных комментариев и приложений). Труд одобрен церковно-учебной администрацией. С того момента как произведение увидело свет, оно сразу было воспринято как значительное литературно-духовное явление, и вызвало многочисленные отклики и полемику — восторженное признание и в достаточной мере жёсткую критику[27][29].

    Общий эпиграф книги (на титульном листе)[27][30]:

    γνώσις αγάπη γίνεται — «познание порождается любовью»Св. Григорий Нисский. О душе и воскресении [31]

    «Столп», в общих своих тенденциях, обладает характерными признаками, свойственными течениям философской и общественной мысли России конца XIX — начала XX века, которые принято с некоторых пор интегрально именовать «философией всеединства»[32]. Поражает, прежде всего, насыщение источниками, привлечёнными автором к рассмотрению и аргументации тех или иных тезисов — начиная с санскритских и древнееврейских, патристики, и, кончая новейшими по тому времени трудами — от Дж. Ланге, А. Бергсона и З. Фрейда до Н. В. Бугаева, П. Д. Успенского и Е. Н. Трубецкого. В книге, на фоне общей, «заданной», тематики, анализу подвергнуты проблемы, касающиеся вопросов — от физиологии до цветовой символики (от античного хроматизма до гаммы иконописного канона), от антропологии и психологии до богословских догматов[27][29][32].

    В немалой степени, вопреки указанному одобрению клира, критике со стороны ортодоксии (по определению) книга была подвергнута именно за эклектизм и привлечение источников, по своей сути чуждых схоластике доказательного богословия, за излишнюю «рассудочность» и умонастроения, близкие чуть ли не к «монофизитству». И напротив, философы бердяевского крыла упрекают автора в «стилизации православия»[29][32]. А уже почти через четверть века мы встречаем такую характеристику, исходящую от эмигранта, православного богослова:

    Книга западника, мечтательно и эстетически спасающегося на Востоке. Романтический трагизм западной культуры Флоренскому ближе и понятнее, нежели проблематика православного предания. И очень характерно, что в своей работе он точно отступал назад, за христианство, в платонизм и древние религии, или уходил вкось, в учения оккультизма и магию… И сам он предполагал на соискание степени магистра богословия представить перевод Ямвлиха с примечаниями.Прот. Григорий Флоровский [33]

    Оцените статью
    Рейтинг автора
    4,8
    Материал подготовил
    Егор Новиков
    Наш эксперт
    Написано статей
    127
    А как считаете Вы?
    Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
    ли со статьей или есть что добавить?
    Добавить комментарий