Фатих Әмирхан (1886-1926). Биографиясе Фатих Әмирхан (Мөхәммәтфатих Зариф улы Әмирханов) 1886 нчы елның 13 нче гыйнварында Казанның Яңа Бистәсендә мулла. – презентация

image

Амирхан Фатих Зарифович

Фатих Амирхан ( Мухамметфатых Зарифович Амирханов,  1 января 1886— 9 марта 1926, Казань) — татарский писатель, журналист,автор многочисленных рассказов, повестей и драматических произведений.

Родился 1 января 1886 года в Ново-Татарской слободе в семье имама мечети «Иске Таш». Учился в одном из популярнейших по тому времени медресе «Мухаммадия».

В 1905—1907 годах работает секретарём журнала «Тербиете-этфаль» (Воспитание молодежи) в Москве. В 1907 году организует в Казани еженедельную газету «Эль-Ислах».

В 1909 году переводит на татарский учебник языка эсперанто.

С 1912 по 1917 год руководит националистической газетой «Кояш» (Солнце), пишет в литературно-художественном журнале «Анг» и юмористическом журнале «Ялт-йолт».

С искренней радостью Амирхан встретил Февральскую революцию. Активно сотрудничал в татарской советской прессе, в газетах «Эш», «Кызыл Армия», «Татарстан хәбәрләре», в журналах «Магариф», «Кызыл шарык», «Безнең юл». На их страницах были опубликованы статьи и очерки, представляющие большой интерес и в наши дни: «Товарищ Мулланур», «Татарская национальная республика и татарская демократическая литература» В 1920 году приветствовал образование Татарской АССР.

Последние дни публицист прожил в доме на перекрестке улиц Большая Красная и Жуковского (д. № 12/46 по улице Жуковского) в семье брата, Ибрагима Амирхана, заместителя председателя суда.

Произведения.

На татарском языке: Избранные произведения. В 2-х томах, т. 1. Повести, рассказы. (Вступит, статья X. Хисматуллина). Казань, 1957. 600 с. 14 т. экз. т. 2. Драматические произведения и публицистика. Казань. 1958. 615 с. 10 т. экз. Избранные произведения. Казань 1941. 381 с. Ют. экз. Остров детей. Рассказы. Казань, 1959.58 с. 7т.экз. Изд.: в 1919 г. Назип. Рассказ. (Для мл. шк. возраста). Казань, 1956. 20 с. 10 т. экз. Фатхулла хазрет. Рассказ. (Автобиография писателя). Казань, 1929. 107 с. 5 т. экз. На узбек, яз. в 1962 г. в Ташкенте. Неравноправные. Пьеса, рассказы. Казань, 1925. 92 с. Зт. экз. Он дитя-сирота. Рассказ. Казань, «Просвещение», 1921. 15 с. 20 т. экз. Остров детей. Рассказ. Казань, «Просвещение», 1919. 19 с. Сатирические рассказы. Уфа. «Восток», 1918. 68 с. На русском языке: Татарка. Избранные произведения. (После-слое. М. Гайнуллина). М., Гослитиздат, 1959. 270 с. 15 т. экз. Первый цветок. Рассказ. Казань, 1957. 20 с. 23 т. экз.

Сегодня мы расскажем, кто такой Фатих Амирхан. Биография его будет подробно рассмотрена ниже. Речь идет о писателе, едко-ироничном публицисте, перо которого не щадило самых влиятельных и уважаемых мусульман. Он был и мудрым либеральным мыслителем.

Биография

Фатих Амирхан на татарском языке сумел создать настолько восхитительные прозаические произведения, что его назвали самым проникновенным лириком своего народа. Он родился в 1886 году, 1 января, в Новотатарской слободе. Его отец был имамом мечети Иске-Таш. Род его восходил к мурзам Казанского ханства. Детство нашего героя прошло под чтение Корана, а также добрые наставления его матери – мягкосердечной, просвещенной женщины. Фатих Амирхан два года проучился в приходском мектебе. В 1895 г. по настоянию отца он перешел в медресе «Мухаммадия» – крупнейшее училище Казани. Руководил данным заведением педагог и религиозный деятель Г. Баруди. Десять лет наш герой провел в этом учебном заведении.

Обучение

Фатих Амирхан получил превосходное богословское образование, а также прекрасные знания в литературе Востока и его истории. Кроме того, он приобрел навыки русского языка и открыл для себя ряд светских наук. Наш герой начал интересоваться русской культурой. Он проявлял любопытство как к русским, так и к европейским ее основам. Будущий писатель начал задаваться вопросами об основных причинах отставания восточной цивилизации. По характеру будучи лидером, но при этом инициативным человеком, он вокруг себя сплотил группу людей, которые также чувствовали, что рамки религиозной школы для них тесны.

Иттихад

Фатих Амирхан в 1901 г. вместе с друзьями стал организатором тайного кружка «Единение». На его родном языке эта организация называлась «Иттихад». Кружок ставил своей целью улучшение бытовых и материальных условий учащихся. Кроме проведения собраний, издания рукописного журнала, объединение осуществило в 1903 г. национальную театральную постановку – спектакль «Несчастный юноша». Это мероприятие стало одним из первых в своем роде. Наш герой непрерывно пытался восполнить нехватку знаний. В результате у будущего писателя появился репетитор. Им стал С. Н. Гассар – социал-демократ. Частое общение с этим человеком, а также с Х. Ямашевым вызвало у нашего героя острый интерес к политической жизни.

Деятельность

Фатих Амирхан в период русской революции окунулся с головой в организацию движения учащихся «Реформа». Он участвовал во всех съездах мусульман России. В 1906 году наш герой покидает родной дом. Опасаясь преследований, он уезжает в Москву. Здесь он работает над журналом «Воспитание детей». На страницах этого издания появляются дебютные журналистские опыты нашего героя. Вскоре произошло возвращение Фатиха Амирхана. Казань он посетил в 1907 г. Ему удалось вновь стать вожаком молодежи. Однако случилась трагедия. В 1907 году, 15 августа, нашему герою стало плохо. Он оказался в больнице. Диагноз – паралич. Болезнь приковала писателя к инвалидной коляске. Лишь характер, воля, поддержка родителей и друзей позволили ему вернуться к творческой и общественной деятельности. Осуществилась его давняя мечта – вышел первый номер издания «Эль-ислах». Пожалуй, это была самая смелая и бескомпромиссная газета того времени.

Творчество

Выше мы уже рассказали, как стал публицистом Фатих Амирхан. Рассказы его начали появляться в упомянутой выше газете. Первый из них – «Сон накануне праздника» – был опубликован в октябре 1907 г. В этом произведении речь идет о светском национальном празднике, на котором царит социальная и межнациональная гармония. Для ряда литературных творений нашего героя (в частности повести «Фатхулла хазрет», изданной в 1909 г.) характерно беспощадное высмеивание духовенства, которое сочетается с созданием художественной утопии о счастливой и радостной жизни татар, в которой есть место для культуры, технического прогресса, свободе выбора веры.

Огромную популярность принесли писателю произведения, которые посвящены духовным исканиям мусульманской татарской молодежи в условиях революционного и национального движения. Следует отдельно упомянуть повесть «Хаят», роман «На перепутье», а также драму «Неравные». Данные произведения по большей части были созданы на основе жизненных фактов и личных впечатлений автора. В них он раскрыл мир сомневающихся, размышляющих и мятущихся представителей молодежи, которые не готовы, даже во имя заманчивой мечты, порвать навсегда с верой, традициями и своим народом. Таким образом, в душе нашего героя произошла эволюция к национальным и либеральным ценностям, идее согласия и общественного спокойствия. Революцию писатель не принял. Он во всем искал красоту и гармонию, поэтому с болью и возмущением писал о разгуле преступности, разрухе, незаслуженных привилегиях, запущенных памятниках, безнравственном поведении лидеров.

Фатих Амирхан
тат. Фатыйх Әмирхан
Дата рождения 1 января 1886(1886-01-01)
Место рождения Казань, Российская империя
Дата смерти 9 марта 1926(1926-03-09) (40 лет)
Место смерти Казань, РСФСР, СССР
Гражданство  Российская империя  СССР
Род деятельности писатель, публицист

Фати́х Амирха́н (настоящее имя Мухамметфаты́х Зари́фович Амирха́нов, тат. Фатыйх Әмирхан, Fatix Əmirxan; 1 января 1886, Казань — 9 марта 1926, Казань) — татарский писатель и публицист.

Биография

Родился 1 января 1886 года в Ново-Татарской слободе в семье имама мечети «Иске Таш». Учился в одном из популярнейших по тому времени медресе «Мухаммадия».

В 1905—1907 годах работает секретарём журнала «Тербиете-этфаль» (Воспитание молодежи) в Москве. В 1907 году организует в Казани еженедельную газету «Эль-Ислах».

В 1909 году переводит на татарский учебник языка эсперанто.

С 1912 по 1917 год руководит националистической газетой «Кояш» (Солнце), пишет в литературно-художественном журнале «Анг» и сатирических журналах, «Яшен» и «Ялт-йолт». Дружил с поэтом Габдуллой Тукаем

Обложка учебника эсперанто на татарском языке с дарственной надписью Фатиха Амирхана Габдулле Тукаю

Жизнь Ф. Амирхана была полна нравственных исканий, сомнений, разочарований. Писатель питал большие надежды на революционные преобразования в России. В культурном возрождении татар Амирхан был убеждённым западником.

С искренней радостью Амирхан встретил Февральскую революцию. В 1920 году приветствовал образование Татарской АССР.

Последние дни публицист прожил в доме на перекрёстке улиц Большая Красная и Жуковского (д. № 12/46 по улице Жуковского) в семье брата, Ибрагима Амирхана, заместителя председателя суда.

Неизлечимая болезнь (у него были парализованы обе ноги), потрясения от мировой войны 1914—1918 годов, Гражданской войны, голода в Поволжье приводят Амирхана к мистицизму, который не покидает его до самой смерти.

Могила Фатиха Амирхана

Писатель скончался 9 марта 1926 года и был похоронен на мусульманском (татарском) кладбище рядом с могилами отца, дяди, деда[1]. Похоронен был Амирхан “и по-граждански, и с муллами по-религиозным обрядам”[2], хотя не раз в своих произведениях высказывал своё видение религии, сильно отличное от того ислама, который есть. Повесть “Фатхулла-хазрет” (большая часть написана в 1909 году, окончена в 1910). Действие переносится в 1950 год. Религия очень изменилась, обряды изменились, а большинство казанских татар не хотят проявлять религиозных чувств даже в праздник, но их за это не считают грешниками или неверными. Про ту религию, что была в начале 20 века они говорят: “в те времена между религией и идолопоклонством не было различия”.

Память

В Казани в честь Фатиха Амирхана назван городской проспект, расположившийся в Ново-Савиновском районе г. Казани

Литература

  • Аги Ф. Амирхан // Литературная энциклопедия: В 11 т. Т. 1. — М.: Изд-во Ком. акад., 1930. — Стб. 112.

Ссылки

  • Валеев Н. Фатих Амирхан: Неизвестные страницы // Татарстан. — 2005. — № 9.
  • Амирхан, Фатих Зарифович // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Советская энциклопедия, 1962—1978.

Примечания

  1. Могила Фатиха Амирхана (неопр.). Дата обращения: 14 августа 2018. Архивировано 14 августа 2018 года.
  2. Гасырлар авазы - Эхо веков. Научно-документальный журнал (неопр.). archive.li (10 ноября 2014). Дата обращения: 27 апреля 2019.
  Словари и энциклопедии

Эта страница в последний раз была отредактирована 19 июня 2022 в 07:27.Общество07:00, 01.01.2018 Сюжет: «Реальное время» татарча сөйләшә

К 132-летию писателя: классик татарской литературы о билингвизме татар в очерке «Мурза и русский язык».

Фото: ru.wikipedia.org

Сегодня, 1 января, исполняется 132 года известному татарскому писателю Фатиху Амирхану. Историк Лилия Габдрафикова специально к дню рождения классика подготовила авторскую колонку «Реального времени» об этом публицисте. Наш колумнист представляет вниманию читателя его иронический очерк «Мурза и русский язык», в котором рассказывается о языковом споре между татарином «голубых кровей» и «гололобым» соплеменником.

1 января 1886 года появился на свет Фатих Амирхан, будущий выдающийся татарский писатель.

«Если почтенные читатели обратят внимание на то, что я родился в начале нового года и на заре, думаю, они поверят в то, что я человек не пустой, — писал он в ироничной манере о себе. — Как и всякое дело для татар, рождение мое для меня не было делом заранее обдуманным».

Между тем, к 1911 году, когда он написал эти строки, имя Амирхана было известно далеко за пределами Казани. Его острая публицистика не оставит равнодушной и сегодняшнего читателя, а для его современников это были, действительно, очень «раздражающие» тексты. Такой же честной была и художественная проза Фатиха Амирхана, где не было места прямолинейным нравоучениям. Но он оставался романтиком, мечтал об идеальном, просвещенном татарском мире. Писатель был певцом «новых людей» начала XX века, это и сделало его кумиром татарской молодежи тех лет.

Как известно, он был человеком драматичной судьбы, но тяжелая болезнь не сломила, жизнелюбие и творческая энергия не оставляли его практически до самой смерти. Лишь последние годы жизни были омрачены осознанием краха идеалов юности о справедливом обществе. Но это будет потом.

А в 1911 году, обезноженный, но окруженный заботами близких, Фатих Амирхан с юмором вспоминал о беззаботном детстве в Ново-Татарской слободе: «Не могу упомянуть о том, что я с малых лет очень полюбил мечеть — стал ходить на моления с пяти лет. Правда, в то время я не важничал, совершая обряд омовения, случалось даже, что во время вечерней дополнительной молитвы в период поста я нечаянно засыпал на подоконнике и падал как мяч на спины взрослых дядей, которые в это время как раз склонялись в земном поклоне».

Сын муллы Зарифа, махдум Фатих продолжал удивлять всех и во взрослом возрасте. Он уходил из дома, жил какое-то время в русской части Казани. Уезжал в Москву. Но, несмотря на вызывающее с точки зрения старшего поколения поведение, родители прощали ему все и поддерживали. Они понимали, что сын рожден быть писателем. Ведь он доказывал им это с раннего детства. Вот еще один фрагмент из ироничной автобиографии:

«Уже с трех лет я начал писать на полях отцовских книг похожие на морские волны строчки, которые были понятны только мне одному. Родителям, видимо, не очень понравилось, что я так рано стал писателем, они принялись ставить книги повыше, чтобы я не мог достать их. Впрочем, я не унывал, решив, что и помимо книжных полей найдется на чем писать, окунув палец в чернила, начертил такие же волнообразные линии на лице младшего брата. Однако маме не понравился этот вид моей писательской деятельности. Она стала тереть щеки брата, стараясь отмыть водой и мылом мои записи, в которые я вложил столько творческих усилий».

Фатих Амирхан был национальным писателем, он постоянно думал о настоящем и будущем татарского народа. Именно потому, что он любил свой народ, к соплеменникам относился критично. Фатих Амирхан отмечал как достоинства, так и недостатки татар. Делал он это с юмором. Тревожила его потеря идентичности обрусевших татар, отсутствие национального самосознания, гордости и достоинства.

Вниманию читателя предлагается статья Фатиха Амирхана «Мурза и русский язык» 1914 года, где он в своей ироничной манере, через мифический конфликт между татарином-дворянином и его простым соплеменником, показывает основные этапы распространения русского языка среди татар. Статья была опубликована в газете «Кояш» и стала реакцией на заметку С. Алкина в «Казанском телеграфе», где адвокат указал на ошибки татарских редакций при переводе с русского языка новостей с фронта. Очевидно, что Ф. Амирхана как редактора оскорбило это замечание. Он не преминул ответить известному общественному деятелю дворянского происхождения, правда, анонимно.

В статье мурзы представлены как люди, страдающие комплексом национальной неполноценности. Из-за этого они пытались мимикрировать в русской среде, противопоставлять себя так называемым «гололобым татарам». Надо признать, что, наряду с верно подмеченной писателем тенденцией, среди дворянства было немало тех, кто трудился во благо народа. Тот же Саидгарей Алкин практически не говорил по-татарски, его упрекали за то, что он изъяснялся на ломаном татарском языке, но для своего народа он сделал гораздо больше, нежели некоторые татароязычные лавочники с Сенного базара. Именно русскоязычный Алкин в 1905 году инициировал издание первой татарской газеты в Казани «Казан мухбире», был депутатом Госдумы, где защищал интересы мусульман. Он был гордостью нации сто лет назад, остается таковым и сегодня. Его сын — Илиас Алкин был руководителем Харби Шуро в Казани в 1917 году. Однако не все мурзы отличались таким поведением, большинство были аморфны и оторваны от национальной жизни.

Сегодня уже не дворяне, а потомки тех самых «обычных» татар демонстрируют равнодушие к собственному происхождению и памяти предков. В начале XX века, по мнению Ф. Амирхана, «гололобые татары» усвоили и русский, и другие языки, поэтому мурзы остались не у дел. Последним было не чем «козырять» перед своими соплеменниками, а первые уже не смотрели в сторону просвещенных мурз. Тем не менее, нельзя не отметить заслуги потомков татарского дворянства — художника Касима Девлеткильдеева, ученого-медика Абубакира Терегулова, писателя Амирхана Еники и многих других, составляющих гордость татарского народа. Сто лет спустя уже понятно, что конфликты, даже если способствуют развитию, не всегда в нужном направлении. А татарам вместо того, чтобы укорять друг друга за незнание языков, акценты, диалекты и прочее, лучше держаться вместе. «Гололобых» нет, мурз — тоже, а татары должны остаться.

С днем рождения Фатиха Амирхана! А его блестящий текст — подарок всем потомкам.

Фатих Амирхан: МИРЗА ҺӘМ РУС ТЕЛЕ

Моннан нәкъ 25 ел әүвәлрәк иде, безнең мирзаларымыз, аталары кушкан исемнәрен Иван Ивановичка әйләндереп, исемнәрен Габдулла булган кешеләргә югартын карыйлар иде:

  • — Абдулка! Какая гадость, и произносить трудно!

Бу вакытта мирзалар шат иделәр: по крайней мере, рус обществосында татар икәнлегең беленми. Михаил Федорович әйтә: «Син, Иван Иванович, ди, и на татарина не похож», — ди. Бу сүзне ишеткән мирзаның башы күккә тия иде.

  • — Помилуйте, совсем как русский! — Бу вакытта мирзалар бик шат иделәр. Чөнки мирза түгел татарлардан алар исемнәре белән выгодно отличаться итәләр иде.

Менә бер вакыт Пенза талчукчылары чыктылар, Касим ресторанчылары чыктылар, Мәскәү старьевщиклары заһир булдылар. Булдылар да, алар да үзләрен Иван Иванович дип атый башладылар. Мирзаның шатлыгы җуялды:

  • — Помилуйте, какой-нибудь гололобый татарин, и то — Иван Иванович!

Мирза белән талчукчы мишәр арасында аерма калмады, грань җуелды, мирзаның җаны сыкрана башлады:

  • -Помилуйте, нужно же какое-нибудь отличие от гололобых татар!

Мирза, үзенең рәхәт йокысын калдырып, Крылов басняларын бикләргә тотынды; көн бикләде, төн бикләде, ахыры егерме бер баснянын күңелдән белә башлады. Мирза тынычлады:

  • — Помилуйте, и дедушка Крылов говорит: «Однажды Лебедь, Рак да Щука».

Мирза очраган бер татарның йөзенә Крылов баснясы белән бәрә башлады. Гололобый татарин бу тылсымлы сүзләрне әүвәл мәртәбә ишетә иде:

  • — Гаҗәп сүзләр, «Хөснел-хасыйн» дәге тылсымлы сүзләр шикелле гаҗәп сүзләр! — Гололобый татарин мирзаның «Волк в псарне» сенә каршы шаккатып карап кына тора иде. Мирзаның кәефе тагын төзәлде, ул тагын шат иде.

Помилуйте, у дедушки Крылова есть басня под заглавием «Соловей и Осел», а гололобый татарин ничего не смыслит в ней…

Менә бервакыт русско-татарский мәктәпләр ачтылар. Гололобый татарин угълын шул мәктәпкә илтеп бирде. Гололобый татарчонок та мирза бикләгән егерме бер басняны бикләде дә, аның өстенә, берне арттырып та җибәрде

Бу гололобый татарчонокка очрап, мирза:

  • — Дедушка Крылов говорит! — ди башлаган иде, малай:
  • — Однажды Лебедь, Рак да Щука — дип укып та китте.

Мирзаның ачуыннан күзләре акайды:

  • -Помилуйте, какой-нибудь гололобый татарчонок, и то из Крылова…

Өенә кайтып җиткәнче, мирзаның җаны сыкранды. Гололобый татарочонок мирза белән үзе арасында аерма күрми башлагач, син аңар Крыловтан укып китмәкче буласың, ул да сиңа шул басня укып китә. Безобразие!

Мирза гололобый татарчоноктан бу мыскыллауны күтәрә алмады, угълын гимназиягә илтеп бирде. Анасыннан аерылган малай укымый да, кабилият белән дә аерылмый иде. Аңар ун дәресенең тугызыннан «2»лек куйдылар. Берсенә «3»лек салдылар. «3» салынган дәрес Крылов баснялары иде. Карт мирза Михаил Федоровичка барып ялынды:

  • -Тугыз «икелек» өчен генә баламны гимназиядән кумагызсана, аның «З» леге дә бар бит. Ул бит рус баласы түгел, аңар дәресләр авыр биреләләр, ничек итеп булса да гимназияне бетерсен инде, гололобый татарин булып калмасын дип куркам! – диде.

Михаил Федорович йомшак күңелле кеше иде, мирзаның татарлыгын хәтергә алып, аның угълына гимназия бетерергә зурд ярдәм итте. Мирза угълын гололобыйларга күрсәтте:

  • — Посмотрите, посмотрите, гололобые, вы его ан-не поймете! — дип кычкырды. Гололобыйлар чынлап ук мирза баласының сүзләрен аңламыйлар иде. Мирза баласы гололобыйларча сөйләшә дә белми, аңламый да иде. Аптырап калган гололобыйларның йөзләренә тәхкыйрь амиз бер карап, мирза:
  • — Посмотрите, гололобые, кокарда у него какая! – диде. Гололобыйлар аптырап калдылар.

Еллар үттеләр.

Русия өстендә бер саба җиле исте. Ничек-ничек итептер, көннәрдән бер көнне мирза баласы үз янындагы партада бер татарчонокның утырып торганлыгын күрде. Йөзе кара татарчонок тырыш икән: тугыз дәрестән «3» ала, бары бер генә дәрестән «2»лек ала иде. Ул да Крылов баснялары иде. Гололобый татарчонок аны да яхшы бикли. Әммә рус малае шикелле итеп тәләффыз итә алмый иде.

  • — Помилуйте, какой-нибудь гололобый татарин, и то рядом с моим сыном!

Кирәк мирза, кирәк аның баласы гололобый белән үз араларында аерма ясарга, ясый алмасалар, табарга тырышалар иде. Мирза баласы, озак уйлап торгач, моны тапты:

  • — Папа, ведь тот гололобый совершенно не знает русского языка, ведь у него по Крылову двойка!

Еллар үттеләр, мирза баласы кокардасы эчендә катты, әмма татарчонок гали мәктәпләргә китте.

Ләкин мирза да, аның угълы да татарчонок белән үз араларында һаман әле аерма бар икәнен очраган бер җирдә игълан итеп йөриләр иде:

  • — Помилуйте, гололобый совершенно не знает русского языка!

Гололобый татарчоноклар үзләренең гололобый татариннары янына бардылар, эшкә тотындылар. Гололобый татаринның инде мирза абыйга исе китми башлады, аны шаккаттыру мирза абзыйның кодрәтенән тыш иде. Шулай да мирза абзый бирешергә теләмәде, ул Крылов басняларынна оештырып бер мәкәлә язды да:

  • — Русчаны мирзалар гына беләләр! А вы, гололобые, научитесь по-русски! — дип кычкырды.

Ләкин гололобый хәзер инде башкарак иде. Татарча, төрекчә, гарәпчә, русча, французча, хәтта инглизчәдән гыйбарәт алты тел белә торган гололобый инде мирзаның бу җикеренүенә көлеп карады, карады да:

  • — Мирза әфәнде, әүвәл, язарлык, укырлык кына булса да, ана телеңне өйрән дә аннан соң безнең белән сөләшерсең. Ике генә тел белү синең өчен дә күп булмас! – диде.

Мирза ачуланды:

  • — Зато русский язык в монополии у нас! — дип кычкырды. Гололобый добродушно көлде:
  • — Ха, ха, ха, мирза әфәнде, поздновато теперь! Батюшке своему расскажите уж! – диде.
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИсторияКультура Навигациягә күчү Эзләүгә күчү

Bu mäqäläneñ latin älifbasındağı igezäge bar.

Фатыйх Әмирхан
Туган телдә исем Фатыйх Әмирхан
Туган 1 гыйнвар 1886(1886-01-01) Казан
Үлгән 9 март 1926(1926-03-09) (40 яшь) Казан
Үлем сәбәбе туберкулез
Күмү урыны Яңа бистә зираты
Яшәгән урын Зур Кызыл урам, 37/2[1] Мәҗит Гафури урамы[2]
Милләт татар
Һөнәре язучы, публицист, драматург

Фатих Әмирхан (Әмирханов Мөхәммәтфатих Зариф улы; 1 гыйнвар 1886, Казан, Казан өязе, Казан губернасы, Русия империясе — 9 март 1926, Казан, ТАССР, РСФСР) — күренекле татар язучысы, җәмәгать эшлеклесе. Татар сатира жанрын тудыручы.

Тәрҗемәи хәле[үзгәртү | вики-текстны үзгәртү]

Фатыйх Әмирхан 1886 елның 1 гыйнварында Казанда туа. 1895 елда әтисе аны «Мөхәммәдия» мәдрәсәсенә илтә. Мәдрәсәдән соң, 1904 елда, Фатыйх Әмирхан Самарга рус телен өйрәнергә китә. 4 ай чамасы укыгач, аерым укытучылар ярдәмендә гимназия программасы буенча имтиханга әзерләнә. 1905 елда «Мөхәммәдия»нең алдынгы шәкертләре белән яшертен рәвештә җилем басмада «Әльислах» (гарәпчә үзгәртеп кору) исемле гәҗит чыгара башлый. Ул үзе гәҗитнең җитәкчесе һәм мөхәррире була.

1903 елда Казанда «Шимбә» түгәрәге барлыкка килә. Татарча спектакльләр кую белән шөгыльләнгән бу түгәрәктә Фатих Әмирхан грим салучы, суфлёр, режиссёр, артист вазифаларын башкара.

1906 елда Тукай катнашлыгында чыгарылган Әл-гасрел җәдит журналында аның «Париж коммунасы тарихы» исемле тәрҗемә мәкаләсе басылып чыга.

1907 елда Әмирхан Мәскәүдә чыга башлаган «Тәрбиятел әтфаль» (балалар тәрбиясе) балалар журналында сәркатип булып эшли.

1907 елның язында, ял итәргә дип, Мәскәүдән Казанга кайта. Ләкин монда бик зур бәхетсезлеккә юлыга — паралич сугып, ике аягы да йөрмәс була.

1907 елның көзендә «Әльислах» рәсми рәвештә чыга башлый. Фатыйх Әмирхан журналист буларак таныла.

Фатыйх Әмирхан шулай ук «Ялт-йолт», «Кояш» исемле сатирик журналларда да эшли.

Фатыйх Әмирхан үткен телле юморист буларак таныла. Татар телендә беренче сатирик романны да ул яза. Аның әсәрләренең күбесендә сатирик алымнар кулланыла.

1923—1924 елларда татар театр техникумында укыта.

1925 елны Татарстан хөкүмәте карары нигезендә Фатих Әмирхан персональ пенсиягә чыга. Ләкин сәламәтлеге какшаган әдипкә озак яшәргә насыйп булмый: 1926 елның 9 мартында кинәт көчәеп киткән үпкә авыруыннан Фатих Әмирхан вафат була.

Иҗаты[үзгәртү | вики-текстны үзгәртү]

1905 елда, «Әльислах» гәҗитен чыгара башлап, Фатыйх Әмирхан журналистика эшенә керешә. Төрле инкыйлабый-демократик эчтәлекле публицистик һәм әдәби-тәнкыйть мәкаләләре яза.

1907 елда аның беренче күркәм хикәясе «Гарәфә кич төшемдә» языла һәм басылып чыга. 1908 елда «Бәйрәмнәр», шуннан соң «Хәзрәт үегтләргә килде» (1912), «Габделбасыйр гыйшкы» (1914), «Салихҗан карый» (1916), «Сәмигулла абзый» (1916) кебек күп кенә хикәяләр яза. 1908—1910 елларда Фатыйх Әмирхан «Фәтхулла хәзрәт» исемле сатирик повесть яза. 1909 елда язучының «Татар кызы» исемле әсәре, 1911 елда «Хәят» повесте, 1912 елда «Урталыкта» романы басыла.

Язучы шулай ук драматургия өлкәсендә дә иҗат итә. Ул «Яшьләр» (1909), «Тигезсезләр» (1914) пьесаларын яза.

Фатыйх Әмирхан күп әсәрләрендә искелекне, сыйнфый тигезсезлекне тәнкыйтьли. Шулай ук татар хатын-кызлары хокукларын да яклап чыга («Татар кызы»).

Әдип октябрь инкыйлабын хуплап каршы ала, әмма озакламый, ул хуҗалык һәм мәдәният өлкәсендә совет һәм партия оешмалары үткәрә торган сәясәтнең кешегә һәм вак милләтләргә каршы булуын күреп ала, тәнкыйтьләр белән чыгыш ясый. 1924 елда, гореф-гадәтләрне бозуны, аерым шәхестән культ ясауны тәнкыйтьләп, «Шәфигулла агай» исемле сатирик повесть яза.

Шулай ук карагыз[үзгәртү | вики-текстны үзгәртү]

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий