Большой террор в исполнении Николая Ежова. Расстрелян и не реабилитирован

Биография

К 1936 году положение в стране прочно контролировалось Сталиным, однако у вождя не было полной уверенности в том, что его главенствующая позиция закреплена окончательно. Поэтому нужно было срочно делать то, что могло установить абсолютную власть, например, ускорить тезис классовой борьбы. Начальник НКВД Николай Иванович Ежов вмиг обзавелся прозвищем Кровавый комиссар, потому что с его легкой руки многие люди были обречены на погибель.

Детство и юность

Биографические сведения о Николае Ивановиче Ежове крайне противоречивы. Доподлинно известно только то, что будущий нарком появился на свет 9 апреля (1 мая) 1895 года в обычной семье, в которой воспитывался вместе с братом и сестрой.

image
Нарком Николай Ежов

О родителях «сталинского питомца» нет достоверных сведений. По одной из версий, отец партийного деятеля Иван Ежов был литейщиком, по другой – глава семейства служил в Литве, где и женился на местной девушке, а потом, встав на ноги, устроился в земскую стражу. Но, по некоторым сведениям, отец Николая Ивановича был дворником, который убирался у дома владельца.

image
Николай Ежов – ученик слесаря

Коля посещал общеобразовательную школу, но умудрился проучиться только два или три года. Впоследствии Николай Иванович в графе «образование» писал «неоконченное низшее». Но, несмотря на это, Николай был грамотным человеком и редко допускал в своих письмах орфографические и пунктуационные ошибки.

После школьной скамьи, в 1910 году Ежов отправился к родственнику в город на Неве, дабы обучиться портняжному делу. Это ремесло пришлось Николаю Ивановичу не по вкусу, но зато он вспоминал, как, будучи 15-летним подростком, пристрастился к гомосексуальным утехам, однако и с дамами Ежов тоже кутил.

Николай Ежов в молодости

Через год молодой человек бросил шитье и устроился учеником слесаря. Летом 1915 года Ежов добровольно пошел в Русскую Императорскую армию. Во время службы Николай Иванович не отличился никакими заслугами, потому что был переведен в нестроевой батальон из-за своего роста в 152 см. Благодаря такому телосложению карлик Ежов смотрелся нелепо даже с левого фланга.

Политика

В мае 1917 года Ежов получил партийный билет РКП(б). О дальнейшей революционной деятельности наркома биографам ничего не известно. Через два года после большевистского переворота Николай Иванович был призван в Красную Армию, где служил на базе радиоформирования переписчиком.

Во время службы Ежов проявил себя активистом и быстро поднялся по служебной лестнице: уже через полгода Николай Иванович дослужился до комиссара радиошколы. Прежде чем стать Кровавым комиссаром, Ежов прошел путь от секретаря обкома до заведующего орграспредотделом ЦК ВКП(б).

Николай Ежов и Иосиф Сталин

Зимой 1925 года Николай Иванович познакомился с партийным аппаратчиком Иваном Москвиным, который в 1927-ом пригласил Ежова к себе в отдел инструктором. Иван Михайлович дал положительную характеристику своему подчиненному.

И вправду, Ежов обладал феноменальной памятью, и высказанные пожелания руководства никогда не оставались незамеченными. Николай Иванович подчинялся беспрекословно, но у него был существенный недостаток – политик не умел останавливаться.

«Иногда существуют такие ситуации, когда невозможно что-то сделать, надо остановиться. Ежов – не останавливается. И иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить…», – делился воспоминаниями Москвитин.

В ноябре 1930 года Николай Иванович познакомился со своим хозяином – Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

НКВД

До 1934-го Николай Иванович заведовал орграспредотделом, а в 1933–1934 годах Ежов входил в Центральную комиссию ВКП(б) по «чистке» партии. Также пребывал на должностях председателя КПК и секретаря ЦК ВКП(б). В 1934–1935 годах политик с подачи своего хозяина участвовал в деле об убийстве Кирова. Сталин не случайно послал товарища Ежова в Ленинград разбираться в истории гибели Сергея Мироновича, потому что товарищу Ягоде уже не доверял.

Николай Ежов и Иосиф Сталин

Смерть Кирова была поводом, которым воспользовались Николай Ежов и руководство: он, не имея никаких доказательств, объявил преступниками Зиновьева и Каменева. Это дало толчок «Кировскому потоку» – репетиции масштабных сталинских репрессий.

Дело в том, что после случившегося с Сергеем Мироновичем правительство объявило об «окончательном искоренении всех врагов рабочего класса», из-за чего последовали массовые политические аресты.

Николай Ежов

Ежов сработал так, как и нужно было вождю. Поэтому неудивительно, что 25 сентября 1936 года, находясь в отпуске в Сочи, Жданов и Сталин отправили в ЦК срочную телеграмму с просьбой назначить Ежова на пост наркома внутренних дел.

Здесь маленький рост Николая Ежова пришелся кстати, ведь Сталин окружал себя людьми, на которых можно было смотреть свысока. Если верить журналу записей посетителей, то Ежов появлялся в кабинете генсека каждый день, и по частоте заходов его опережал только Вячеслав Молотов.

Николай Ежов на трибуне (справа)

По слухам, Николай Иванович приносил в кабинет Сталина списки людей, обреченных на погибель, и вождь ставил галочки только напротив знакомых фамилий. Следовательно, смерти сотен и десятков тысяч людей были на совести наркома.

Известно, что за расстрелом Зиновьева и Каменева Николай Иванович наблюдал лично. И далее он вытащил пули из трупов, которые подписал фамилиями убитых и хранил их на своем столе в качестве трофея.

Стальные ежовые рукавицы

На 1937–1938 годы пришелся вошедший в историю так называемый Большой террор – то время, когда сталинские репрессии достигли своего апогея. Также это время называют «ежовщиной» благодаря стахановской работе наркома, сменившего Генриха Ягоду.

Под расстрелы попадали сторонники Троцкого, Каменева и Зиновьева, а также «социально-вредные элементы» и уголовники, а вот доносы, вопреки распространенному мнению, не играли большой роли. Также были распространены пытки, в которых нарком участвовал лично.

Личная жизнь

Ежов был человеком скрытным, и многие, знающие о его характере, боялись заводить с ним тесные отношения, потому что Николай Иванович не щадил никого – ни друзей, ни близких. Под опалу попали даже его бывшие начальники, дававшие Ежову положительные рекомендации.

Николай Ежов с семьей

Также он устраивал попойки и оргии, в которых участвовали как мужчины, так и женщины. Поэтому считается, что Николай Иванович был не голубым, а бисексуалом. Нередко бывшие собутыльники Ежова были позднее «рассекречены» как «враги народа». Помимо прочего, нарком неплохо пел, но не смог утвердиться на оперной сцене из-за своего физического недостатка.

Наталья Хаютина, приемная дочь Николая Ежова

Что касается личной жизни, то первой избранницей Николая Ивановича была Антонина Алексеевна Титова, а второй – Евгения Соломоновна Ежова, которая якобы покончила жизнь самоубийством до ареста мужа. Но, по неподверженной информации, жену отравил сам Николай Иванович, опасаясь, что раскроется ее связь с троцкистами. Собственных детей у наркома не было. В семье Ежовых воспитывалась приемная дочь Наталья Хаютина, которая после смерти родителей была отправлена в детдом.

Смерть

Смерти Николая Ивановича предшествовала опала: после того как донос (якобы он готовил государственный переворот) на наркома обсуждался правительством, Николай Иванович попросил об отставке, виня себя в том, что «почистил» недостаточное количество чекистов, всего лишь 14 тысяч человек.

Николай Ежов в последние годы

В ходе допроса Ежов был избит чуть ли не до смерти. Николая Ивановича арестовали Георгий Маленков и Лаврентий Берия.

«У меня есть и такие преступления, за которые меня можно и расстрелять, и я о них скажу после, но тех преступлений, которые мне вменены обвинительным заключением по моему делу, я не совершал и в них не повинен …», – говорил Николай Иванович в последнем слове на суде.

3 февраля 1940 года Ежов был приговорен к расстрелу. Перед казнью бывший нарком пел «Интернационал» и, по воспоминаниям палача с Лубянки Петра Фролова, плакал. В честь Николая Ивановича называли улицы, города и села, сняли документальные фильмы. Правда, имя наркома населенные объекты носили только с 1937 по 1939 годы.

С именем Ежова связана одна из самых страшных страниц в отечественной истории – В«Большой террорВ». Страницы жизни самого наркома внутренних дел представляют не менее жуткую картину.

Злой мальчик

О детстве Николя Ежова практически ничего не известно. Это и понятно: дорвавшись до власти, он постарался подчистить все источники, где содержались сведения о его происхождении и ранних годах. Вскользь неизвестный период жизни Ежова затрагивает в своей автобиографии литературовед Елена Скрябина.

От своей знакомой, родители которой были домовладельцами, Елена Александровна узнала, что отец Николая Ежова какое-то время работал дворником в одном из старых районов Петербурга. Его сын-сорванец, тогда подросток, отличался прескверным характером: любимое занятие Коли – истязание животных и издевательство над малолетними детьми. Главное – причинить кому-то боль.

Скрябина отмечала, что при выходе Николая из дома во дворе разбегалась вся детвора. С ним не хотели иметь дело даже взрослые.

По слухам, неуравновешенный ребенок одно время находился на лечении в психиатрической больнице.

Сверхкомпенсация

Ежов рано перестал расти. Даже в сравнении с невысоким Сталиным (172 см) он выглядел карликом – 1 метр 51 см. По этой причине он был признан негодным к строевой службе. Свой малый рост Ежов компенсировал неуемным тщеславием и жаждой возвыситься над теми, кому природа благоволила.

Главное, по словам коллег, что отличало Ежова – он не умел вовремя остановиться. Возможно благодаря болезненному желанию работать с избытком карьерист и был замечен Сталиным.

Не посмел

Несмотря на природную жестокость Ежов был человеком трусливым.

Он мог отправить в лагерь или поставить к стенке тысячи человек, однако не смел тронуть тех, кому благоволил В«вождьВ». В 1938 году Николай Ежов узнал о том, что его жена Евгения неоднократно изменяла ему с Михаилом Шолоховым.

Встречи происходили в номерах московских гостиниц, что зафиксировала прослушивающая аппаратура. Сталин велел Ежову развестись. Но жена была категорически против. На фоне скандала у нее развилось сильнейшее нервное расстройство, и она была госпитализирована. Вскоре Ежов прислал ей яд. В«Мне, думаешь, легко было расставаться с Женькой! Хорошая она была баба, а вот пришлось принести ее в жертву, потому что себя надо спасатьВ», – признавался позднее палач.

А вот Шолохова он тронуть побоялся. Кроме автора В«Тихого ДонаВ» в связях со своей женой Ежов обвинил писателя Исаака Бабеля и полярника Отто Шмидта.

С особым извращением

К мужеложству Ежов пристрастился, будучи еще 15-леним подростком, после чего не раз вступал с мужчинами в интимную связь.

С новой силой окунулся он в омут однополой любви после гибели жены.

Этот период уже находившийся под следствием нарком описывал в заявлении, датированным 24 апреля 1939 года: « 1938 году были два случая педерастической связи с Дементьевым, с которым я эту связь имел, как говорил выше, еще в 1924 году.

Связь была в Москве осенью 1938 года у меня на квартире уже после снятия меня с поста Наркомвнудела. Дементьев жил у меня тогда около двух месяцев. Несколько позже, тоже в 1938 году были два случая педерастии между мной и Константиновым. С Константиновым я знаком с 1918 года по армииВ».

Владимир Константинов был дивизионным комиссаром, Иван Дементьев служил охранником. Последний подтверждал, что В«занимался педерастиейВ» с Ежовым В«самыми извращенными формамиВ». Кроме них в любовниках Николая Ивановича значились директор МХАТА Яков Боярский и Главный государственный арбитр при СНК СССР Филипп Голощёкин, один из организаторов расстрела царской семьи.

Коллекционер

Когда в марте 1938 года по обвинению в антисоветской деятельности расстреливали Бухарина, Рыкова, Ягоду и других видных партийцев Ежов распорядился сделать так, чтобы те, кого еще не расстреляли наблюдали за казнью своих товарищей, готовясь занять их место.

Вещи своего предшественника Ягоды Ежов по известным только ему причинам оставил себе и хранил их до конца своих дней.

В этом наборе были: коллекция порнографических фотографий и фильмов, пули, которые извлекли из расстрелянных Зиновьев и Каменева, а также резиновый фаллоимитатор.

В день ареста Ежова в его квартире и служебном кабинете обнаружили В«следы пьянства и депрессииВ». Помимо вышеперечисленных вещей там нашли литературные труды его жертв, заряженные пистолеты, а также бутылки водки.

С именем Сталина 1

10 июня 1939 года Николаю Ежову было предъявлено официальное обвинение в шпионаже в пользу ряда западных стран, в заговоре против руководства СССР, в подготовке госпереворота, в организации убийств видных партийных деятелей.

Не забыли упомянуть и о мужеложстве, однако в окончательном вердикте суда этот пункт не фигурировал. Ежов не надеялся на помилование, но просил, чтобы его расстреляли В«спокойно, без мученийВ».

Последние его слова были о В«хозяинеВ». Он просил передать товарищу Сталину, что будет умирать с его именем на устах.

После расстрела тело Ежова поместили в железный ящик и отвезли на кремацию. Все, что осталось от главного палача НКВД было сброшено в общую могилу на Донском кладбище столицы, где накануне захоронили расстрелянного Бабеля. Рядом покоится и его жена Евгения с тремя родными братьями.

© Русская Семерка russian7.ru

01.05.2015 00:02 Примерное время чтения: 15 минут 52966 Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком Commons.wikimedia.org Статья по теме Казнь в бункере. Лаврентий Берия разделил судьбу своих жертв

От писаря до комиссара

Он родился 1 мая 1895 года в Санкт-Петербурге в семье русского рабочего-литейщика. По другой версии, местом его рождения было село Вейверы Мариампольского уезда Сувалскской губернии (территория современной Литвы). Отцом его, согласно этой версии, был отставной солдат из Тульской губернии, а матерью литовская крестьянка. В Петербурге же он появился в 1906 году, когда родители оправили мальчика к родственнику учиться портняжному ремеслу.

В 1915 году Ежов отправился добровольцем на фронт, но военных лавров не снискал — получил лёгкое ранение, заболел, а затем и вовсе был признан негодным к строевой службе из-за очень маленького роста (151 см). До революции Ежов служил писарем в тыловой артиллерийской мастерской.

Статья по теме Наркомы Октября. Что стало с членами первого правительства большевиков?

В анкетах Ежов писал, что партию большевиков вступил весной 1917 года, однако в витебских архивах нашлись сведения, что в августе 1917 года он вступил в местную организацию РСДРП, состоявшую не только из большевиков, но и из меньшевиков-интернационалистов.

Как бы то ни было, в Октябрьской революции и последующих событиях Ежов участия не принимал — после очередной болезни он получил длительный отпуск и уехал к родителям, перебравшимся в Тверскую губернию. В 1918 году он устроился на работу на стекольный завод в Вышнем Волочке.

Ежов был призван в Красную Армию в 1919 году и направлен на саратовскую базу радиоформирований, где он служил сначала рядовым, а потом переписчиком при комиссаре управления базы. В апреле 1921 года Ежов становится комиссаром базы и начинает продвигаться по партийной линии.

Вячеслав Молотов (слева), Георгий Орджоникидзе (второй слева), Николай Ежов (второй справа) и Анастас Микоян (справа) в президиуме на торжественном заседании, посвящённом пуску первой очереди московского метрополитена. 1935 год. Фото: РИА Новости

«Он не умеет останавливаться»

Его карьере помог брак. Женившись в июле 1921 года на Антонине Титовой, которую переводили на работу в Москву, Ежов вслед за супругой оказался в столице.

Невысокий, но исполнительный и усердный человек хорошо зарекомендовал себя в столице, и его начали направлять на работу на высоких партийных постах в райкомах и обкомах ВКП(б). Поколесив по Киргизии и Казахстану, во время XIV съезда партии Ежов познакомился с высокопоставленным сотрудником аппарата ЦК ВКП (б) Иван Москвиным. Партаппаратчик обратил внимание на исполнительного сотрудника и в 1927 году, будучи заведующим Орграспредотделом ЦК ВКП(б), пригласил Ежова на должность инструктора.

Статья по теме Эшафот для наркома. Оптимистическая трагедия Николая Крыленко

«Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее, не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным — он всё сделает. У Ежова есть только один, правда, существенный недостаток: он не умеет останавливаться. Иногда существуют такие ситуации, когда невозможно что-то сделать, надо остановиться. Ежов — не останавливается. И иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить…» — писал позднее о своём протежеИван Москвин. Это, пожалуй, наиболее точная и исчерпывающая характеристика Ежова.

Ивана Михайловича Москвина расстреляют 27 ноября 1937 года, когда нарком Ежов вовсю будет раскручивать маховик «большого террора». 

Специалист по «чистке»

Исполнительный сотрудник продолжал карьерный рост. В 1930 году, когда Москвин ушёл на повышение, Ежов возглавил Орграспредотдел ЦК ВКП(б) и познакомился с Иосифом Сталиным, который быстро оценил деловые качества аппаратчика.

Слева направо — Климент Ворошилов, Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин и Николай Ежов на канале Москва – Волга. Фото: www.russianlook.com

Ежов усердно проводил сталинский кадровый курс. В 1933–1934 годах его включили в Центральную комиссию ВКП(б) по «чистке» партии. В феврале 1935 года он стал председателем Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б). Эта структура занималась проверкой деятельности членов партии, определяла, соответствует ли их моральный облик высокому званию коммуниста. Ежов получает полномочия решать партийную судьбу старых большевиков, противников сталинского курса.

Внутрипартийное противостояние к этому моменту стремительно приближается к завершающей фазе. Революционеры, прошедшие Гражданскую войну, привыкли в борьбе полагаться не на силу слова, а на «правоту оружия».

Николай Ежов в 1937 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Первые громкие процессы над партийными оппозиционерами, организованные шефом НКВД Генрихом Ягодой, сторонников сталинской генеральной линии уже не устраивают — слишком медленно и избирательно. Вопрос нужно решать быстро и коренным образом.

После процесса над Каменевым и Зиновьевым в августе 1936 года Сталин решает, что во главе НКВД на этом этапе нужен отличный исполнитель, способный справиться с масштабной задачей.

26 сентября 1936 года народным комиссаром внутренних дел СССР становится Николай Ежов. Его предшественника Генриха Ягоду обвиняют в «антигосударственных преступлениях», и на так называемом Третьем Московском процессе он окажется на скамье подсудимых. 

Генриха Ягоду приговорят к смертной казни и расстреляют в Лубянской тюрьме 15 марта 1938 года.

Репрессии начались с чекистов

Свою деятельность на посту главы НКВД Ежов начал с «чистки» в рядах своих подчинённых. 2 марта 1937 года в докладе на пленуме ЦК ВКП(б) он выступил с резкой критикой подчинённых, указав на провалы в агентурной и следственной работе. Пленум одобрил доклад и поручил Ежову навести порядок в органах НКВД. Из сотрудников госбезопасности с 1 октября 1936 года по 15 августа 1938 года было арестовано 2273 человека. Сам Ежов впоследствии говорил, что «чистке» подверглись 14 000 чекистов.

Органы внутренней безопасности: 9 фактов из истории НКВД

Колесо «Большого террора» завертелось. Первоначально на «врагов» указывали партийные органы, а НКВД выполняло лишь миссию исполнителей. Вскоре Ежов и его подчинённые стали проявлять инициативу, сами выявляя «контрреволюционные элементы», оказавшиеся вне поля зрения партии.

30 июля 1937 года нарком Ежов подписывает одобренный Политбюро приказ НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», который предусматривает для ускоренного рассмотрения дел создание «оперативных троек» НКВД.

Именно с этого приказа началось то, что теперь известно как «большой террор». В 1937–1938 годах по политическим мотивам было осуждено 1 344 923 человека, из них 681 692 приговорено к высшей мере.

Ничего подобного отечественная история не знала. На первом этапе в жернова террора угодили партийные и государственные деятели, не разделявшие сталинскую линию, на втором этапе арестовывали и осуждали всех, на ком было поставлено клеймо «контрреволюционера». На последующих этапах «большой террор» превратился в способ продвижения по карьерной лестнице и сведения личных счётов, когда доносы стали писать на соседей, коллег по работе и просто неугодных по тем или иным причинам личностей.

Статья по теме Человек, который знал всё. Личное дело наркома Молотова

«Я славлю батыра Ежова»

Советская пропаганда, славившая доблестных работников НКВД, «спасавших страну от “фашистов-троцкистов”», создала в обществе атмосферу истерии.

Ежов трудился, не покладая рук. С января 1937 года по август 1938 года он отправил Сталину около 15 000 спецсообщений с докладами об арестах, проведении карательных операций, запросами о санкционировании тех или иных репрессивных акций, с протоколами допросов.

Чаще него в этот период со Сталиным общался лишь Вячеслав Михайлович Молотов — глава Советского правительства.

Советская пресса славила Ежова и его «ежовые рукавицы», которыми он давил «контрреволюционных гадов». По популярности в стране этот человек полутораметрового роста уступал лишь самому вождю.

Казахский акын Джамбул Джабаев сочинил «Песнь о батыре Ежове», в которой были такие строки:

«Я славлю героя, кто видит и слышит, Как, к нам в темноте подползая, враг дышит. Я славлю отвагу и силу героя С глазами орла и железной рукою. Я славлю батыра Ежова, который, Раскрыв, уничтожил змеиные норы, И там, где тревожные реют зарницы, Он встал часовым на советской границе».

Большая зачистка. Как наводили порядок в компартии

К лету 1938 года в ЦК ВКП(б) многие вспомнили слова несчастного Ивана Москвина: «Ежов не умеет останавливаться». Ни о какой «социалистической законности» речи уже не шло: со всех сторон поступали сигналы о том, что сотрудники НКВД используют пытки, фабрикуют дела на людей, которые никакого отношения к контрреволюции не имеют и в помине.

Ежов же не только не останавливает сотрудников, но поощряет их действовать еще жёстче и активнее. Более того, говорили, что глава НКВД лично участвует в допросах и пытках арестованных.

Мавр сделал своё дело…

Ежов перешёл все возможные границы. Исполнитель почувствовал себя вершителем человеческих судеб. Его откровенно боялись даже самые приближённые к Сталину люди. Казалось, ещё чуть-чуть, и НКВД оттеснит партию от рычагов власти.

Сам Сталин позже рассказывал соратникам, что, позвонив как-то Ежову, обнаружил: глава НКВД вдребезги пьян. Возможно, Иосиф Виссарионович эту историю придумал, но факт есть факт — остановиться Ежов не мог.

Бремя первых леди. Жена Ежова помощи от Сталина не получила

В августе 1938 года первым заместителем Ежова по НКВД и начальником Главного управления государственной безопасности был назначен Лаврентий Берия, сменивший на этом посту наркома Михаила Фриновского.

Ежов прекрасно понял, что это означает, но изменить что-либо уже не мог. В ноябре 1938 года на заседании Политбюро рассматривали письмоначальника управления НКВД по Ивановской области Виктора Журавлёва, обвинявшего Ежова в упущениях в работе и игнорировании сигналов о деятельности «врагов народа».

Донос Журавлёва стал отличным поводом для того, чтобы сместить Ежова. Нарком упираться не стал, признал ошибки и 23 ноября 1938 года подал прошение об отставке. 9 декабря 1938 года «Правда» сообщила о том, что Ежов отстранён от обязанностей наркома внутренних дел с сохранением за ним ещё одного поста — народного комиссара водного транспорта.

Н. И. Ежов и И. В. Сталин. Фото: Commons.wikimedia.org

В январе 1939 года Ежов присутствовал на торжественном заседании, посвящённом 15-летней годовщине смерти Ленина, но делегатом на XVIII съезд ВКП(б) избран уже не был.

Советник Гитлера и двойник президента

С приходом на пост главы НКВД Лаврентия Берии «большой террор» завершился. Разумеется, никто не думал признавать его ошибочным, но ошибочной признали деятельность Ежова и его приближённых. По разным оценкам, после прихода Берии из тюрем и лагерей были освобождены от 200 до 300 тысяч человек, которые были признаны осуждёнными незаконно или дела в отношении которых были прекращены за отсутствием состава преступления.

Ежов знал, что последует дальше, и потому беспробудно пил. 10 апреля 1939 года Ежова вызвали в ЦК к Маленкову. На выходе из кабинета он был арестован. Его поместили в Сухановскую особую тюрьму НКВД.

Среди обширных обвинений, предъявленных ему, главным стала «подготовка переворота и террористических актов в отношении высших руководителей СССР». Вишенкой на торте обвинений была статья за мужеложство — Ежов сам признался в гомосексуальных наклонностях.

Статья по теме Конструктор «врагов народа». Страх и ненависть прокурора Вышинского

На суде Ежов отрицал подготовку терактов, заявляя: «На предварительном следствии я говорил, что я не шпион, я не террорист, но мне не верили и применили ко мне сильнейшие избиения. Я в течение двадцати пяти лет своей партийной жизни честно боролся с врагами и уничтожал врагов».

Впрочем, что говорил Ежов, уже было неважно. 3 февраля 1940 года приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР он был приговорён к расстрелу. Приговор привели в исполнение на следующий день, а труп сожгли в крематории на территории Донского монастыря.

Об аресте и расстреле Ежова в советской прессе не сообщали вообще — он просто исчез. О том, что он больше не герой Страны Советов, можно было понять только из обратного переименования улиц и населённых пунктов, названных в его честь.

Из-за этого о Ежове ходили самые невероятные слухи, вплоть до того, что он сбежал в нацистскую Германию и служит советником Гитлера.

Николай Ежов — не самая популярная фигура среди деятелей советской эпохи. Но о нём внезапно вспомнили в 2008 году, после избрания на пост президента США Барака Обамы. Выяснилось, что черты лица нового хозяина Белого Дома удивительно похожи на черты лица Николая Ежова. Такая вот ирония судьбы…

Следующий материал

Самое интересное в соцсетях

Содержание

Кем был Николай Ежов?

Николай Иванович Ежов — советский партийный и государственный деятель, генеральный комиссар госбезопасности. Действуя под руководством И.В. Сталина, он быстро поднялся по служебной лестнице и возглавил НКВД (Министерство внутренних дел Советского Союза) в самый активный период большого террора. Во время нахождения на своем посту Ежов руководил беспорядочными массовыми арестами и казнями не только политических противников Сталина, но и военных чиновников и простых граждан. Во время его службы  количество заключенных увеличилось, а печально известные Гулаги и лагеря смерти в стране успешно функционировали. Он был ответственен примерно за семь миллионов арестов, из которых миллион был казнен, а еще два миллиона подверглись мучительной смерти, работая в нечеловеческих условиях в лагерях смерти. Его влияние было таково, что, когда в 1950-х годах началась кампания десталинизации, его пребывание на этом посту было названо “Ежовщиной”, как время особого проявление жестокости и нечеловечности.  Но его падение было столь же быстрым, как и его приход к власти. Обвиненный в подготовке государственного переворота, его выгнали с поста, арестовали, пытали, а затем расстреляли.

Детство и юность

Николай Иванович Ежов родился 1 мая 1895 года в семье рабочего. В то время как в советских государственных документах говорится, что он родился в Санкт-Петербурге, другие источники утверждают, что он родился в Литве. Едва закончив начальную школу, он устроился помощником портного. Через пару лет сменил профессию, и стал работать в подмастере у слесаря на Путиловском заводе .

image

В июне 1915 года он добровольно пошел служить в царскую армию. Но, в силу его невысокого роста (151 см) и хромоты (после легкого ранения), он был признан непригодным к строевой военной службе и был переведен в Витебск для работы в тыловой артиллерийской мастерской, где в основном его использовали в нарядах и караулах.

Карьера

За шесть месяцев до Февральской революции, в апреле 1917 года Николай Ежов вступил в партию большевиков и служил в Красной Армии во время Гражданской войны.

В 1920-е годы Ежов служил в Марийской области и Казахстане секретарем парткома, и благодаря его хорошей работе там в 1927 году его перевели в Москву, где он стал участвовать в партийных делах Центрального комитета партии, успешно реализуя кадровую политику И. Сталина.

В 1934 году руководитель Ленинградской парторганизации, член Политбюро, Оргбюро и секретарь ЦК ВКП(б) Сергей Киров был застрелен одним из членов ВКП(б). Это стало поворотным моментом в карьере Ежова, поскольку И. Сталин фактически возложил на него организацию следствия по разоблачению  лидеров оппозиции Зиновьева и Каменева и их сторонников. С помощью принуждения и пыток ему удалось добиться от них признательных показаний, что впоследствии привело к их расстрелу.

В качестве поощрения он был назначен секретарем Центрального комитета в 1935 году, что дало ему полномочия контролировать НКВД (Народный комиссариат внутренних дел), советский аппарат государственной безопасности.

image

В 1936 году он был назначен главой НКВД, после того как Сталин снял с этого поста действующего Генриха Ягоду. В декабре 1936 года он создал Управление специальных заданий (АСТ) в НКВД и наполнил подразделение почти 300-стами своими доверенными людьми из Центрального комитета Коммунистической партии. Идея состояла в том, чтобы получить полный контроль над НКВД и обеспечить выполнение секретных заданий с максимальной эффективностью и лояльностью.

Следующей задачей Сталина для него было изобличить Генриха Ягоду в качестве немецкого шпиона, чего он добился с безжалостным рвением. Чтобы создать грандиозный заговор, он приказал НКВД посыпать ртутью шторы в кабинете Ягоды, которые затем были использованы в качестве доказательства обвинения Ягоды в предательстве, желавшем ему и Сталину смерти.

В октябре 1937 года Ежов официально стал кандидатом в члены Политбюро. В 1938 году на него была возложена дополнительная ответственность народного комиссара водного транспорта, что стало последней высшей точкой его карьеры.

13 июня 1938 года Генрих Люшков, начальник НКВД на Дальнем Востоке, перебежал в Японию. Во время чисток Ежов оберегал Люшкова и поэтому справедливо подозревал, что вина за дезертирство последнего ляжет на его голову.

Его подозрения не были необоснованными, поскольку 22 августа 1938 года Лаврентий Берия был назначен его заместителем, коллегой, которого он когда-то пытался арестовать, но потерпел неудачу. Берия начал узурпировать свою власть с одобрения И.Сталина в вопросах управления НКВД, указывая на то, что Ежов не справляется со своими обязанностями.

К марту 1939 года он был освобожден от всех своих постов в Центральном комитете. 9 апреля 1939 года был его последний день на посту. На следующий день он был арестован и отправлен в Сухановскую тюрьму.

image

Основные вехи

При Николае Ежове на посту главы НКВД великая чистка достигла своего апогея в 1936-1938 годах, когда примерно 50-75% офицеров, служивших в советских вооруженных силах, а также товарищей по Коммунистической партии были лишены своих должностей и отправлены в тюрьмы, сибирские лагеря ГУЛАГа или просто расстреляны. Еще большее число гражданских лиц столкнулось с подобной судьбой по обвинению во «вредительстве» или нелояльности, основанным на несуществующих и ненадежных доказательствах.

Даже такие органы безопасности, как НКВД, Ежов тоже не пощадил. Там чиновников сначала убрали, затем судили и расстреляли. В их число входили не только те, кого назначили его предшественники Ягода и Менжинский, но и его собственные назначенцы.

Семья и личная жизнь

Николай Ежов женился в 1919 году на Антонии Титовой, марксистке, с которой позже развелся в 1930 году, чтобы жениться на Евгении Фейгенбург, главном редакторе журнала «СССР в строительстве», которая была хорошо известна в творческих кругах Советского Союза.

Пара усыновила дочь из детского дома и назвала ее Натальей. Однако, после смерти Ежова, Наталью отправили обратно в детский дом, и ее фамилия была изменена на Хаютину, чтобы похоронить любую связь с ее приемным отцом.

image
Вторая жена Николая Ежова — Евгения Хаютина

В связи с предстоящим арестом он попросил у Евгении развода. Видя, как рушится ее брак, как арестовывают и судят ее близких помощников и любовников, она покончила с собой 19 ноября 1938 года, от передозировки снотворного.

Он был расстрелян 4 февраля 1940 года в подвале небольшого отделения НКВД в Москве и сразу же похоронен в безымянной могиле.

Интересные факты

После ареста, в ходе обысков в квартире Ежова в его письменном столе были обнаружены две смятые пули от револьвера Наган. Именно ими были расстреляны два лидера политбюро СССР Зиновьев и Каменев, которые Ежов хранил на память.

В подвале, где его застрелили, был наклонный пол, чтобы смывать кровь из шланга после расстрелов. По иронии судьбы, здание было построено в точности по указаниям Николая Ежова.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий