Биография пановой екатерины. Как сложилась судьба самых ярких советских манекенщиц Известная советская модель 60 годов

Life&LoveИстории успеха

Несколько лет назад на Первом канале с успехом прошел сериал «Красная королева» о жизни советских манекенщиц. Прототипом главной героини стала легендарная Регина Збарская, чья судьба, увы, сложилась трагически. Реакция на ленту была неоднозначной — кому-то понравились крутые повороты сюжета, а кто-то раскритиковал эту киноработу за историческую недостоверность. Разбираемся, кто прав.

Регина Збарская

Ее имя стало синонимом понятия «советская манекенщица», хотя долгое время о трагической судьбе Регины знали только близкие ей люди. Все изменил ряд публикаций, которые появились в прессе уже после развала СССР. О Збарской заговорили, но до сих пор ее имя больше окутано мифами, чем реальным фактами. Точное место ее рождения неизвестно — то ли Ленинград, то ли Вологда, нет точных данных о родителях. Поговаривали, что Збарская была связана с КГБ, ей приписывали романы с влиятельными мужчинами и чуть ли не шпионскую деятельность, но те, кто действительно был знаком с Региной, говорят однозначно: все это неправда. Единственным мужем знойной красавицы был художник Лев Збарский, но отношения не сложились: супруг ушел от Регины сначала к актрисе Марианне Вертинской, затем — к Людмиле Максаковой. Регина после его ухода так и не смогла прийти в себя: в 1987 году она покончила с собой, выпив снотворное. Збарский же умер в 2016 году в Америке.

Регину Збарскую называли «русской Софи Лорен»: образ знойной итальянки с пышной стрижкой «паж» придумал для нее Вячеслав Зайцев. Южная красота Регины пользовалась популярностью в Советском Союзе: темноволосые и темноглазые девушки на фоне стандартной славянской внешности казались экзотикой. Но иностранцы относились к Регине сдержанно, предпочитая приглашать для съемок — если, конечно, удавалось добиться на них разрешения властей — голубоглазых блондинок.

Мила Романовская

Полный антипод и давняя соперница Збарской — Мила Романовская. Нежная утонченная блондинка, Мила была похожа на Твигги. Именно с этой знаменитой британкой ее не раз сравнивали, сохранилось даже фото Романовской а-ля Твигги, с пышными накладными ресницами, в круглых очках, с зачесанными назад волосами. Карьера Романовской начиналась в Ленинграде, затем она перевелась в Московской дом моды. Здесь-то и возник спор о том, кто является первой красавицей большой страны — она или Регина. Мила победила: именно ей доверили демонстрировать платье «Россия» модельера Татьяны Осьмеркиной на международной выставке легкой промышленности в Монреале. Алый наряд, расшитый по горловине золотыми пайетками, запомнился надолго и даже вошел в учебники истории моды. Ее фото охотно публиковали на Западе, например, в журнале Life! , называя Романовскую Snegurochka. Судьба Милы сложилась в целом счастливо. Она успела родить дочь Настю от первого мужа, с которым познакомилась во время учебы во ВГИКе. Затем развелась, закрутила яркий роман с Андреем Мироновым, вновь вышла замуж за художника Юрия Купера. С ним она эмигрировала сначала в Израиль, потом в Европу. Третьим мужем Романовской стал британский бизнесмен Дуглас Эдвардс.

Галина Миловская

Ее также называли «русской Твигги» — типаж худенькой девушки-сорванца был чрезвычайно популярен. Миловская стала первой в истории СССР моделью, которой разрешили позировать для зарубежных фотографов. Съемку для журнала Vogue организовал француз Арно де Роне. Документы подписывал лично председатель совета министров Косыгин, а списку локаций и уровню организации этого фотосета и сейчас мог бы позавидовать любой продюсер глянца: Галина Миловская демонстрировала одежду не только на Красной площади, но и в Оружейной палате и Алмазном фонде. Аксессуарами на той съемке стали скипетр Екатерины II и легендарный алмаз «Шах». Впрочем, вскоре разразился скандал: один из снимков, на котором Миловская сидит на брусчатке самой главной площади страны спиной к Мавзолею, признали в СССР аморальным, девушке стали намекать на отъезд из страны. Поначалу эмиграция казалась Гале трагедией, но на деле обернулась большим успехом: на Западе Миловская сотрудничала с агентством Ford, участвовала в показах и снималась для глянца, а потом и вовсе сменила профессию, став режиссером-документалистом. Личная жизнь Галины Миловской сложилась удачно: в браке с французским банкиром Жан-Полем Дессертино она прожила 30 лет.

Лека Миронова

Лека (сокращенное от Леокадия) Миронова — модель Вячеслава Зайцева, которая до сих пор продолжает сниматься в различных фотосессиях и принимает участие в телевизионных программах. Леке есть что рассказать и показать: в свои годы выглядит она великолепно, а воспоминаний, связанных с работой, хватит на толстую книгу мемуаров. Миронова делится нелицеприятными подробностями: признается, что ее подруги и коллеги часто были вынуждены уступать домогательствам сильных мира сего, в то время как она нашла в себе смелость отказать высокопоставленному ухажеру и жестоко поплатилась за это. В молодости Леку сравнивали с Одри Хепберн за стройность, точеный профиль и безупречный стиль. Его она сохранила до глубокой старости и сейчас охотно делится секретами красоты: это обычный детский крем для увлажнения кожи, красное вино вместо тоника и маска для волос с яичным желтком. Ну и разумеется — всегда держать спину ровно и не сутулиться!  

Татьяна Михалкова (Соловьева)

Супругу известного режиссера Никиты Михалкова привыкли видеть достойной матерью большого семейства, и уже мало кто помнит ее стройной юной девушкой. А между тем в юности Татьяна более пяти лет выходила на подиум и снималась для советских модных журналов, а Вячеслав Зайцев окрестил её ботичеллиевской девушкой. Шептались, что работу манекенщицы девушке помогло получить смелое мини — худсовет единогласно восхитился красотой ног претендентки. Подруги в шутку называли Татьяну «Институточкой» — у нее в отличие от других манекенщиц было престижное высшее образование, полученное в институте им. Мориса Тереза. Правда, сменив фамилию с девичьей Соловьева на Михалкову, Татьяна была вынуждена расстаться с профессией: Никита Сергеевич довольно резко заявил ей, что воспитывать детей должна их мать, и никаких нянь он не потерпит. В последний раз на подиум Татьяна выходила на седьмом месяце беременности, нося под сердцем свою старшую дочь Анну, а затем полностью окунулась в быт и воспитание наследников. Когда дети немного подросли, Татьяна Михалкова создала и возглавила благотворительный фонд «Русский силуэт», который помогает начинающим модельерам.

Елена Метелкина

Ее знают благодаря ролям в фильмах «Гостья из будущего» и «Через тернии к звездам». Амплуа Метелкиной — женщина будущего, инопланетянка. Огромные неземные глаза, хрупка фигура и совершенно нетипичная для того времени внешность приковывали внимание к Елене. В ее фильмографии — шесть киноработ, причем последняя датирована 2011 годом, хотя актерского образования у Елены нет, по первой профессии она библиотекарь. Взлет Метелкиной относится к эре, когда популярность профессии  манекенщицы уже пошла на спад, и вот-вот должно было появиться новое поколение — уже профессиональных моделей, скроенных по западному образцу.  Елена работала в основном в демонстрационном зале ГУМа, снималась для советских модных журналов с выкройками и советами по вязанию. После краха Союза ушла из профессии и, как и многие, была вынуждена приспосабливаться к новой действительности. В ее биографии много крутых поворотов, в том числе и криминальная история с убийством бизнесмена Ивана Кивелиди, секретаршей которого она была. Метелкина не пострадала по случайности, ее сменщица-секретарша погибла вместе с шефом. Сейчас Елена время от времени появляется на телевидении и дает интервью, но большую часть своего времени посвящает пению в церковном хоре в одном из храмов Москвы.

Татьяна Чапыгина

Эту девушку идеальной классической внешности в СССР знала в лицо, наверное, каждая домохозяйка. Чапыгина была очень востребованной моделью и помимо участия в показах много снималась для журналов, демонстрируя тенденции очередного сезона в изданиях, которые предлагали советским женщинам самостоятельно сшить или связать модную одежду. Тогда имена моделей в прессе не упоминались: подписывали только автора очередного платья и фотографа, его запечатлевшего, а информация о девушках, представлявших стильные образы, оставалась закрытой. Тем не менее, карьера Татьяны Чапыгиной складывалась удачно: ей удалось избежать скандалов, соперничества с коллегами и другого негатива. Из профессии она ушла на взлете, выйдя замуж. 

Румия Руми Рей

Ее звали только по имени, или по некогда данному подругами прозвищу — Шахиня. Внешность у Румии была очень яркой и сразу притягивала взгляд. Взять ее на работу предложил Вячеслав Зайцев — на одном из просмотров он, что называется, «запал» на яркую красоту Румии и вскоре сделал ее своей любимой моделью. Ее типаж называли «женщиной будущего», а сама Румия прославилась не только благодаря красоте, но и своему характеру. Он, по ее собственному признанию, был не сахар, девушка часто спорила с коллегами, нарушала принятые порядки, но в ее бунтарстве было нечто привлекательное. В зрелые годы Румия сохранила стройную фигуру и яркую внешность. Она до сих пор поддерживает дружеские отношения с Вячеславом Зайцевым и выглядит, что называется, на все сто.

Евгения Куракина

Евгения Куракина — сотрудница Ленинградского дома моды и обладательница аристократической фамилии — выступала в амплуа «грустный подросток». Евгению много снимали зарубежные фотографы, причем для работы с девушкой они специально приезжали в Северную столицу, чтобы запечатлеть красоту Жени на фоне местных достопримечательностей. Манекенщица потом сетовала, что большую часть этих снимков она так и не увидела, ведь они предназначались для публикации за рубежом. Правда, в архиве самой Евгении хранится множество самых разных фото, снятых в 60-х и 70-х годах прошлого века, которые она иногда предоставляет для тематических выставок. Судьба самой Евгении сложилась счастливо — она вышла замуж и уехала жить в Германию.

Фото: Getty Images

До сих пор точно неизвестно, кем были родители звезды советского подиума и где она родилась. По одной из версий, Регина родом из Ленинграда. Она родилась в семье цирковых артистов, которые погибли во время опасного трюка. Регина выросла в детском доме. По другой версии, Регина родилась в Вологде, в обычной советской семье: мать — госслужащая, отец — отставной офицер. Биография «советской Софи Лорен» становится прозрачной только с 1953 года — с того момента, когда 17-летняя Регина приехала в Москву и поступила во ВГИК. Девушка, как и большинство ее ровесниц, мечтала быть актрисой, но почему-то выбрала экономический факультет. Впрочем, Регину несколько раз приглашали на кинопробы, но сниматься в кино ни разу не предложили. Зато девушка обзавелась полезными знакомствами: Регину заметила художник-модельер Вера Аралова и пригласила на работу в Общесоюзный дом моделей на Кузнецком мосту. В начале 60-х популярность Регины вышла за пределы Союза: «самым красивым оружием Кремля» ее называли французы. 

24 октября 2015, 15:10
  • image
Красота деревенской девушки Кати Пановой покорила весь мир: она стала лицом советской моды 60-х годов и первой манекенщицей, признанной на Западе. А в понедельник, 26 октября, она попытается завоевать симпатию и телезрителей канала “Россия 1”.

Красота деревенской девушки Кати Пановой покорила весь мир: она стала лицом советской моды 60-х годов и первой манекенщицей, признанной на Западе. А в понедельник, 26 октября, она попытается завоевать симпатию и телезрителей канала “Россия 1”. В 21:00 смотрите новый мелодраматический сериал Карена Оганесяна – “Королева красоты”.

Действие теленовеллы начинается в 1961 году. Советский Союз. В маленькой подмосковной деревне живет семья Пановых. Их дочь Катя (Карина Андоленко) мечтает о том, чтобы стать манекенщицей и пройти по лучшим подиумам Парижа. После очередной ссоры с родителями девушка решает, что пришла пора осуществлять свое заветное желание, и уезжает в Москву. Там на помощь Кате приходит успешный модельер Веня Кротов (Павел Харланчук). Именно он находит ей работу демонстратором одежды.

За короткое время из простой деревенской девушки Катя превращается в ведущую манекенщицу Дома мод. А после долгих поисков, обнаружив ее фотографию в газете, журналист-международник Феликс Крутский (Павел Прилучный), влюбленный в нее еще с их первой встречи в деревенском клубе, находит Катю. И хотя родители прочат ему в жены знаменитую киноактрису Марианну Нечаеву (Анастасия Задорожная), Феликс приглашает героиню на свидание…

Удача и зависть, любовь и ревность ждут Катю на сложном пути к заветной цели. Чем закончится ее прекрасная сказка? Сможет ли она сохранить и работу, и отношения? Ответы на эти вопросы вы узнаете, посмотрев сериал “Королева красоты”. Премьера теленовеллы состоится в понедельник, 26 октября, в 21:00 на канале “Россия 1”. Также вы можете посмотреть сериал и онлайн на сайте Russia.tv. Сразу после эфира все серии появятся в нашем архиве видео.

24 октября 2015 15:10 image Красота деревенской девушки Кати Пановой покорила весь мир: она стала лицом советской моды 60-х годов и первой манекенщицей, признанной на Западе. А в понедельник, 26 октября, она попытается завоевать симпатию и телезрителей канала “Россия 1”.

Красота деревенской девушки Кати Пановой покорила весь мир: она стала лицом советской моды 60-х годов и первой манекенщицей, признанной на Западе. А в понедельник, 26 октября, она попытается завоевать симпатию и телезрителей канала “Россия 1”. В 21:00 смотрите новый мелодраматический сериал Карена Оганесяна – “Королева красоты”.

Действие теленовеллы начинается в 1961 году. Советский Союз. В маленькой подмосковной деревне живет семья Пановых. Их дочь Катя (Карина Андоленко) мечтает о том, чтобы стать манекенщицей и пройти по лучшим подиумам Парижа. После очередной ссоры с родителями девушка решает, что пришла пора осуществлять свое заветное желание, и уезжает в Москву. Там на помощь Кате приходит успешный модельер Веня Кротов (Павел Харланчук). Именно он находит ей работу демонстратором одежды.

За короткое время из простой деревенской девушки Катя превращается в ведущую манекенщицу Дома мод. А после долгих поисков, обнаружив ее фотографию в газете, журналист-международник Феликс Крутский (Павел Прилучный), влюбленный в нее еще с их первой встречи в деревенском клубе, находит Катю. И хотя родители прочат ему в жены знаменитую киноактрису Марианну Нечаеву (Анастасия Задорожная), Феликс приглашает героиню на свидание…

Удача и зависть, любовь и ревность ждут Катю на сложном пути к заветной цели. Чем закончится ее прекрасная сказка? Сможет ли она сохранить и работу, и отношения? Ответы на эти вопросы вы узнаете, посмотрев сериал “Королева красоты”. Премьера теленовеллы состоится в понедельник, 26 октября, в 21:00 на канале “Россия 1”. Также вы можете посмотреть сериал и онлайн на сайте Russia.tv. Сразу после эфира все серии появятся в нашем архиве видео.

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Судьба «философки»

События жизни Екатерины Пановой приходится во многом реконструировать на основании биографии ее брата.

Она родилась в высококультурной и состоятельной семье русского посланника в Дрездене. Когда ей исполнилось шесть лет, семья вернулась в Россию. Ее старший брат Александр Улыбышев[162] (1794—1858) был заметной фигурой в русском обществе 1815—1820-х годов. В 1817 — 1820 годах он служил переводчиком в Коллегии иностранных дел вместе с Пушкиным, потом заведовал редакцией газеты «Journal de Saint-Petersburg». Был членом общества «Зеленая лампа», на заседаниях которого также встречался с Пушкиным. В дошедших до нас бумагах «Зеленой лампы» почти все публицистические статьи принадлежат Улыбышеву. Среди них особенно характерна утопия «Сон», в которой автор рисует картину желанного будущего: Михайловский замок в Петербурге стал «Дворцом собрания сословий», в бывших казармах — школы, академии, библиотеки, Александро-Невская лавра превращена в храм истинной религии, основанной на вере во всемогущество бога и бессмертие души,— храм без священников и монахов. В России деспотизм рухнул, возник «феникс свободы и истинной веры».

Даже не зная о степени близости брата с сестрой, можно предположить, что все эти идеи и мечты брата так или иначе должны были повлиять на мировосприятие юной девушки.

Республиканские взгляды Екатерины Пановой, ее интерес к политике («молилась за поляков потому, что они сражались за вольность») — все это, несомненно, традиции улыбышевской семьи.

После смерти Грибоедова Александру Улыбышеву предложили занять его пост в Персии, но он отказался, вышел в отставку и поселился в своем нижегородском имении Лукино, где зажил уединенно, отдавая досуг занятиям музыкой.

В своем объяснительном письме к полицмейстеру Цынскому Чаадаев написал о Пановой странные слова, которые без статьи Улыбышева «Сон» остались бы нам непонятными: «Что касается до того, что эта несчастная женщина теперь в сумасшествии, говорит, например, что она республиканка, что она молилась за поляков и прочий вздор, то я уверен, что если спросить ее, говорил ли я с ней когда-либо про что-нибудь подобное, то она, несмотря на свое жалкое положение, несмотря на то, что почитает себя бессмертною… конечно, скажет, что нет»[163].

«Почитает себя бессмертною…» Вспомним, что именно на вере в бессмертие Улыбышев предполагал основать новую религию, фантазируя с друзьями из «Зеленой лампы» о прекрасном будущем для России.

Что же касается слов Чаадаева, в которых Лемке усмотрел «отречение» Чаадаева от женщины «слишком радикальной для современного ему московского общества», то нам вряд ли стоит вслед за ним повторять подобный упрек. Письмо Чаадаева было написано спустя три недели после того, как Панова так же, как и Чаадаев, была признана официальными властями сумасшедшей и помещена в «Частное заведение для пользования ума лишенных» доктора Василия Федоровича Саблера на Красносельской улице (кстати, неподалеку от Новобасманной, где жил Чаадаев). Возможно, что слова Пановой о докторе, которому она доверилась и который сказал, что ей необходимо расстаться со своим мужем, относятся именно к Саблеру[164].

Как же мог «сумасшедший» Чаадаев защищать «сумасшедшую» Панову? Но оградить от обвинений в «злостности» ее взглядов, в подозрении, будто она делилась крамольными мыслями с другими, было в его силах.

Несомненно, что Панову знали в московском обществе тех лет достаточно хорошо. О судьбе ее справлялся в письме, посланном не по почте, а с нарочным, к Денису Давыдову в Москву из Петербурга, Пушкин. Письмо до нас не дошло, но сохранился раздраженный ответ Давыдова от 23 ноября 1836 года: «Ты спрашиваешь о Чедаеве?.. Спроси у Т[ургенева], который на днях поехал в Петербург, он, может, расскажет происшествие не так, как я, и успокоит насчет Католички». Эта фраза Давыдова говорит нам о беспокойстве Пушкина, возможно, лично знакомого с Пановой. Вслед за А. О. Круглым, комментатором собрания сочинений Дениса Давыдова в 1893 году, который первый указал, что «Католичка» — это Екатерина Дмитриевна Панова, такого же мнения придерживается и А. А. Штейнберг[165].

1

2

Впоследствии судьбу Пановой по-своему домыслил Достоевский, когда размышлял над планом своего «Жития великого грешника». Фигура Чаадаева должна была стать в этом романе одной из центральных. 25 марта 1870 года Достоевский пишет Майкову: «13-летний мальчик… будущий герой всего романа, посажен в монастырь родителями и для обучения… Тут же в монастыре посажу Чаадаева (конечно, под другим тоже именем). Почему Чаадаеву не просидеть года в монастыре? Предположите, что он, после первой статьи, за которую его свидетельствовали доктора каждую неделю, не утерпел и напечатал, например, за границей, на французском языке брошюру,— очень и очень могло бы быть, что за это его на год отправили бы посидеть в монастырь. К Чаадаеву могут приехать в гости и другие, Белинский, например, Грановский, Пушкин даже»[166].

Разбирая это письмо Достоевского, А. С. Долинин пишет, что подробности о докторах, свидетельствовавших Чаадаева, Достоевский скорее всего мог узнать «еще в кружке Белинского или у Герцена, из его «Развития революционных идей в России»[167].

Однако скорее всего у Достоевского был более непосредственный источник сведений о Чаадаеве.

«Мужской пансион Леонтия Чермака, австрийского подданного», в котором учился Достоевский с 1834 по 1837 год, размещался в доме Касаткиной-Ростовской[168] на Новой Басманной улице, где жил и Чаадаев. Каждый день по дороге в пансион юный Достоевский проходил мимо ставшего известным всей Москве дома «сумасшедшего», вероятно, неоднократно видел его самого и, несомненно, знал многие подробности этого события.

Личность Чаадаева послужила прототипом для Версилова в романе Достоевского «Подросток», фигура Пановой — прототипом Катерины Николаевны Ахмаковой. По одной черновой записи проповедь Версилова-Чаадаева так подействовала на Ахмакову-Панову, что она ушла в монастырь. Так рисовались Достоевскому возможности развития этих характеров. Однако Панова в монастырь в жизни не ушла.

Как же сложилась ее судьба?

Об этом нам известно очень мало. Ее брат Александр Улыбышев стал замечательным музыкальным критиком, и его книга о Моцарте, которая вышла на французском языке в Москве в 1843 году, сразу же стала популярной в Европе (спустя полвека эту книгу перевел на русский язык и издал Модест Ильич Чайковский)[169]. Всю жизнь Улыбышев вел подробный дневник, из которого, к сожалению, до нас дошла лишь тоненькая тетрадка за 1843 год и первые три месяца 1844 года. Она была найдена в 1930-е годы на чердаке старого дома в Поволжье и привезена поэту Николаю Тихонову в Ленинград. В этой тетрадке[170] Улыбышев упоминает о своей сестре Екатерине Пановой. В феврале 1843 года он проезжает по дороге из Петербурга к себе в деревню через Москву и видится с сестрами Екатериной и Елизаветой.

Елизавета — поэтесса, только что выпустила две книги своих стихов на французском языке «Elincelles et cendres» («Искры и пепел». М., 1842) и «Pensees et soucis» («Мысли и заботы») и в предисловии к последней отчаянно сражается с О. Сенковским за право писать на французском языке. Сенковский напечатал насмешливую рецензию на первую книгу Улыбышевой, и автор в своей книжке перепечатывает эту рецензию и свой ему ответ. Эту книгу Елизавета посвятила брату Александру, одновременно с ней напечатавшему по-французски «Новую биографию Моцарта».

В посвящении она пишет:

«Прошу вас остановить свое внимание на песне Сильфиды, которая носит название «Орел и бабочка, или любовь поэта», и заметьте особенно заключительный куплет, которым дорогая Екатерина, женщина умная и с большим вкусом, как вы знаете, была вполне удовлетворена» (курсив мой.— С. К.).

При чтении этого стихотворения сразу обращает на себя внимание, что о любви «орла» и «бабочки-мотылька» написано слишком страстно и взволнованно, и поэтому тут трудно предположить обычную умозрительную аллегорию. Похоже, что это стихотворение «на случай», навеяно раздумьями поэтессы о чувствах, испытанных ее сестрой. «Бабочка» обращается к «орлу» с постоянным рефреном: «Если бы ты мог меня любить! Что бы тогда значило для моей души эхо голосов, пробужденных при моем имени? Этот бесконечный ропот хвалы или хулы, шумящей вокруг меня, как вокруг пламени, был бы неприметным полетом мушки…» Это — почти строки из письма Пановой к Чаадаеву: «У меня возникло горделивое, безумное желание пренебречь судом общества».

Последний куплет, который так понравился Екатерине Пановой, звучит в прозаическом переводе так: «А несчастливый орел будет парить над вершиной какой-нибудь пустынной скалы, побиваемой всеми ветрами, вопрошая небо и озирая пропасть, чтобы его боль в возвышенном гимне пробудила мир своими могучими созвучиями». Образ одинокого орла на пустынной скале, наверное, что-то должен был напомнить «дорогой Екатерине».

В ноябре 1843 года Улыбышев записал свои сожаления о ссоре с братом Владимиром, с которым во сне помирился: «Теперь живет у него с каким-то побродягой старшая сестра моя Катерина Панова, оставившая мужа и совершенно потерянная. Но она, конечно, будет стараться о том, чтобы сон мой осуществился»[171].

Конец жизни Пановой был безрадостен.

В 1858 году умер Александр Улыбышев. Он оставил по завещанию скрипки и нотную библиотеку своему любимому ученику — композитору М. Балакиреву, книги и рукописи — сестре Екатерине, хотя у него была жена, дочери и сын. Перед смертью в Нижнем Новгороде Улыбышев переехал на квартиру отца Н. А. Добролюбова, и на его похоронах присутствовал Т. Г. Шевченко. Возможно, что и Панова видела этих людей? Так встречаются эпохи.

Это было последним свидетельством, дошедшим до нас о Екатерине Пановой.

Следы ее, казалось, навсегда затерялись, и вдруг неожиданная радостная для меня находка в старой газете…

Внук Александра Улыбышева — Н. Н. Вильде, сын актера Малого театра — в газете «Голос Москвы» 1913 года рассказал о последних годах Е. Пановой.

«Я вспоминаю мое раннее детство,— пишет Н. Вильде,— родовое имение моего деда Улыбышева Лукино в Нижегородской губернии, старую дворовую избу и живущую в ней старую безногую женщину, к которой я испытываю чувство любопытства и страха и которую моя бабка, вдова Улыбышева, называет презрительно-насмешливо «философка» — корреспондентка Чаадаева Екатерина Дмитриевна Панова, урожденная Улыбышева, родная сестра моего деда.

Ребенком я не могу разобраться в том, что происходит вокруг меня в отношениях больших. Но я знаю, что странная старуха «философка» нежданно очутилась в усадьбе, где мы гостим каждое лето с матерью, что приехала эта «философка» в простой телеге, нуждаясь заплатить извозчику, что она, безногая, с костылями, чуть не становилась на колени перед моей бабкой Варварой Александровной, вдовой ее брата и владелицей имения, прося в чем- то ее простить и прося пристанища.

После этого она живет в старой дворовой избе, ей носят обед из барского дома, а нас детей все это страшно забавляет.

Сделавшись взрослым, я узнаю от отца о семейном разладе «философки» со своим братом, о смертельной вражде ее к его жене, питаемой в течение многих лет, о переписке с Чаадаевым, о его первом «философическом» письме, написанном в ответ на письмо к нему Екатерины Дмитриевны, но самый ее образ так и остается до сих пор в моей памяти этим кажущимся мне страшным, даже сказочным, образом древней старухи с непонятным мне именем «философки».

Около меня разыгрывалась глухая семейная драма, о которой я не мог и догадаться. Но помню, что моя мать стояла не на стороне своей матери, перед которой приходилось в таком жалком униженном виде явиться «философке» Екатерине Дмитриевне, а сочувствовала ей, и нам, детям, становилось «философку» жалко.

…Эта корреспондентка Чаадаева, эта «философка» остается в моей памяти теперь каким-то несчастным, блуждающим существом. Я не знаю, где ее могила, не знаю, у кого об этом спросить. Род Улыбышевых вымер, в родовом склепе села Лукина Екатерина Дмитриевна не покоится. Куда исчезла она тогда из Лукина старой, безногой старухой — я не знаю.

В лукинском доме, где я не был уже около 20 лет, портрета Екатерины Дмитриевны не сохранилось»[172].

Определяя «Философические письма» как «адресованные даме», Чаадаев видел в этом и свою задачу философа, пытающегося найти достойных слушателей, которые не только разделят с ним его мысли, но и постараются их воплотить в личном поведении.

Панова, по мысли и чувству Чаадаева, была таким человеком, рвущимся «навстречу новому нравственному перевороту».

«Что касается вас, сударыня,— обращается к Пановой Чаадаев во втором «Философическом письме», оставшемся неопубликованном при его жизни,— то вам прежде всего нужна новая сфера бытия… Вы должны создать себе новый мир, раз тот, в котором вы живете, стал вам чуждым… Вам придется себе все создавать, сударыня, вплоть до воздуха для дыхания, вплоть до почвы под ногами. И это буквально так. Эти рабы, которые вам прислуживают, разве не они составляют окружающий вас воздух? Эти борозды, которые в поте лица взрыли другие рабы, разве это не та почва, которая вас носит? И сколько различных сторон, сколько ужасов заключает в себе одно слово: раб! Вот заколдованный круг, в нем все мы гибнем, бессильные выйти из пего. Вот проклятая действительность, о нее мы все разбиваемся. Вот что парализует волю всех нас, вот что пятнает все наши добродетели. Отягченная роковым грехом, где она, та прекрасная душа, которая бы не заглохла под этим невыносимым бременем?»

Этой «незаглохшей душой» для Чаадаева и была Екатерина Дмитриевна Панова, которая за сопричастность его судьбе заплатила своей жизнью, полной страданий и тревог.

Трудно коротко оценить значение, какое имел Чаадаев в современном ему русском обществе. Но если употребить термин точных наук, то можно сказать, что он сыграл роль мощного катализатора идейных и нравственно-общественных течений русской жизни первой половины века. Славянофилы сформировались, вбирая его мысли или отталкиваясь от чаадаевских концепций. Известно влияние, которое, по признанию Герцена, Чаадаев имел на него.

Значение мыслей, высказанных в «Философическом письме», стократ усилено и подтверждено логикой личного нравственного поведения, холодным мужеством, личным достоинством, верностью понятиям чести, вынесенным из лет молодости.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий