Андрей Тимофеевич Болотов – основоположник отечественной органической архитектуры и урбоэкологии как науки

  • Статьи
  • /
  • История
image
Андрей Тимофеевич Болотов. (1738-1833) Репродукция VK

Милый и любезный град

Андрей Тимофеевич Болотов родился в 1738 году в тульской усадьбе Дворяниново, принадлежавшей семейству Болотовых. Но, если для своих крепостных Болотовы были всемогущественными господами, то среди своего круга они считались заурядными и небогатыми.

Мир с самых ранних лет открывал перед Болотовым парадоксальность своего устройства. Мальчику было о чем поразмыслить.

В десятилетнем возрасте Андрея зачислили в полк, где служил его отец. Подобное практиковалось – дворянские дети иной раз с пеленок становились офицерами. Дитя гугукало и грызло соску, а звание тем временем росло.

Нечто подобное случилось и с Андреем Болотовым. Он не бегал в атаку и не отрабатывал строевые упражнения. Продолжал играть в свои подростковые игры, а между делом обучился немецкому и французскому языку, географии, арифметике и прочим премудростям.

Домашним учителем мальчика был его собственный отец.

В девятнадцатилетнем возрасте, в 1756 году Андрей Тимофеевич все-таки оказался в действующей армии. Участвовал в Семилетней войне, проявил себя доблестным офицером и, поскольку хорошо владел немецким языком, был назначен в Кенигсберг письмоводителем. А затем и переводчиком при генерале Николае Корфе, военном губернаторе Кенигсберга и управителе российских территорий Восточной Пруссии.

К жителям города он, тем не менее, не относился как к порабощенному врагу. Наоборот, охотно заводил знакомства, слушал лекции в Альбертине (тамошнем университете), много рисовал.

Андрей Тимофеевич влюбился в Кенигсберг. Он с восторгом описывал и самих кенигсбержцев, и реку Прегель, и кафедральный собор, и Королевский замок, и биржу («Она составляла превеликую залу со сплошными почти окнами вокруг, и в оной сходятся все купцы для разговаривания между собой о торговле»).

Восхищался праздничным фейерверком: «был он не малый, и составлен из огромного фитильного и из свечек сделанного щита, и из множества колес, фонтанов, ракет, бураков и других тому подобных вещей».

Описывал одну из главных улиц: «дома и на ней все сплошные, староманерные, превысокие этажей в пять и в шесть и чрезвычайно узкие, а единая ширина и прямизна придает ей наилучшую красу».

Андрея Тимофеевича радовал даже простонародный ярмарочный театр: «На сделанном из досок на нескольких козлах и аршина на три от земли возвышенном помосте устанавливаются с боков и с задней стороны кое-как размазанные кулисы, из-за которых выходит одетый в пестрое платье усастый гарлекин и, при вспоможении человек двух или трех комедиантов или комедианток, старается разными своими кривляньями, коверканьями, глупыми и грубыми шутками и враньем, составляющим сущий вздор, смешить и увеселять глупую чернь, смотрящую на него с разинутыми ртами и удивлением».

А когда пришла пора покинуть город – просто разрыдался. Он прощался с Кенигсбергом как с любимым человеком – теплым и живым:

«Не могу никак изобразить, с какими чувствованиями выезжал я из сего города и как распращивался со всеми улицами, по которым я ехал, и со всеми знакомыми себе местами.

Вся внутренность души моей преисполнена была некими нежными чувствами, и я так был всем тем растроган, что едва успевал утирать слезы, текущие против хотения из глаз моих… И, беседуя с ним душевно, молча говорил: «Прости, милый и любезный град… Никогда, как думать надобно, не увижу я уже тебя боле! Небо да сохранит тебя от всех зол, могущих случиться над тобою, и да излиет на тебя свои милости и щедроты… Слеза горячая, текущая теперь из очей моих, есть жертва благодарности моей за вся и все, полученное от тебя! Прости навеки!»»

Болотов следовал в Санкт-Петербург, к новому месту назначения.

Смотреть сего злодея

image
Андрей Тимофеевич Болотов.

После смерти императрицы Елизаветы Петровны на русский престол взошел царь Петр III. Он отказался от завоеваний Семилетней войны. Кенигсберг снова стал заграницей.

Патрон Андрея Тимофеевича, господин Корф получил должность столичного генерал- полицмейстера. Болотов оставался при нем в качестве адъютанта.

Но в Петербурге он прожил недолго. Спустя несколько месяцев Андрей Тимофеевич вышел в отставку, и удалился в свое родовое имение.

Впрочем, слово «удалился» здесь не совсем точное. Обычно под ним понимают уход от активных событий и спокойное доживание своего века в окружении крепостных, приживалок и кошек. Здесь же все было по-другому.

Самый активный этап жизни Болотова только начался. Просто он был связан не с паркетным шарканьем в столичных бальных залах и высоких кабинетах, а с реальной жизнью.

Болотов принялся за реформы. Он читал заграничные труды по агрономии и другим наукам, имеющим прямое отношение к ведению хозяйства. Начал сотрудничать с Вольным экономическим обществом – общественной организацией, объединявшей русских землевладельцев. Покупал книги по земледелию, в том числе западноевропейских авторов – начало этой библиотеки было заложено еще в Кенигсберге.

И, шаг за шагом, обустраивал свое поместье.

Успехи Андрея Тимофеевича не остаются незамеченными. Новая императрица, Екатерина II предлагает ему управлять собственным поместьем в Киясовской волости, а также в Бобриковской и Богородицкой. Болотов с энтузиазмом соглашается.

В Богородицке он создает пейзажный парк со всевозможными причудами по типу петергофских. Если бы в те времена существовала специальность ландшафтного архитектора, ее спокойно можно было бы внести в огромный список профессий этого удивительного человека.

Со временем Андрей Тимофеевич начинает не только читать литературу по земледельческой тематике, но и писать статьи и книги. В одном только приложении к «Московским ведомостям» он опубликовал около 4000 статей.

Но этого мало – и Болотов начинает выпускать свой собственный журнал, «Сельской житель. Экономическое в пользу сельских жителей служащее издание».

Андрей Тимофеевич был вообще плодовитым и разносторонним писателем. «Детская философия, или нравоучительные разговоры между одной госпожой и ее детьми, сочиненные для споспешествования истинной пользы молодых людей», «Путеводитель к истинному человеческому счастью», «Чувствования христианина при начале и конце каждого дня, относящиеся к самому себе и к Богу», – это философские произведения.

«Краткие и на опытности основанные замечания о електризме и о способности електрических махин к помоганию от разных болезней» – медицина.

Мемуаристика: «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков», «Записки Андрея Тимофеевича Болотова».

Исторические сочинения: «Памятник протекших времен, или Краткие исторические записки о бывших происшествиях и носившихся в народе слухах», «Современные известия о первой французской войне», «Описания последней французской войны», «Собрание анекдотов о князе Потемкине», «Краткая история Польши».

«Деревенское зеркало, или Общенародная книга, сочиненная не только, чтобы ее читать, но чтобы по ней и исполнять» – практическое пособие по рациональной организации сельского труда.

«Кунсткамера душевная» – первая в России энциклопедия для детей.

«Несчастные сироты» и «Честохвал», – это уже художественная литература.

Кстати, при всех своих достоинствах, к людям Андрей Тимофеевич был строг. Писал как-то: «Афанасий, поп в Калуге, ученый, хороший и красноречивый проповедник, любви достойный муж, но не христианин: – запивает».

Возмущался и нравами старой тамбовской епархии. Писал в 1768 году: «Боже мой! Какое мздоимство господствовало тогда в сем месте: всему положена была цена и установление. Желающий быть попом должен был неотменно принести архиерею десять голов сахару, кусок какой-нибудь парчи и кое-чего другого, например, гданской водки или иного чего».

Не было в нем сочувствия и к Емельяну Пугачеву. Дело понятное – один созидатель, а другой разрушитель. Болотов присутствовал на его казни и, по своему обыкновению, оставил яркое описание события:

«Москва съезжалась тогда смотреть сего злодея, как некоего чудовища, и говорила об нем… Повозка была совсем открытая, дабы весь народ мог злодея видеть. Все смотрели на него с пожирающими глазами, и тихий шепот и гул раздавался в народе».

Притом сам «злодей» вовсе не вызвал в Андрее Тимофеевиче должного трепета: «Он стоял в длинном нагольном овчинном тулупе почти в онемении и сам вне себя и только что крестился и молился. Вид и образ его показался мне совсем не соответствующим таким деянием, какие производил сей изверг.

Он походил не столько на зверообразного какого-нибудь лютого разбойника, как на какого-либо маркитантишка или харчевника плюгавого. Бородка небольшая, волосы всклокоченные, и весь вид ничего не значащий и столь мало похожий на покойного императора Петра Третьего».

Грот с перископом

Вид белых мраморных песков с стороны от пруда в Богородицком саде. Рисунок из альбома А. Т. Болотова

Главным же делом жизни Болотов считал усовершенствование своей усадьбы Дворяниново. Там он был волен делать все, что ему хочется, никакое начальства над ним не стояло. Очень рано вставал, шел работать над книгами или статьями. В шесть утра курил трубку – был уверен, что один раз в день это приносит пользу. Пил чай, но только травяной, а не обычный. Завтракал гречневой кашей.

С двух до четырех, ежедневно – врачебная практика. Лечил собственных крепостных травяными настоями и порошками, а также электрофорезом (электростатическую машину Болотов соорудил собственноручно).

Считается, что именно Андрей Тимофеевич впервые ввел в нашей стране истории болезни – на каждого, кто к нему обращался, он заводил отдельную тетрадь.

Лечил и соседей, не говоря уж о родственниках. Денег, конечно, не брал ни с кого.

А при мигрени советовал щекотать в носу пером. Гусиным. От усиленного чихания расширялись кровеносные сосуды головы, и боли проходили.

Между делом описал около 600 сортов яблонь и груш. В результате он вошел в историю еще и как первый российский помолог, то есть специалист по сортам плодовых и ягодных растений.

Как лесовод он ввел принцип «рубления, поправления и заведения лесов». Как фармацевт составил первое в России «Руководство к познанию лекарственных трав».

Он же был одним из первых пропагандистов картофеля. Как известно, еще Петр Первый завел это растение в Россию, но он долго не приживался. Причин было несколько, в том числе и абсурдные.

Многие, например, считали, что картошка рождается с головой и глазами, и употреблять ее в пищу – все равно что есть человеческие души. Характерные ямочки на картофельном клубне до сих пор называют «глазками», правда, с ударением на второй слог.

Был еще один серьезный аргумент – «он в земле произрастает, где всяка нечесть водится».

Болотов же спокойно ел картошку, и заразил этим своих крестьян. Выставил у картофельной плантации особую охрану, которую время от времени снимал. Крестьяне смекнули: если охраняют, значит, правда, что-то стоящее. И, в отсутствие часовых, принялись воровать картошку, чего Андрей Тимофеевич, собственно, и добивался. Он был, кроме прочего, еще и неплохой психолог.

В результате народ наконец-то распробовал вкусный, сытный и неприхотливый корнеплод, который требует гораздо меньше сил в выращивании и приготовлении, чем привычный хлеб.

При этом готовить его можно самыми разнообразными способами – тушить, жарить, варить, запекать.

А Болотов еще и делал из картошки чипсы, которые называл «картофельными стружками». Он был изобретательным поваром.

Чипсы были удобны в путешествиях – Андрей Тимофеевич довольно много ездил по стране. Как и сухие супы, которые он собственноручно высушивал, а потом разводил кипятком.

Он же, кстати, приучил народ и к помидорам. Раньше их выращивали как цветы, а Болотов их превратил в огородную культуру. Он же разработал технологию засолки помидоров на зиму.

Андрей Тимофеевич создал в своей усадьбе уникальный огород. Одни только названия огородных культур чего стоили: козлобородник, пимпинела, рапунцель. Уже в наши дни огород восстановлен.

Болотов поэтизировал свои грядки: «Красивый чабер и другие произрастения наперерыв друг перед другом услаждают обоняние мое и бальзамическими запахами своими провожают меня в вертоград мой».

Все в имении было продумано. Рядом с многочисленными скамейками обязательно росли ягодные кусты, чтобы не просто отдохнуть, но еще и полакомиться. Грот хозяин Дворянинова оборудовал перископом, чтобы в дождливую погоду любоваться парком. И таких маленьких, но остроумнейших изобретений не счесть.

А в свободное время Андрей Тимофеевич наслаждался усадебным покоем и беседовал с любимым Дворяниновым в стихах:

Там же, в Дворянинове он и скончался. Редкий случай – где родился, там и испустил последний вздох. Между прочим, не дожив двух дней до своего 95-летия.

В середине XIX века усадьба уже не принадлежала потомкам Болотова и неоднократно меняла своих хозяев. В начале ХХ века имение оказалось в руках Надежды Дмитриевны Давыдовой, которая организовала на его территории Спасо-Казанский женский монастырь. После 1917 года советская власть обитель упразднила, а главный усадебный дом был умышленно сожжен дотла.

В 1988 году, к 250-летию Андрея Тимофеевича, принято решение восстановить усадьбу Дворяниново и обустроить здесь музей. При проведении строительных работ руководствовались сохранившимися рисунками. Кто был их автор? Конечно же Болотов.

Уникальная личность. Абсолютно во всем.

Вам важно, чтобы разговор на эту тему продолжился? Поддержите портал!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Болотов Андрей Тимофеевич краткая биография писателя, мемуариста, лесовода и ботаника изложена в этой статье. Благодаря Болотову помидоры и картофель были признаны сельскохозяйственными культурами.

Болотов один из основателей агрономии и помологии в России.

Болотов Андрей Тимофеевич краткая биография

Болотов Андрей Тимофеевич появился на свет 18  октября 1738 года в селе Дворянинове в семье полковника. До 12 лет жил при отце, который служил полковником в архангелогородском полку. В этот полк десятилетний Болотов был зачислен каптенармусом. Отец сам преподавал сыну языки немецкий и французский, арифметику и географию.  Служил в полку Эстляндии. В период Семилетней войны вместе с полком Андрей Тимофеевич был в походе по Литве в Пруссию и брал участие в сражениях.

Осев на некоторое время в Кенигсберге, работал письмоводителем и переводчиком канцелярии русского генерал-губернатора Пруссии Корфа. Немного позже перешел на службу к генерал-губернатору Суворову. Здесь познакомился с профессорским составом Кенигсбергского университета, слушал их лекции и брал у них книги.

До 1762 года занимал должность флигельадъютанта Корфа. После отставки Андрей Болотов поселяется в родовом имении и занимается науками, сельским хозяйством, различными педагогическими и этическими вопросами. Занимался изданием книг по педагогике, этике и философии.

Императрица Екатерина II даровала ему в управление Киясовскую, Богородицкую, Бобриковскую волости. Он создал проект, по которому и при активном участии Андрея Тимофеевича, был разбит первый пейзажный парк в России. После смерти императрицы он отказался от управления подаренных волостей и вернулся в родную деревню, принявшись за сельскохозяйственные и литературные труды.

Болотова избрали членом экономического Вольного общества, членом Королевско-саксонского экономического лейпцигского общества и членом Московского императорского общества сельского хозяйства. Публикуется в журналах «Сельской житель. Экономическое в пользу сельских жителей служащее издание», «Экономический магазин», «Московские ведомости», «Земледельческий журнал».

В период 1789-1816 годов занимался написанием мемуарных записок «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков».

Умер Андрей Тимофеевич Болотов 16 октября 1833 года в городе Дворянинове.

Болотов Андрей Тимофеевич — человек универсальный, потому как зарекомендовал себя во многих сферах деятельности. К ним отнесем агрономию и помологию, ландшафтный дизайн и даже литературу. При том БолОтов и его достижения мало кому известны, что является существенной несправедливостью, т.к. заслуги его перед соотечественниками значительны, и пользу русскому обществу он принес немалую. В частности, употребление в пищу картофеля и помидоров в России пошло именно с легкой руки Андрея Тимофеевича, принципы обустройства именно русской парковой зоны также сложились благодаря ему, а обширные записи, которые оставил после себя Болотов, до сих пор являются источником информации о жизни, быте и нравах России 17-18 вв.

Год и место рождения, происхождение

Андрей Тимофеевич родился 7 октября 1738 года в тульской усадьбе Дворяниново, принадлежавшей семейству Болотовых. Третий (и последний) ребенок в семье, со старшими сестрами разница в возрасте у него была существенной.

Отец его Тимофей Петрович, помещик средней руки, находился на службе в Архангелогородском полку и имел чин полковника. Из-за службы часто и надолго отлучался он из дома, однако по возможности всегда находил возможность перевезти и обустроить жену свою, Мавру Степановну (в девичестве Бакеева), дочерей и маленького сына Андрея близ себя. Сопровождая отца семейства во время перемещения полка его на новое место, Андрей таким образом детство свое провел в землях Курляндии и Петербурга, изредко возвращаясь в родной дом.

В возрасте 14 лет Болотов потерял отца, а спустя два года лишился и матери.

Образование

Первые шаги в образовании Болотову помог сделать отец. Затем родитель перепоручил его иностранцу (немцу), посчитав, что только лишь одно его происхождение станет залогом успешного овладения сыном немецкого языка в дополнение к обучению математике. Однако человеческие качества немца были таковы, что учебное время им было потрачено по большей части впустую: неспособный системно подавать материал, иностранец лишь мучил ребенка требованиями на уроках. Страх и ужас перед вспыльчивым и несдержанным на руку учителем только усугубляли ситуацию.

Тем не менее Андрей Тимофеевич был способным ребенком, и знания ему довались легко при правильном подходе. 9-ти лет отец его отдал в семью одного курляндского дворянина по фамилии Нетельгорст, у которого было два сына и которые обучались всем необходимым дисциплинам неким французом. И здесь уже юный Болотов, что называется, почувствовал разницу, когда попал на уроки к новому преподавателю. В короткие сроки он догнал в знаниях сыновей Нетельгорста. Как ни хорошо было заниматься в этом семействе, но по долгу службы отца Андрею пришлось переезжать. Позже Болотов некоторое время учился в петербургском пансионе.

Служба

По обычаю 18 века дворянские дети рано начинали военную карьеру. Так, Болотов уже в 10 лет пребывал в чине каптенармуса. К 19 годам он дослужился до чина подпоручика, и в этом чине в 1757 году во время Семилетней войны принял участие в сражении при Гросс-Егерсдорфе.

В том же 1756 году Болотов был отправлен по службе в Кенигсберг, и здесь ему пригодилось знание немецкого языка (иностранный Андрей Тимофеевич таки выучил в дальнейшем, общаясь с немцами). Отметив за подпоручиком этот навык, командование назначило его письмоводителем кёнигсбергской камеры, а позже переводчиком официальных бумаг на немецком языке. Во время пребывания в Пруссии Болотов получил звание поручика.

В отставку Болотов вышел в чине капитана, после чего поселился в своём родовом имении.

Сельскохозяйственная деятельность

Оставив службу и обосновавшись в поместье, Болотов погрузился в изучение эффективного ведения сельского хозяйства. Большой интерес проявил он к садоводству, и вскоре родовое поместье его качественно преобразилось.

Параллельно с этими трудами Болотов активно сотрудничал с Вольным экономическим обществом, освещая по просьбе последнего популярным языком все вопросы по сельскому хозяйству. Профессионализм Андрея Тимофеевича внушал доверие, и вскоре Болотова порекомендовали императрице Екатерине II. Она как раз подыскивала человека, способного грамотно благоустроить хозяйство в трех своих поместьях, расположенных в Киясовской, в Бобриковской и Богородицкой волостях, а также взять на себя функцию управляющего. Болотов охотно согласился на поступившее от императрицы предложение, и занимался поставленной ею задачей на протяжении 23-х лет, за что был награжден чином коллежского асессора.

Болотов — популяризатор картофеля и помидоров

Да, именно благодаря Андрею Тимофеевичу картошка и помидоры стали, наконец, популярны в России. Картофель появился у нас в петровские времена. Только люди русские не оказали доверия этому заморскому продукту, смекнув, раз «он в земле произрастает, где всяка нечесть водится», то и употреблять его себе во зло. Тем более, считали другие, есть такой плод, который похож на голову с глазками, все равно, что питаться человеческими душами.

Андрей Тимофеевич же обладал научным складом ума, и подобные домыслы ему были чужды. Мало того, что он сам употреблял картофель в пищу, Болотов принялся изучать клубни на предмет их эффективной посадки и дальнейшего хранения. В частности, его предположение, что сажать всегда желательно лучшие образцы, опытным путем подтвердилось. Болотов также узнал причину «позеленения» картофеля — клубни его не терпят солнечного света, и лучше их хранить в темном помещении.

Будучи ко всему прочему и тонким психологом, Болотов однажды решил предпринять следующее: он поставил охрану на свою картофельную плантацию и время от времени отзывал ее. Видя, что хозяин так печется об урожае, народ пришел к выводу, что за негодным овощем такой надзор вряд ли бы был. И тогда люди решили, пользуясь отлучкой охранников, взять картошку себе на пробу. Этого Болотов и добивался. Крестьяне «раскушали» ее, а позже даже поставили картофель после хлеба на второе место по важности .

Удивительно, но Болотов также придумал делать из картофеля «стружки», сегодня мы знаем их как чипсы. Экспериментировал Андрей Тимофеевич и с сухими супами, которые можно было разводить кипяченой водой.

Так же обстояло дело и с помидорами. Люди боялись их есть, считая ядовитыми, и выращивали скорее как декоративное растение. Болотов своим примером показал, что ни он, ни его семья не отравились, употребляя их. Более того, он начал экспериментировать с консервацией помидоров на зиму.

Болотов-писатель

Гравюра Л. А. Серякова с иллюстрации из книги А. Т. Болотова. Подпись под картиной: «Точное изображение, той комнаты и места, где писана сия книга в 1789 и 1790 году.»

В период с 1776 по 1779 г. Болотов издает сельскохозяйственный еженедельный журнал «Сельской житель. Экономическое в пользу сельских жителей служащее издание».

В 1780 году издатель Николай Новиков предложил Андрею Тимофеевичу в газете «Московские ведомости» публиковаться на специально для него отведенном листе под названием «Экономический магазин». Так, плодотворное сотрудничество с Новиковым продлилось 10 лет. В результате, Болотовым было написано для газеты порядка 4000 статей, или 40 томов энциклопедии, составленной по завершению сотрудничества.

В то же время Болотов пишет и философские произведения: «Детская философия, или нравоучительные разговоры между одной госпожой и ее детьми, сочиненные для споспешествования истинной пользы молодых людей», «Путеводитель к истинному человеческому счастью», «Чувствования христианина при начале и конце каждого дня, относящиеся к самому себе и к Богу».

Другим направлением писательской деятельности Болотова стали мемуары. Его «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков», «Записки Андрея Тимофеевича Болотова» носят, прежде всего, практический характер. Автор предполагал, что автобиография будет полезна потомкам его, т.к. сам искренне сожалел, что ему от предыдущих поколений родственников практически никаких сведений не осталось.

Болотов-ученый

Андрей Тимофеевич Болотов первым в России заложил основу для классификации растений. Работе этой посвящена статья 1771 года «Ботанические примечания о классах трав».

В работе «О разделении полей» (1771) Болотов научно обосновал преимущества севооборота. Призывал он также обращать внимание при возделывании земли на особенности местоположения, на уместность своевременного внесения удобрения.

Болотов — первый в России ученый-помолог. Он описал около 600 сортов яблонь и груш, плюс сам вывел несколько сортов плодовых культур.

Отметился Андрей Тимофеевич и в медицине, написав записи «Краткие и на опытности основанные замечания о електризме и о способности електрических махин к помоганию от разных болезней». Другими словами, Болотов один из первых применил опыт лечения электрофорезом (электростатическую машину он соорудил собственноручно). Кроме того, у нас принято считать, что ведение истории болезни пациента — также разработка Болотова, возникновение которой связано с тем, что Андрей Трофимович сам занимался лечением всех, кто к нему за медицинской помощью обращался. Каждому обратившемуся — отдельная тетрадка.

Личная жизнь, семья

В возрасте 26 лет (1764) Андрей Тимофеевич Болотов женился на дворянке Александре Михайловне Кавериной. В браке родилось девять детей, четверо из которых скончались в детском возрасте.

Последние годы жизни

А. Т. Болотов. Гравюра Л. А. Серякова

Оставив управление императорскими усадьбами, Андрей Тимофеевич поселился в своей родовой усадьбе Дворяниново. Здесь все продумано им было до мелочей для удобства пребывания. Например, хозяин нарочно приказал посадить ягодные кусты рядом со скамейками: и посидеть отдохнуть приятно, и ягодой полакомиться полезно. Имелся на территории усадьбы грот, который ученый оборудовал перископом, дабы можно было любоваться местным парком.

В таком райском месте и прожил Болотов последние годы своей долгой и плодотворной жизни. Он скончался за два дня до своего 95-летия в 1833 году.

Увы, усадьба после смерти хозяина совсем недолго принадлежала роду Болотовых. В начале 20 в. на ее территории был организован Спасо-Казанский женский монастырь, который в 1917 году советская власть упразднила, а главный усадебный дом был сожжен. Восстановлением усадьбы Болотова, чтобы преобразовать ее в музей, занялись в 1988 году по рисункам самого Андрея Тимофеевича Болотова. Да, он ко всему прочему, был еще и художником-любителем. P.S. Здесь можно посмотреть усадьбу Болотова А. Т.

18 октября 1738 года родился ученый-агроном и мемуарист Андрей Болотов.

Личное дело

Андрей Тимофеевич Болотов (1738 – 1833) родился в семье мелкого помещика в селе Дворяниново Алексинского уезда Тульской губернии. Отец служил офицером, поэтому детство Андрея прошло в постоянных разъездах между Дворяниновым и местами, где располагался отцовский полк.

Начальное образование Андрей Болотов получил у различных приглашенных учителей. Весной 1748 года – в возрасте 10 лет – был записан в Архангелогородский пехотный полк, и в марте 1755 года прибыл в полк, стоявший в Лифляндии. Участвовал в Семилетней войне, но постепенно осознал, что «рожден не для войны, а для науки».

В 1758–1761 годах состоял переводчиком при канцелярии генерал-губернатора Пруссии Николая Корфа в Кенигсберге. Воспользовавшись пребыванием в этом городе, посещал лекции в университете, читал много трудов по философии. В 1760 году Болотов получил чин поручика. В январе 1762 был назначен флигель-адъютантом Николая Корфа, ставшего генерал-полицеймейстером Петербурга. 14 июня 1762, воспользовавшись указом о вольности дворянства, Болотов ушел в отставку в чине капитана.

Он вернулся в Дворяниново, где посвятил свое время наукам и сельскому хозяйству. В 1764 году женился на Александре Кавериной. Стал изучать иностранную литературу по агрономии и экономике. Вступил в переписку с Вольным экономическим обществом и в 1766 году был принят в его члены. Опубликовал более тридцати статей в «Трудах Вольного Экономического общества», неоднократно был отмечен его медалями.

В 1778–1779 годах издавал журнал «Сельский житель», а с 1780 по 1789 годы – «Экономический магазин», где помещал статьи по земледелию, лесоводству, садоводству, минералогии, фармацевтике и другим областям практических знаний. Все они были или написаны самим Болотовым, или переведены им с иностранных языков.

В 1774 году Андрей Болотов стал управителеми имений дворцового ведомства в Киясовской волости Московской, а в 1776 – в Богородицкой волости Тульской губернии. Прожил с семьей в Богородицке более двадцати лет. Подготовил план застройки города, по его инициативе был разбит первый в России пейзажный парк (парк имения графов Бобринских, ныне Богородицкий дворцово-парковый ансамбль). При нем в Богородицке были открыты пансион для благородных детей и волостное училище для крестьян.

Болотов часто приезжал в Москву, где познакомился и близко подружился с издателем Николаем Новиковым, который напечатал многие труды Болотова. Переписка между ними поддерживалась до самой смерти Новикова в 1815 году.

В 1787 году Болотов вышел в отставку в чине коллежского асессора и вернулся в Дворяниново. Во время Отечественной войны 1812 года 74-летний Болотов организовал партизанский отряд. Умер Болотов в Дворянинове 16 октября 1833 года.

Чем знаменит

image Андрей Болотов. Русская школа.  XVIII в.

Выдающийся деятель отечественного сельского хозяйства, оставивший множество трудов с практическими рекомендациями по самым разным областям растениеводства, основанных как на зарубежной литературе, так и на многолетних личных опытах. Читатели его статей получали рекомендации по севообороту, подготовке посадочного материала, внесению удобрений, борьбе с сорняками, обрезке, сроках различных полевых работ, выращиванию овощей, льна, пшеницы.

Особенно любил Болотов садоводство и посвятил много времени выращиванию яблонь. Им был подготовлен каталог «Изображения и описания разных пород яблоков и груш, родящихся в Дворенинских, а отчасти и в других садах; рисованы Андреем Болотовым 1797 – 1800», в котором была представлена первая классификация сортов плодовых деревьев.

Благодаря усилиям Болотова в России распространились картофель и томат. Он также давал советы по поводу «рубления, поправления и заведения лесов» и составил «Руководство к познанию лекарственных трав». Книга Болотова «Деревенское зеркало, или Общенародная книга, сочиненная не только, чтобы ее читать, но чтобы по ней и исполнять» стала первым русским пособием по организации труда в сельском хозяйстве.

О чем надо знать

Выдающимся памятником мемуарной литературы стали воспоминания Андрея Болотова, изданные под названием «Жизнь и приключения Андрея Болотова» в 1871 – 1873 годах. Издание составило четыре обширных тома, а повествование в нем охватило период от рождения автора до 1795 года. Позднее были найдены и изданы мемуары до 1805 года. По свидетельству родных, Болотов продолжал свои записки и дальше и дошел в них до 1816 года, но эта часть воспоминаний осталась неизданной. «Жизнь и приключения Андрея Болотова» –  уникальный источник сведений о помещичьем быте XVIII века, жизни при дворе Петра III и Екатерины II. В мемуарах описаны события, очевидцем которых был автор: московский чумной бунт 1771 года, казнь Пугачева. Также в них содержится рассказ о московских знакомых Болотова: Николае Новикове, Михаиле Хераскове, Николае Карамзине и других. К воспоминаниям примыкает труд «Памятник претекших времян, или Краткия исторические записки о бывших происшествиях и носившихся в народе слухах», где Болотов рассказывает о событиях царствования Павла I.

Прямая речь

«И можно ль было мне с нею говорить о чем-нибудь, а особливо по ее молодости. Я и с матерью ее очень мало говорил, а потому и смущает меня теперь наиболее-то, что я не могу ничего еще судить о ее разуме и боюсь пуще всего, что не глупа ли она. Итак, пожалуйста, как можно пораспроведай моя голубка о том, умеет ли она по крайней мере грамоте и читать и писать, и не охотница ли читать книги? Куда бы мне хотелось, чтобы она была к сему сколько-нибудь охотница и мне могла б в том сколько-нибудь сотовариществовать. Также поразведай, сколько тебе будет можно, и о том, к чему она наиболее охотница; также не дурного ли нраву. Дурной нрав ведь и смаленьку уже в человеке приметен, и этого я боюсь всего более. А постарайся также узнать и о склонностях и охотах ее матери, мне и о том нужно бы очень знать».

Из «Жизни и приключений Андрея Болотова», автор дает наставления свахе по поводу своей будущей невесты.

«Было то целое семейство пернатых тварей, разгуливавшее тут по лужку, покрытому молодою травою, тварей, которые толико для нас нужны, которыми одарила нас преимущественно натура и которою мы довольно за то возблагодарить не можем. Было то целое стадо маленьких гусеняточек. Ах! как прекрасны они теперь! сии нежные и слабые твари. Не инако как бархатную одежду они иметь на себе теперь кажутся. Желто-зеленый мягкий и нежный пушок, которым они покрыты, имел столь живой прекрасный колер, что не можно было на него довольно насмотреться. Между ними и старыми гусями не было ни малейшего еще сходства, и если б они нам не таковы были известны, то бы поверить было трудно, чтоб они были дети оных. С каким невинным пиканьем бегали и резвились бедняжки сии тут вокруг своей матери и вокруг маленького корытца, поставленного с водою для оных. С какою нежностью щипали носочками своими молодую травку, и с какою осанкою выступала тут старуха их мать, предводительствующая всеми ими. Казалось, что она гордилась тем, что произвела себе толь прекрасное семейство. С некаким величавым видом переступала она с ноги на ногу, обхаживая вокруг их и оберегая оных от всех зол, могущих случиться с ними. То и дело простирала она взоры свои на все стороны, но то и дело обращала оные и на птенцов своих, толико ей любезных. Товарищ и супруг ее разделял с нею все ее труды и заботы. Он не отходил также ни на пядень от сих маленьких и прекрасных тварей и готов был всякую минуту защитить оных. Несколько времени смотрел я с особливым удовольствием на сие сонмище маленьких и нежных гусеняток и любовался невинными упражнениями их. Мир и совершенное спокойствие господствовало между ими».

А. Т. Болотов «Письма о красотах натуры»

«Мы не можем брать на себя подробной оценки помологического труда А. Т. Болотова; скажем только, что мы находим общую часть, его, то есть, что незабвенный автор называет краткими предварительными замечаниями, чуть ли не дельнее всего, что написано в этом роде по настоящее время учеными иностранными помологами. Не забудем, что Андрей Тимофеевич начал свой труд тогда, когда заграничная литература не представляла почти ничего письменного по этой части, ибо общепринятая система известного помолога Диля появилась в Германии только в 1799 г. Итак, в глухом уголке России, в деревне одного из малоизвестных уездов Тульской губернии, жил в конце прошедшего [XVIII] столетия человек, который мог бы назваться отцом научной помологии, и начертал свою собственную систему сортов яблок и груш в то время, когда систем еще не существовало в остальной Европе».

Из предисловия А. К. Грелля к изданию болотовского каталога сортов яблонь и груш (1861)

12 фактов об Андрее Болотове

  • Первый литературный опыт Болотова был издан в 1761 году. «Памятная книжка, или Собрание разных нравоучительных правил, собственно себе для разных случаев написанных» содержала 365 моральных правил по числу дней года.
  • В 1762 году Григорий Орлов попытался привлечь Болотова к готовящемуся заговору в пользу Екатерины II, но Болотов предпочел уклониться.
  • Болотов написал первую в России научно-популярную книгу для детей «Детская философия» и детскую энциклопедию «Кунсткамера душевная».
  • В начале 1790-х Болотов выпускал для узкого круга лиц рукописную газету «Богородицкий вестник» с сообщениями о событиях в революционной Франции, сведения о которых черпал из французских и немецких газет.
  • Болотов вывел три сорта яблони: Болотовка, или Дворяниновка, Андреевка и Ромодановка.
  • Болотов сочинил несколько загадок для детей. Вот одна из них: «В лесу живучи, на зверя похож, лазить умею, а бегать не скор; живыми питаюсь, а живу не на земле; люди не любят, да я их люблю» (ответ – вошь).
  • Болотову также принадлежит ряд религиозно-нравственных сочинений («Путеводитель к истинному человеческому счастью», «Чувствования христианина при начале и конце каждого дня, относящиеся к самому себе и к Богу»), драмы («Честохвал», «Несчастные сироты», «Награжденная добродетель»), религиозные и натурфилософские стихотворения. Пьеса «Несчастные сироты» интересна многочисленными совпадениями с «Недорослем» Дениса Фонвизина, ко времени ее написания еще не оконченным. Все пьесы ставились в домашнем театре Болотова в Богородицке.
  • Помимо занятий сельским хозяйством и литературных опытов Болотов писал картины маслом и акварелью и сочинял духовную музыку.
  • Выступив в качестве литературного критика, Андрей Болотов написал «Мысли и беспристрастные суждения о романах как оригинальных российских, так и переведенных с иностранных языков» (1791), где выразил свое мнение о 50 романах.
  • Андрей Болотов впервые в России применил физиотерапию электричеством для лечения больных, описав свои опыты в труде «Краткие и на опытности основанные замечания о електризме и о способности електрических махин к помоганию от разных болезней».
  • Болотов похоронен на кладбище села Русятина (ныне Заокского района Тульской области)
  • Жена Андрея Болотова пережила мужа на один год и скончалась в возрасте 85 лет, проведя в замужестве 70 лет.

Материалы об Андрее Болотове

Статья об Андрее Болотове в русской Википедии

Статья об Андрее Болотове в энциклопедии «Кругосвет»

Произведения в Библиотеке Максима Мошкова

Андрей Болотов в Большой биографической энциклопедии

Андрей Болотов в проекте «Хронос»

Музей-усадьба Андрея Болотова

Богородицкий дворец-музей и парк

Бердышев А.П. Андрей Тимофеевич Болотов – Москва: Агропромиздат, 1988

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий