Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group
люди / т / Tetsuji Takechi

Тэцудзи Такэти (Tetsuji Takechi)

16 мая 2007г., Феликс Зилич
актер
режиссер
1912-12-10 1988-07-26

фильмы

Японская ночь: женщины, женщины, женщины / Nihon No Yoru: Onna Onna Onna Monogatari / A Night In Japan: Woman, Woman, Woman Story (1963)
Kokeimu (1963)
Сон в красном тереме / Koromu / The Dream of the Red Chamber (1964)
Грезы наяву / Hakujitsumu / Day Dream (1964)
Черный снег / Kuroi Yuki / Black Snow (1965)
Sengo zankoku monogatari (1968)
Ukiyoe zangoku monogatari (1968)
Грезы наяву / Hakujisumu / Day Dream / (1981)
Куртизанка / Oiran (1983)
Грезы наяву 2 / Hakujisumu zoku / Captured For Sex (1987)

биография

Тэцудзи Такэти родился в 1912 году в семье богатого кансайского промышленника. Надеясь, что сын станет достойным продолжателем его дела, Такэти-старший заставил его закончить экономический факультет в Национальном Университете Киото, но страсть молодого Тэцудзи оказалась сильнее. Тэцудзи любил театр и уже через несколько лет после окончания вуза стал авторитетным специалистом в традиционных формах театрального искусства. Полностью отдаться своему увлечению ему удалось только после войны, когда отец скончался и 33-летний Тэцудзи оказался единственным наследником его состояния.

Уже спустя несколько месяцев после этого печального события Тэцудзи Такэти создает собственную театральную труппу, которая приступает к постановке всех классических пьес из репертуара кабуки. Надо сказать, что в послевоенные годы оккупационные власти накладывали сильные ограничения на репертуар японских театров, но это не помешало новоявленному режиссеру реализовать все свои проекты и в скором времени стать большой звездой на театральных подмостках Киото.

Удивляться здесь нечему, так как за долгие годы изучения традиций театра кабуки у Такэти родилось много оригинальных идей. Он безо всякого стеснения экспериментирует, мешая направления и стили, придавая застывшему в своих традициях театру кабуки совершенно новое звучание. От своих актеров Такэти требует едва ли не техники Станиславского, что еще более контрастирует с заведенным порядком. Всего лишь через пару лет многие из этих актеров уйдут в кинематограф и станут звездами. Достаточно вспомнить хотя бы Райдзо Итикаву.

Одним из постоянных соавторов Такэти становится писатель Юкио Мисима, который создает специально для его труппы несколько десятков пьес. После смерти писателя Такэти сам напишет о нем книгу, которую назовет «Голова Мисимы». Книга будет рассказывать о последних часах жизни писателя.

Но это будет только спустя семь лет, а пока на дворе стоит 1963 год, и Такэти решает сменить свое хобби. Он уверен в том, что уже сделал для театра слишком много, и это дает ему полное право переключиться на какое-нибудь новое креативное занятие. В результате, в возрасте 50 лет Тэцудзи Такэти становится кинорежиссером.

Жанр он выбирает весьма неожиданный — малобюджетную эротику, которую независимые студии в эти годы только начинают снимать. После самого первого фильма начинающего режиссера японской цензуре становится понятно, что перед ними новая проблема, которая возникла всерьез и надолго. Уже из второй картины Такэти «Сон в красном тереме» цензорами было вырезано около 20 минут экранного времени.

Между тем серьезный скандал еще ждет их впереди. В мае 1964 года на экранах Токио появляется четвертый фильм режиссера, «Грезы наяву», где он оттягивается уже по полной программе. Бывший король подмостков театра кабуки не признает монтаж и крупные планы. В его картинах мало склеек и рапидов, но зато много неспешных изображений в полный рост. Если учесть, что актеры Такэти одеты бывают довольно редко, то это начинает представлять для цензоров очень серьезную проблему. После долгих и мучительных переговоров цензоры соглашаются не резать картину по-живому, но однако же закрывают в фильме при помощи черных квадратов все имеющиеся в наличии гениталии. В результате, цензоры довольны, Такэти торжествует, а его прокатчики из Shochiku празднуют победу.

Цензорам не удается скрыть самое главное. В 1964 году в Токио проходит Олимпиада, и картина Такэти не остается незамеченной, невольно став одним из символов страны, принимающей гостей. Американский продюсер Джозеф Грин, известный своим культовым отстоем «Мозг, который никогда не умрет», сразу же купил фильм Такэти для американского проката, дополнив его собственноручно снятыми сценами. В принципе, нормальная практика для прокатываемых в то время на Западе японских картин. Хотя, если подумать, что в ней нормального?

Такэти на достигнутом не успокоился и пошел дальше. В 1965 году он выпускает фильм «Черный снег», который становится первым послевоенным фильмом, за создание которого режиссера привлекли к уголовной ответственности. Слушания по этому делу длятся два года и завершаются полной победой Такэти, за которого за это время успела вступиться вся японская интеллигенция.

В чем источник скандала? В первую очередь, в тематике картины. В фильме «Черный снег» рассказывается история молодого японского парня, который узнает о связи своей матери с чернокожим американским солдатом и лишается из-за этого своей мужской силы. Сила возвращается к нему только тогда, когда он берет в руки пистолет, но это уже чревато смертью и для его матери и для ее любовника-негра.

Несмотря на принадлежность к совершенно несерьезному жанру эротического кино, «Черный снег» приобретает большой общественный резонанс и оставляет заметный след в истории японского кино. Во-первых, этот фильм иллюстрирует утверждение о том, что простое эксплуатационное кино может быть чертовски серьезным. Нагиса Осима впоследствии рассказывал, что именно благодаря первым картинам Такэти он впервые оценил всю силу целлулоида и решил вернуться в кинематограф. Во-вторых, опыт «Черного снега» продемонстрировал выпустившей фильм студии Nikkatsu, что с отечественной цензурой можно смело бороться. И они будут бороться — раз за разом — находясь на волне популярности своих пинку-эйга.

А что же Такэти? С ним все нормально. Выиграв судебный процесс, он приступил к съемкам целого ряда новых картин. Костюмных картин, среди которых оказалась даже софткорная версия «Повести о Гэндзи».

Самая заметная его работа конца 60-х — фильм «Суровая история в стиле укиёэ», где Такэти аллегорически показал историю собственных злоключений. Дело в том, что новая картина режиссера рассказывала о средневековом живописце, который рисовал голую натуру и из-за этого регулярно ссорился с властями. Несмотря на наличие откровенных сцен, цензоры не рискнули вырезать из фильма ни кадра.

После «Укиёэ» Такэти надолго уходит из кино и возвращается в театр. Следующие десять лет он ставит новые пьесы кабуки и снимается на ТВ, где у него есть теперь собственная программа — «Час с Тэцудзи Такэти». Нетрудно догадаться, что эта программа снова посвящена вопросам секса.

В 1981 году 68-летний Такэти решает вернуться в кино, чтобы еще раз шокировать общественность. Дабы не изобретать велосипед, Такэти выбирает для своего камбэка необычный, но при этом очень простой способ. Он ставит римейк «Грез наяву» и снова попадает в историю японского кино. На этот раз как автор первого «порнофильма, выпущенного в широкий японский прокат».

После этого Тэцудзи Такэти выпускает еще пару картин, в том числе неудачный сиквел к «Грезам», но уже больше не достигает подобного успеха. Юмор не отказывает ему до последнего. Когда цензоры попытались закрасить в фильме «Куртизанка» все изображения пениса разноцветными пятнами, Такэти не стал спорить, а сразу же стал рекламировать собственное детище как «первый фильм с разноцветным пенисом в истории японского кино». К 76 годам Такэти давно привык во всем быть первым.

В 1988 году, через несколько месяцев после выпуска третьих «Грез», Тэцудзи Такэти скоропостижно умирает в возрасте 76 лет. Его роль в истории японского кино до сих пор остается темой для серьезных и продолжительных дебатов. Многие считают его театральным гением, другие — удачливым дилетантом. Но все сходятся в одном: Тэцудзи Такэти сделал для японского кино пугающе много. В первую очередь, не в количественном, а в качественном отношении. Он показал современникам, что главное качество режиссера — это уверенность в собственной правоте. Все остальное — лишь конъюнктура текущего момента.

список