Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / з / Змеи и серьги

Змеи и серьги

14 мая 2009г., Феликс Зилич
Snakes And Earrings / Hebi ni piasu
Юкио Нинагава / Yukio Ninagawa , 2008
Произодство: Япония

В ролях: Юрико Ёситака / Yuriko Yoshitaka, Кэнго Кора / Kengo Kora, Арата / Arata

— Раздвоенный язык… знаешь?
— Это который надвое разделяется?
— Ну да… как у змеи или ящерки. Только иногда… типа… такие языки не только у змей и ящерок бывают.
Он демонстративно вынул изо рта сигарету и высунул язык. Язык, разрезанный надвое, точь-в-точь по-змеиному. Я обалдело уставилась -аон вздернул левый кончик, зацепил им сигарету и с кайфом засадил ее прямо в центр языка, как в латинское «V».
— Ух ты-ы
Так и состоялась моя первая встреча с раздвоенными языками.

Цитировать повесть Хитоми Канэхара можно до бесконечности. Пару лет назад повесть издали на русском, и теперь она стоит на полке у каждого молодого японофила. Книгу выпустили в популярной «оранжевой серии» тиражом в 3 000 экземпляров, для русского читателя сенсацией она не стала, но таргет-аудитория ее заметила, благополучно проглотила и через пару дней забыла. «Тема азиатского экстрима абсолютно не раскрыта; Мария Денежкина, только по-японски», — откомментировал свое впечатление один мой знакомый.

Но в Японии судьба этой книги сложилась совсем иначе. Тираж — более 1 000 000 экземпляров. Потом приз Субару от издательства Сюэйся за лучший литературный дебют года. После этого главная национальная награда по литературе — приз Акугатавы. Председатель жюри Рю Мураками долго выбирал победителя из двух кандидатов, но потом решился и отдал грамоту 20-летней Хитоми Канэхаре.

Рецепт успеха молодой литераторшы был очень прост.
Девичьи слезы, подростковый нигилизм, нехорошая компания, псевдо-исповедь.

18-летняя Луи знакомится в ночном клубе с молодым панком по имени Ама. В необычайном восторге от его экзотического пирсинга, Луи решает попробовать телесную модификацию на себе. Пару дней спустя Ама знакомит девушку с опытным татуировщиком по имени Сиба-сан, готовым воплотить в реальность все ее мечты. Проходит совсем немного времени, и Луи запутывается в странном любовном треугольнике, из которого выйти можно лишь ногами вперед.

Или, быть может, Луи это только кажется. В ее скучной и бессмысленной жизни нет работы, семьи, любимого человека и планов на будущее. Только алкоголь, серьга в языке, чокнутые мужчины и татуировка с безглазым кирином на спине.

Всего два шага до паранойи и белой горячки.

Режиссер поколения Синъи Цукамото и Такахисы Дзэдзэ мог снять на этом материале брутальный гиньоль на тему насилия, секса и дисморфомании. Но продюсеры из GAGA Communications сделали все возможное, чтобы на пушечный выстрел не подпускать подобных пациентов. Экранизация бестселлера с тиражом в девять цифр — это слишком ответственная работа, поэтому ее поручили человеку надежному и без фокусов. 72-летнему театральному классику Юкио Нинагаве.

За три года до этого Нинагава дебютировал в кино драмой «Голубой свет», вполне классической историей о школьниках и их проблемах. Заставить Нинагаву снимать после этого фильм про иксеров-маргиналов значит стопроцентно потерять в оригинальной истории (в принципе, не такой уж и оригинальной) последние крупицы ее современности. Именно это и произошло, хотя вины режиссера тут почти нет. Продюсеры и сценарист-дорамщик сгладили в картине все острые углы, стерли сомнения и неясности, спрятали под ковер неприятное и унизительное самокопание главной героини. Даже на роли случайных яко-гопников они пригласили двух сугойных идолов Огури с Фудзивару. После этого можно только развести руками и сказать что-нибудь типа «ничего страшного, могло быть и хуже».

список