Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / т / Точка замерзания

Точка замерзания

2 февраля 2010г., Феликс Зилич
Freezing Point / Hyoten
Сацуо Ямамото / Satsuo Yamamoto , 1966
Произодство: Япония

В ролях: Аяка Вакао / Ayako Wakao, Эйдзи Фунакоси / Eiji Funakoshi, Митиё Оокоцу / Michiyo Ookotsu, Кэй Ямамото / Kei Yamamoto, Микио Нарита / Mikio Narita , Масахико Цугава / Masahiko Tsugawa, Мицуко Мори / Mitsuko Mori

1946 год. Преуспевающий хирург из Саппоро Кэйдзи Цудзигути подозревает жену Нацуэ в неверности. Однажды днем, вернувшись из клиники раньше обычного, Кэйдзи замечает на столе две пустые чашки, в пепельнице — недокуренную сигарету, а в глазах супруги — волнение и легкий испуг.
— Кто-то заходил в гости?
— Твой ассистент Мураи.
— И где он?
— Я сказала, что ты вернешься только вечером. Он не стал тебя ждать.
— А где наша дочь?
— …Только что была здесь.

3-летнюю Рурико нашли в лесу мертвой час спустя. Ее убил съехавший с катушек безработный — задушил и бросил у речки. Сумасшедшего посадили, но отец девочки не ощутил торжества справедливости. Он был убежден, что основная вина лежит на жене. Предательница была с другим мужчиной, когда их ребенка убивали, и должна ответить за измену.

Месть хирурга отвратительна. Цудзигути убеждает супругу удочерить чужого ребенка, скрыв от нее, что их новое чадо — дочь сумасшедшего убийцы Рурико. Кэйдзи планирует выждать несколько лет, пока Нацуэ проникнется к девочке искренней любовью, чтобы потом вывалить на супругу всю правду.

Семь лет спустя Нацуэ случайно находит записки мужа и узнает из них историю его мести. Женщина потрясена подобной низостью, но решает сохранить свое открытие в тайне. «Я буду делать вид, что ничего не знаю. Пусть тайна продолжает съедать его изнутри».

Малютка Ёко растет красивой и жизнерадостной девочкой. Она не подозревает, что родители ненавидят ее и друг друга; мама и папа в совершенстве научились изображать идеальную пару. Еще малютка Ёко не догадывается, что ее старший брат Тору, родной сын Кэйдзо и Нацуэ, без памяти в нее влюблен, но тоже соблюдает маскарад. У каждого в семье Цудзигути — своя страшная тайна, но за семейным столом царят мир и покой. Из года в год.

Первая половина картины — пронзительная иезуитская драма, вторая ее часть — неряшливый клубок сантиментов и компромиссов. Главный коммунист японского кино Сацуо Ямамото видит это, но успешно наступает на горло собственной песне, понимая, что фильм принадлежит ему меньше, чем на треть. «Точка замерзания» — экранизация бестселлера Аяко Миуры, написанная одной из лучших сценаристок своего времени Ёко Мидзуно («Младший брат», «Кайдан», «Стон горы», «Плывущие облака»).

В 1964 году газета «Асахи Симбун» проводила литературный конкурс «10 миллионов йен за лучшее произведение в крупном формате», и победительницей оказалась никому не известная домохозяйка Аяко Миура. Популярность ее дебютного романа беспрецедентна. Помимо фильма Сацуо Ямамото он восемь (!) раз экранизировался на японском ТВ (последний раз в 2006 году), три раза — в Корее и один раз на Тайване. То есть можно смело говорить, что на истории семейства Цудзигути выросло почти десять поколений японцев. И не только японцев. О боже!

К разговору о Боге. В истории «Точки замерзания» много христианских мотивов типа идеи «первородного греха», и очень часто эти мотивы служат ключом к пониманию не только книги, но и судьбы и мотивации ее создательницы. В годы войны молодая Аяко Миура работала учительницей в школе и была преданным сторонником военного режима. В 1945 году, когда ей было уже 23 года (шесть-семь лет профессиональной карьеры за плечами), девушка осознала, что все это время жестоко ошибалась, она учила детей не тем вещам, она — плохая учительница. Словно в подтверждение тяжелых раздумий Аяко заболела сначала туберкулезом, потом полиомиелитом. Врачи поставили на ее жизни крест, в голодной послевоенной Японии люди умирали и от более безобидных недугов. Тринадцать лет борьбы с болезнями, тринадцать лет жизни в инвалидной коляске и жестком корсете, тринадцать лет самобичевания и мыслей об искуплении. Но после этого — победа над болезнью, свадьба, замужество, успех, литературная карьера длиной в четыре десятилетия. Поневоле заподозришь, что книги Миуры должны стоять на полке где-то между Кьеркегором и Львом Шестовым.

Как уже было сказано, Сацуо Ямамото здесь немного лишний, все его функции — это обязанности профессионала и ремесленника. Ржание его любимого конька слышно за сценой с первых кадров, но появляется он всего на две минуты ближе к финалу, когда доктор Цудзигути встречает сестру Тацуко и разговаривает с ней о жизни. «А как же ваш муж?» — «Муж-марксист был арестован и сидит в тюрьме. Я одна воспитываю детей».

Говорят, на Хоккайдо холодно. Средняя температура в январе от -4 до -12. Вода замерзает.

Судя по истории семейства Цудзигути, не только вода.

список