Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group
фильмы / ш / Шангрила

Шангрила

15 ноября 2005г., Владимир Захаров
Shangri-la / Kin'yû hametsu Nippon: Tôgenkyô no hito-bito
Такаси Миикэ / Takashi Miike , 2002
Произодство: Япония

В ролях: Сё Аикава/ Sho Aikawa, Сиро Сано/ Shirô Sano, Ю Токуи/ Yu Tokui, Сигэру Мураи/ Shigeru Muroi, Мидорико Кимура/ Midoriko Kimura

Если вдруг среди завалов кинолент, которые порождает Такаси Миикэ каждый год, удастся разглядеть интересный и совсем не нудный фильм, то рассказ о нем приходится начинать с довольно глупого, повторяющегося вступления. Да, в этом фильме Такаси Миикэ снова не прибегает к насилию и не размазывает чьей-то мертвой головой, как шваброй, по экрану кровавые пятна.

Шангрила — это поселение разномастных бомжей на пустыре у реки. В начале фильма, впрочем, деревня из нескольких палаток никак не называется. Тут просто живут люди откуда-то сбежавшие, оказавшиеся на задворках из-за экономических кризисов и просто ищущие себя. Их, кажется, ничего не объединяет кроме совместного поедания супа с креветками и уважения к лидеру общины, бывшему якудза в смешном парике, которого все называют Мэр. Идентификация поселенцев как организованного гражданского общества и обретение названия случается, когда на сопредельной с пустырем дороге пытается покончить с жизнью нервный обанкротившийся полиграфист. Жители Шангрила этого хозяина малого бизнеса приютили и обогрели, а также придумали план, как наказать коварного воротилу, ставшего причиной его страданий. Шантаж со стороны капиталиста побуждает бомжей к буддистскому самопостижению, они последовательно просветляются и отказываются от денег. К финалу Шангрила вполне соответствует своему названию. Даже неудачливого самоубийцу — практического, материального человека — из этого рая изгоняют в новую жизнь, снабдив его кучей презренных дензнаков.

«Шангрила» даже в рамках современного японского кинематографа не является новым высказыванием. В 96-м году вышла «Бабочка с раздвоенным хвостом» Сюндзи Иваи, где, помимо прочего, колония из нескольких бездомных китайцев, населяющих пустырь, отказывалась от денег. Удивительно же в этом фильме то, что Миике его сделал где-то между последней серией «Живым или мертвым» и римейком «Кладбища чести». Теми же самыми окровавленными руками он снял антикапиталистический фарс, напоминающий творчество Эмира Кустурицы, не оставив на нем никаких грязных отпечатков — эпизодов характерного насилия. Пока механизм чудесного превращения Такаси Миикэ из режиссера «Кинопробы» и «Убийцы Ичи» в обычного кинорежиссера не будет полностью изучен, любой, даже самый простой его фильм без всепоглощающей красноты будет казаться хорошим и интересным. Потому что вот эта вот всплывающая иногда в Миикэ нормальность — настоящее волшебство.

список