Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / п / Пламя

Пламя

30 октября 2009г., Феликс Зилич
Flame of Torment / Enjo
Кон Итикава / Kon Ichikawa , 1958
Произодство: Япония

В ролях: Райдзо Итикава / Raizô Ichikawa , Тацуя Накадаи / Tatsuya Nakadai , Гандзиро Накамуро / Ganjiro Nakamura, Ёити Фунаки / Yoichi Funaki, Тамао Накамура / Tamao Nakamura, Дзюн Намамура / Jun Hamamura, Таниэ Китабаяси / Tanie Kitabayashi, Митиё Аратама / Michiyo Aratama

Золотой Храм Кинкакудзи — один из главных символов нерушимости Японской империи. Храм был построен еще в конце XIV века и с тех пор его не разрушали и не реставрировали всерьез. Из поколения в поколение Кинкакудзи знали далеко за пределами старого Киото — знали, ценили и восхищались, называя его позолоченную башню подлинной вершиной дзэнского искусства.

2 июля 1950 года Золотой Храм Кинкакудзи был сожжен молодым буддистским монахом. Поджигатель был схвачен уже через несколько часов после трагедии, полицейские обнаружили при нем веревку и бутылочку с мышьяком — свидетельства неудачной попытки суицида. На допросе у следователя новый Герострат поведал о причинах своего поступка, и его доводы сразу убедили служителей закона в полной и решительной невменяемости поджигателя. Не собираясь делать из преступника медийного персонажа, власти скрыли от прессы его имя и происхождение. Пять лет спустя он вышел на свободу и вскоре покончил с собой — на этот раз удачно. Еще через несколько месяцев заново отстроенный храм Кинкакудзи вновь появился на туристических картах Киото.

Прекрасное в очередной раз выиграло со счетом «2:1».

Роман Юкио Мисимы «Золотой Храм» печатался в журнале «Синтё» с января по октябрь 1956 года. Писатель неоднократно встречался со своим героем еще во время пребывания того за решеткой, поэтому почти все детали его безумия не придуманы, а взяты из жизни. Роман стал сенсацией и мгновенно заработал культовый статус. Причина подобного успеха заключалась не только в актуальности материала, но и в манере его подачи.

1956-й — год социального перелома в японском обществе. Поколение «солнечного племени» наконец заговорило в полный голос и впервые представило на суд предков своих новых кумиров. И пусть заика Мидзогути не походил на героев Юдзиро Исихары, что-то их все равно неуловимо роднило. В первую очередь, неприкрытое равнодушие к ценностям своих родителей. И еще готовность разрушить не только мир насилия, но и все прекрасное, что в нем еще можно было найти.

Режиссер Кон Итикава в 1956 году снял самый скандальный и шокирующий фильм «солнечной» волны. Герой «Комнаты для наказаний» Кацуми Симада насиловал одноклассницу, но зритель все равно ему симпатизировал. Несмотря на глубокое потрясение, люди из зала сочувствовали преступнику и даже пытались его жалеть, видя ту бездну отчуждения и непонимания, в которую была погружена его скучная жалкая жизнь.

После выхода «Комнаты» продюсеры увидели в Итикаве идеального постановщика для адаптации «Золотого Храма». Впрочем, режиссер это предложение встретил без энтузиазма, долго сопротивлялся, спорил, но потом все же махнул рукой и согласился, выдвинув лишь одно постановочное условие: никаких попыток объять необъятное не будет, я просто расскажу историю, использовав только те психологические мотивы из книги, которые сочту необходимыми.

Сказано — сделано. Через несколько месяцев оживленной работы основной костяк произведения оставлен почти без изменений, а начало и конец, наоборот, искажены до неузнаваемости. Следуя истории реального поджигателя, Итикава начинает свой фильм с флэшфорварда, сцены допроса Гоити Мидзогути в полицейском участке. Сцены, из которой мы неожиданно узнаем о наличии у героя… расщепления личности.

Расщепления личности? Какого еще расщепления личности? В романе нет никакого расщепления, да и в фильме к этой теме больше не возвращаются. Быть может, нам намекают на хромого Касивагу? Или на что-то другое, не менее серьезное и важное? Или это банальная ошибка переводчиков?

У меня нет ответа на этот вопрос, но он и не требуется. Киноманское правило номер восемь очень лаконично: если после фильма в голове остаются вопросительные знаки, это скорее хорошо, чем плохо. Чем чаще мы вспоминаем о фильме, тем дольше его жизнь. Вдобавок, чем чаще мы вспоминаем о фильме, тем активнее работают наши нейроны, а это даже полезно для здоровья.

«Пламя» — переломный фильм в карьере Итикавы. После его выхода на экраны студия Daiei стала воспринимать режиссера как идеального постановщика уже для всех сложных экранизаций. А для человека, ориентированного на легкие жанры, такое бремя стало фатальным.

список