Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / п / Первые годы покорения Севера

Первые годы покорения Севера

23 апреля 2009г., Феликс Зилич
Year Zero In North / Kita no zeronen
Исао Юкисада / Isao Yukisada , 2005
Произодство: Япония

В ролях: Саюри Ёсинага / Sayuri Yoshinaga, Кэн Ватанабэ / Ken Watanabe, Эцуси Тоёкава / Etsushi Toyokawa, Тосиро Янагиба / Toshirô Yanagiba, Юрико Исида / Yuriko Ishida, Тэруюки Кагава / Teruyuki Kagawa, Сатоми Исихара / Satomi Ishihara

История колонизации острова Хоккайдо — одна из самых печальных и драматичных страниц в истории современной Японии.

1871 год. Опасаясь усиления русской экспансии на Дальнем Востоке, правительство Мэйдзи принимает решение о принудительном заселении северных регионов архипелага. И вот тысячи крестьян и самураев из опальных кланов вынуждены сняться с насиженных мест и отправиться на поиски нового счастья. Среди этих переселенцев — 546 вассалов клана Инада с острова Авадзи, о которых и рассказывает экранный эпос Исао Юкисады.

Несколько лет назад правитель клана Инада выступил в гражданской войне на стороне павшего сёгуната, поэтому новые власти отправили его в ссылку. В ожидании своего предводителя вассалы построили городок и возвели усадьбу, но через год с ужасом обнаружили, что клана больше нет, его ликвидировали. Отказавшись приносить присягу новым хозяевам, колонисты потеряли привилегии служилого сословия, отныне они — простые поселенцы.

Главные герои картины — самурай Хидэаки Комацубара и его жена Сино. Лишившись своего статуса, суровый Комацубара теряет и прежнее достоинство, он уходит из поселка и бросает семью. Жена и дочь уверены, что Хидэаки погиб или казнен как один из мятежников, но правда оказывается еще горше. Комацубара отказался от судьбы изгоя и ронина, он нашел себе новую женщину и стал работать на новое правительство. Пройдут годы, и беглец вернется на Хоккайдо — в европейском костюме и с ружейным взводом. Вернется экспроприатором, посланным отнять у бывших товарищей их последние крохи: правительство готовится к новой войне, правительству необходимы лошади и провиант.

Собственные «Сибириада» и «Унесенные ветром» есть у каждого народа, и японцы не исключение. Трехчасовой эпик Исао Юкисады можно попрекать унылостью, затянутостью, одномерностью характеров, но все эти претензии разбиваются об один простой аргумент. Подобные картины всегда создаются для внутреннего рынка, и бессмысленно плевать в их сторону со своей колокольни. Просто нужно знать, что у «Первых лет покорения Севера» — 13 номинаций на призы японской киноакадемии.

А в нашей с вами реальности есть только Харуки Мураками и те три страницы из «Охоты на овец», где он лаконично повествует о покорении Хоккайдо. Всего три страницы, но зато на них помещаются все три юкисадовских часа с точностью до последней детали:

Жалкая полоска земли тянулась по дну ущелья, река проточила гору насквозь и образовала эту расщелину. Иначе говоря, то была дыра в прямом смысле слова. Вся поверхность заросла бамбуком, а почву до самой скальной породы пронизали корнями исполинские сосны. Волки, лоси, медведи, мыши, птицы и прочая живность от мала до велика так и сновали вокруг, норовя поживиться кто мясом, кто рыбой, кто скудной в этих краях зеленой листвой. Воздух просто гудел от мошек и комаров.
— И вы правда хотите здесь жить? — спросил пораженный юноша-айн.
— А то как же! — отвечали крестьяне.

Но даже несмотря на его опыт и героические старания, жизнь поселенцев состояла из нескончаемых мук и лишений. Хотя еще в августе каждая семья построила себе по отдельной хижине, лачуги эти были собраны на скорую руку из бревен разной величины — и никак не спасали от ветра со снегом во время метели. Проснуться утром и обнаружить у подушки сугроб глубиною в локоть было самым обычным делом… Когда кончились все запасы еды, люди начали ловить рыбу в реке подо льдом, выискивать почерневшие стручки папоротника под снегом, выкапывать съедобные коренья из промерзшей земли. И хотя зима приключилась в тот год особенно лютая, никто их них не умер. Не было также ни ссор, ни слез. Бедность была единственной силой, которая помогала им выжить. Наконец, наступила весна. Родилось два ребенка, и число поселенцев увеличилось до двадцати одного человека. За два часа до родов матери работали в поле, затем рожали, и уже на следующее утро снова работали в поле… Саранча пришла из за гор. Сначала из за хребта показалась огромная черная туча. Потом тяжело и страшно загудела земля. Что происходит, чего ожидать — не понимал никто. Никто, кроме юноши айна. Собрав всех мужчин, он приказал им разложить по полю костры. Все, что только могло гореть, — всю домашнюю утварь, а следом и бревна самих хижин — вынесли в поле, облили последними запасами нефти и сожгли подчистую. Женщинам велели взять в руки кастрюли и что есть силы бить в них колотушками. Люди сделали все, что могли. Но все было бесполезно. Мириады прожорливых тварей тучей опустились на поле, порезвились там вдоволь — и от урожая не осталось ни травинки, ни листика.

Когда саранча сгинула, юноша айн лег в поле на землю лицом и заплакал. Из крестьян не плакал никто. Крестьяне собрали с поля дохлую саранчу, сожгли ее и, как только вся нечисть сгорела, принялись распахивать землю заново. Они прожили еще одну зиму, кормясь рыбой из реки и кореньями из под снега.

В качестве юноши-айна по имени Асирика в фильме выступает Эцуси Тоёкава. Волки, медведи, адская саранча и снег по колено заставляют героя со временем забыть о позиции стороннего наблюдателя и стать единственным защитником осиротевших поселенцев. Можно догадаться, что конфликт Асирики и Комацубары станет финальным аккордом в истории крестьянского бунта.

«Свой среди чужих, чужой среди своих». Как в лучшие времена.

список