Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / ч / Черная ящерица

Черная ящерица

9 июня 2010г., Феликс Зилич
Black Lizard / Kurotokage
Умэцугу Иноуэ / Umetsugu Inoue , 1962
Произодство: Япония

В ролях: Матико Кё / Machiko Kyô, Минору Оки / Minoru Oki, Дзюнко Кано / Junko Kano, Хироси Кавагути / Hiroshi Kawaguchi, Масао Мисима / Masao Mishima, Сатико Мэгуро / Sachiko Meguro

Частный сыщик Когоро Акэти — самый известный детектив в истории японской литературы. Созданный Эдогавой Рампо на самом закате эпохи Тайсё, он уже более восьмидесяти лет путешествует из книги в книгу, из фильма в фильм, из комикса в комикс.

Некоторым заклятым врагам Акэти удалось разделить с сыщиком его славу — Злодей С Двадцатью Лицами, Человек-Паук (Кумо-отоко) и Черная Ящерица. Эти жуткие имена знает теперь каждый, кто хоть немного увлечен японским масскультом. Не последнюю роль в этом сыграл писатель Юкио Мисима. Будучи очарован романом о «Черной Ящерице» (год первого издания — 1934), писатель искусно адаптировал книгу для театральных подмостков.

После шумного успеха его постановки в декабре 1961 года студия Daiei без раздумий приобрела права на экранизацию. Понимая, что работа будет не типичной для их репертуара, продюсеры пригласили постановщиком режиссера «со стороны». Выбор продюсеров пал на Умэцугу Иноуэ, чей опыт в работе над мюзиклами и сценическими феериями не вызывал сомнений.

Тут надо сразу заметить, что у меня очень специфическое отношение к Иноуэ. С одной стороны, я мэтра очень уважаю и люблю, с другой — не ожидаю от его картин ничего новаторского и оригинального. Умэцугу Иноуэ — король формата «советский голубой огонек». В этом жанре ему нет равных, но за его пределами Иноуэ, как правило, сер, тих и неприметен.

Начало его «Черной Ящерицы» и в самом деле не предвещает беды. Узнаваемые без труда «огоньковские» мизансцены, медленная и неторопливая камера, ненавязчивый саундтрек, бурчащие в диафрагму герои, ночной клуб как основное место развития сюжета.

Примерно на десятой минуте становится очевидно, что режиссер что-то задумал, и в кадре происходят непонятные метаморфозы. Я обычно стараюсь не считать монтажные склейки и не рубить кадр по диагоналям, это опасное сектантство, но здесь диагонали прямо бросаются в глаза. Во время первого разговора с Санаэ Матико Кё неожиданно начинает манерно ломать запястья, повторяя движения традиционных танцев. Раз-два-три, раз-два-три. Сначала думаешь, что это экспромт актрисы, ее обычный пластический фрикаж, но проходит еще пара секунд — и Санаэ начинает неосознанно повторять движения своей собеседницы. Еще через пару секунд действие переносится в мужскую комнату, и зритель с ужасом понимает, что Акэти и Ивасэ-старший держат в руках зажигалки и повторяют те же самые ломаные движения запястьем. Кукловод полностью контролирует их пластику.

Подобных решений в фильме много, поэтому один вопрос продолжает мучить меня до сих пор: кто автор этих фишек — Рампо, Мисима, Иноуэ или кто? Если исходить из того, что экранизация 1968 года снята в соответствии с замыслами Мисимы, а похожих приемов на экране мы не замечали, то автором автоматически оказывается Иноуэ, во что тоже поверить трудно. Почерк нашего концертмейстера, никто и не спорит, ощущается в «Черной Ящерице» в каждой сцене, но почти всегда в разрушительном для общей концепции ключе. Особенно это заметно во второй трети, когда режиссер подменяет каждый момент саспенса музыкальным номером, а потом еще и обрушивает на зрителя массу комических второстепенных персонажей.

список