Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / б / Безграничная жадность

Безграничная жадность

4 октября 2010г., Феликс Зилич
Endless Desire / Hateshinaki Yokubo
Сёхэй Имамура / Shôhei Imamura , 1958
Произодство: Япония

В ролях: Хироюки Нагато / Hiriyuki Nagato, Санаэ Накахара / Sanae Nakahara, Ко Нисимура / Kou Nishimura, Мисако Ватанабэ / Misako Watanabe, Тадзи Тонояма Taji Tonoyama, Итиро Сугаи / Ichiro Sugai, Синъити Янагисава / Shinichi Yanagisawa

За несколько дней до капитуляции Японии четверо имперских солдат закопали под бомбоубежищем бочку с морфием. В тот памятный день заговорщики поклялись друг другу, что десять лет спустя встретятся вновь, выкопают свою нычку, продадут её на чёрном рынке, а потом разделят полученные деньги.

Но десять лет спустя на условленную встречу приходят не четверо охотников за сокровищами, а пятеро. Из них два новичка — вдова умершего лейтенанта Хасимото и бывший солдат-срочник, случайно подслушавший разговор четверки. Но главная проблема оказывается не в том, что претендентов внезапно стало больше; на месте бомбоубежища стоит теперь лавка мясника, и проникнуть в её подвал — задача не из легких.

Единственный способ добиться этой цели — арендовать один из соседних домов и выкопать из его подвала подземный ход в бывшее бомбоубежище. Но владелец дома ставит перед странными квартиросъемщиками неудобное условие: если вы решили открыть в моем доме агентство по недвижимости, то вы обязательно должны дать работу и моему сыну; он — парнишка не самый умный, зато послушный и расторопный. Квартиросъемщики соглашаются, не подозревая, что избавиться от соседей и нового работника будет ой как непросто. Не легче, чем найти общий язык между собой, ведь за прошедшие десять лет один бывший солдат стал хозяином китайского ресторана, другой — якудза, третий — учителем младших классов, четвертый — фармацевтом.

В отличие от своего коллеги и сверстника Сэйдзюна Судзуки, Имамура очень быстро избавился от студийного рабства. Уже в третьей самостоятельной картине он смог вывалить на зрителя полный набор своих излюбленных мотивов (сильные женщины, витальное быдло, хтоническая Япония), хоть дирекция и дала ему довольно четкое указание: чернухе — нет, легкой комедии — да.

Вместо брутального бытописания, которым режиссер прославится уже со следующего фильма, Имамура смастерил фантазию на тему Ильфа и Петрова в стиле «нуар» (на самом деле в основе сценария — роман Синдзи Фудзивары; «Кольт — мой паспорт», «Жил-был киллер»). Его герои мелочны, подловаты и архетипичны. Они вызывают ухмылку, но это ухмылка черной комедии, а не веселого бурлеска. Спасибо тебе, Дональд Риччи, что предупредил нас в очерке про Сёхэя: если этот злодей пытается рассмешить зрителя, это означает только одно — в следующем эпизоде он проломит герою голову, поэтому не хочет, чтобы зритель себя с ним идентифицировал. Злой, злой Имамура.

список