Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / все / Голос без тени

Голос без тени

20 января 2011г., Феликс Зилич
Voice Without Shadow / Kagenaki Koe
Сэйдзюн Судзуки / Seijun Suzuki , 1958
Произодство: Япония

В ролях: Ёко Минамида / Yoko Minamida, Дзё Сисидо / Jo Shishido , Хидэаки Нитани / Hideaki Nitani, Синсукэ Асида / Shinsuke Ashida, Нобуо Канэко / Nobuo Kaneko, Тосио Такахара / Toshio Takahara, Мидори Исицука / Midori Ishitsuka

Три года назад телефонистка Томоко Котани (Ёко Минамида) стала случайной свидетельницей в деле об убийстве. Однажды ночью абонент позвонил на пульт, где дежурила девушка, и попросил связать его с ближайшим ломбардом. Человек, снявший трубку на другом конце провода, сначала заявил, что телефонистка ошиблась номером, но потом неожиданно рассмеялся — мол, извините, я просто пошутил.

На следующее утро оказалось, что ломбард к этому времени уже был ограблен, его хозяин мертв, и испуганная телефонистка общалась, вероятнее всего, с предполагаемым убийцей. Проведенный следствием эксперимент делу не помог, и через некоторое время про этот случай забыли даже журналисты. Телефонистка Томоко вскоре вышла замуж, уволилась с работы и зажила обычной современной домохозяйкой.

Спустя некоторое время ее муж Сигэо Котани устроился в новое рекламное агентство, где крепко подружился с молодым, но преуспевающим менеджером по фамилии Хамасаки (Дзё Сисидо). Новый друг быстро приучил мужа Томоко к азартным играм, и через некоторое время в доме семейства Котани начали регулярно играть в маджонг на деньги. Иногда — целыми ночами и по несколько дней в неделю, до полного изнеможения. Томоко этот новый ритуал очень раздражал, но муж отмахивался от ее ворчания, говоря, что просто не может отказать новым приятелям: ведь Хамасаки — его сэмпай по работе, а фармацевт Каваи (Канэко) и бильярдист Мураока (Асида) — давние и очень уважаемые клиенты их фирмы.

Ворчание хозяйки перешло на совершенно новый качественный уровень, когда она внезапно заподозрила, что улыбчивый Хамасаки — тот самый предполагаемый убийца из дела о взломе ломбарда. Поделиться своими подозрениями девушка не успела, потому что однажды ночью муж Сигэо приполз домой избитым и окровавленным. Путаясь в словах, он рассказал жене, что поссорился с Хамасаки, они серьезно подрались и… кажется, я его убил.

Наутро труп преуспевающего менеджера и предполагаемого убийцы обнаружили прохожие у железнодорожного депо. Сигэо Котани, основной подозреваемый, был сначала допрошен, а потом арестован. Уверенная в невиновности супруга, Томоко обратилась за помощью к криминальному репортеру Хироси Исикаве (Хидэаки Нитани), с которым познакомилась еще во время дела об ограблении ломбарда. Репортеру ее история показалась очень любопытной, и он решил заняться расследованием сам.

В основе сценария этого фильма лежит новелла Сэйтё Мацумото, главного классика японского психологического детектива и очень неформатного для студии Nikkatsu автора. Всем прекрасно известно, что фильмы от Nikkatsu — это эскапизм всех цветов и оттенков радуги, а книги Мацумото — суровый полицейский процессуал, выдержанный в формате депрессивного японского бытописания. Собственно, только по этой очевидной причине из четырех десятков экранизаций Мацумото в стенах Nikkatsu было выпущено только две. Вторая — картина Мицуо Вакасуги «Опасная женщина». Студийным боссам с лихвой хватило этих двух проектов, чтобы окончательно понять, что Мацумото — враг.

Если книги Мацумото — неформат для всей Nikkatsu, то для студийного раба Сэйдзюна Судзуки это неформат в квадрате. «Голос без тени» радикально отличается от всех предыдущих нуаров и хардбойлеров режиссера, предлагая зрителям любопытное упражнение в хичкоковском стиле. Для начала, в «Голосе» нет традиционного нарратива. История состоит из нескольких временных отрезков, и в каждом доминирует тот или иной персонаж или визуальный образ. Например, если в первой половине фильма нам показывают триллер в стилистике «Shadow of Doubt», то во второй части «главный злодей» неожиданно погибает, героиня уходит на второй план, а основное место в кадре занимает бывший прежде пассивным зрителем рассказчик. Подобных фокусов в фильме несколько, и последний из них — флэшбек в затухающем сознании умирающего убийцы.

Еще один любопытный момент — почти полное отсутствие в фильме диалогов, которые напрямую двигали бы сюжет. Все реплики картины — либо внутренние монологи, очень литературные по своей природе, либо сцены допросов, либо ничего не значащий словесный фон. Из-за этой внезапной словесной немоты Судзуки (наверное, впервые в своей карьере) приходится включить у себя в голове режим «настоящего режиссера». Этот режим, стоит признаться, работает у него с громким скрипом, но ведь работает. «Войну и мир», как известно, тоже не за полтора месяца написали.

список