Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / все / Меч знает

Меч знает

12 марта 2010г., Феликс Зилич
The Sword Knows / Ken Wa Shitte Ita: Kogan Muso Ryu
Кокити Утидэ / Kokichi Uchide , 1958
Произодство: Япония

В ролях: Кэйко Огава / Keiko Ogawa, Такаси Симура / Takashi Shimura, Эйтаро Синдо / Eitaro Shindo, Рюноскэ Цукигата / Ryunoske Tsukigata, Накахара Хитоми / Nakahari Hitomi, Эйдзиро Катаока / Eijiro Kataoka, Кунио Кага / Kunio Kaga, Касё Накамура / Kasyo Nakamura

— Да кто ты такой?! И какое право имеешь… простолюдин, безродная собака, смерд!!!
— Неважно, кто я — человек или тварь дрожащая. Я могу не знать своих родителей и не помнить бабушкиного лица, но мой меч всегда в курсе, кто прав, а кто виноват.

Ронин Маюдоно Кённоскэ не врет. Он не знает собственных родителей, с пяти лет его воспитывает Ходзё Удзикацу (Эйтаро Синдо), хозяин замка Одавара и последний независимый даймё Японии. На дворе 1590 год, и отряды завоевателя Тоётоми Хидэёси уже расположились в лесах у горы Хаконэ. Замок Одавара — последний оплот провинциального сепаратизма, все это прекрасно знают, и всем понятно, что дни клана Ходзё уже сочтены.

Ронин Маюдоно Кённоскэ — воспитанник Удзикацу, но не приемный сын и не наследник. Скорее, бельмо на глазу или грязное белье, которое не принято демонстрировать перед посторонними. Бледный и мрачный интроверт с острым языком и смертоносной катаной. Гамлет, принц Одаварский.

Фильм начинается с того, что на наложницу Ходзё Удзикацу нападают лесные бандиты, и среди вещей побежденных разбойников Маюдоно находит документ, подписанный кровью. «Это не политическое убийство, а кровная месть предателю и насильнику. Пусть сдохнет правитель замка Одавара, и пусть сдохнут все его потомки. Клан Мумё».

Молодой ронин сам не понимает, почему его взволновали эти слова.

Кто такие Мумё, и за что они мстят благодетелю?

Думать об этом у ронина нет времени, так как события в лесах у Хаконэ неожиданно ускоряются. Пытаясь принудить своего союзника Токугаву к активным действиям, Тоётоми требует у полководца в заложницы его дочь Аю. Но по дороге в замок Яманака девушка сбегает от конвоиров и оказывается в руках солдат клана Ходзё. Враги еще не подозревают, кто она такая, поэтому содержат ее как обычного пленника. По собственной прихоти «нонконформист» Маюдоно освобождает девушку и помогает ей добраться целой и невредимой до военной ставки её папаши.

Девушка влюблена по уши, спаситель вроде бы тоже.

— Здравствуйте, господин Токугава! Бью челом, до смерти хочу жениться на вашей дочери.
— Вы какой-то очень шустрый, молодой человек. А как же месть за невинно убиенного тятеньку?
— Подумал я и понял, что есть у меня в жизни только одна альтернатива: или взять в руки меч и мстить до последней капли крови за убийство предков, или жениться, завести семью и плодить потомков. Первое на данный момент невыполнимо, противник слишком крут и абсолютно недоступен. Второе тоже не сахар, но зато с приятными перспективами. Глядишь, потомки подрастут, возмужают, не только за бабку с дедкой отомстят, но еще и карьеру при дворе сделают. Тятенька их матушки — не кто-то там без роду- племени, а сам Токугава Иэясу.

Логично.

— Ну, так отдадите мне в жены вашу дочь?
— Дочь не отдам, но могу сделать небольшое одолжение — отрубить тебе нафиг голову. И, наверное, даже собственными руками. Как тебе такое предложение?
— Предложение невкусное, но, думаю, придется согласиться. Я уже решил: или ваша дочь, или мне жизнь не мила.
— Никто тебя, юноша, за язык не тянул.

— Тятенька-тятенька! Вы дали свое согласие?
— Нет.
— А почему?
— Я — Токугава Иэясу, а он какой-то… бомж. О каком согласии может быть речь, деточка?
— Но ведь я его люблю!
— Кого это «его»? И зачем «его», спрашивается, любить, если у него даже головы нет?
— Как нет?
— Ну, говорит, рубите, дедушка, мне голову. Она мне больше не надобна, мозгов у меня в ней все равно нет.
— Отпустите меня, тятенька! Если вас так смущает возможное родство с безродным ронином, просто откажитесь от меня и не мучайте мою любовь.
— Хо-ро-шо. Раз-два-три. Ты больше не моя дочь. Девушка, а что вы здесь делаете? Вы вообще кто?

Последние полчаса фильма, то есть все сцены с участием Такаси Симуры в роли Токугавы, невероятно аппетитные. Я когда пересказываю, немного привираю (ну, лишь самую малость), но, думаю, настроение картины передаю очень верно. Токугава в версии Симуры — возможно, лучший Токугава из всех существующих. И, что особенно забавно, заслуга в этом не столько великого актера, сколько сценаристов. Они раскрасили картину такими парадоксальными, почти тарантиновскими диалогами (достаточно вспомнить хотя бы первое появление ниндзя Сарухико-Ветрогона), что лента надолго застревает в памяти, даже несмотря на полное соответствие своему формату.

Как уже легко догадаться, в основе сценария «Меча» — роман главного профи по ронинам-нигилистам Рэндзабуро Сибаты, создателя Кёсиро Нэмури и Гэндзи Куро. Придумать самурая с внешностью и манерами трансильванского вампира — для этого человека дело пяти минут. Тем более что у Маюдоно Кённоскэ есть реальный прототип — последний представитель династии властителей Одавары Ходзё Удзинао.

Персонаж в истории эпохи Сэнгоку далеко не последний. Но и не первый.

список