Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / все / Нарушенный завет

Нарушенный завет

12 октября 2009г., Феликс Зилич
The Broken Commandment / Hakai
Кон Итикава / Kon Ichikawa , 1962
Произодство: Япония

В ролях: Райдзо Итикава / Raizô Ichikawa, Рентаро Микуни / Rentarô Mikuni, Эйдзи Фунакоси / Eiji Funakoshi, Кёко Кисида / Kyoko Kishida, Сихо Фудзимура / Shiho Fujimura, Гандзиро Накамура / Ganjiro Nakamura

Несколько месяцев назад Google оказалась перед лицом крупного судебного иска. Правозащитные организации из Японии обвинили владельцев корпорации в покушении на права японских граждан. Претензии недовольных выглядели, на первый взгляд, курьезно, но в реальности были совсем нешуточными. Активисты из Страны восходящего солнца обвиняли руководство проекта Google Earth в том, что оно выложило в Сеть средневековые японские карты с точным расположением всех поселений буракуминов.

«Буракумины», или «эта». Еще одна страница японской истории, скрытая от глаз иностранцев.

Буракумины — «неприкасаемые» Нихона. При сёгунате население империи делилось на четыре сословия (воины, крестьяне, ремесленники и торговцы), но буракумины всегда оставались вне границ этой системы. Они не платили налогов и могли селиться только за пределами городской черты, их не пускали в храмы и общественные бани, даже после смерти «неприкасемых» закапывали вдали от обычных кладбищ вместе с собаками и домашними животными. Историки уже не помнят, откуда и почему появилось такое деление, но все прекрасно знают, как отличить буракумина от простого смертного. «Буракумин» — тот, кто способен осквернить своим присутствием чистоту и непорочность религиозного обряда: палач, могильщик, мясник, кожемяка.

Люди «грязных» профессий столетиями знали свое место и не поднимали головы. В 1871 году во время реформ Мэйдзи сословную систему в стране отменили, и буракумины оказались приравнены к простым гражданам. Процесс ассимиляции «неприкасаемых» затянулся на долгие годы и не завершился по сей день. Известно, что и теперь при приеме нового сотрудника на работу в крупную японскую корпорацию отдел кадров долго и упорно проверяет его родословную: из какой деревни будущий работник, не было ли в его роду башмачников или торговцев мясом. Еще пристальнее интересуются генеалогическим древом будущего жениха или невесты: никто не хочет, чтобы в его роду появилась «грязная нечисть».

На сегодня в Японии проживает около полутора миллионов буракуминов и их потомков Они продолжают бороться за свои права, хотя за пределами страны об этой борьбе никто и не подозревает. Из показательной статистики: известно, что примерно 60 процентов якудза — это все те же буракумины. Если ты с детских лет ощущаешь незримое клеймо на лбу, стать хозяином собственной судьбы почти невозможно.

Проблема буракуминов очень часто поднимается в японском кино, хотя слово на букву «б» говорится при этом очень редко. Например, герой Тосиро Мифунэ в фильме Куросавы «Небеса и ад» — сын башмачника, ставший заводчиком и миллионером. Для западного человека он всего лишь успешный андердог, но для японца — андердог-буракумин, что в десятки раз сложнее.

Картина Кона Итикавы «Нарушенный завет» вышла почти за год до фильма Куросавы и серьезно застолбила проблемный сектор: у нее были все необходимые козыри. Самый главный: «Нарушенный завет» — экранизация романа классика Симадзаки Тосона (1872-1943), первой японской книги, написанной в традициях литературного натурализма. Примечательно, что книгу Тосона к тому времени экранизировали уже дважды. Cначала в 1913 году, потом в 1948-м с Кэйскэ Киноситой в режиссерском кресле и Рю Икэбэ в главной роли. Плюс телесериал в формате «Жизни Клима Самгина». Или даже два сериала.

После таких предшественников Итикаве оставалось только прийти и забить последний гвоздь. Самый яркий и самый надежный, чтобы не провоцировать потомков на дискуссии и римейки. Так Итикава и поступил. Его «Завет» — настоящее бетонное евангелие, после которого уже нет смысла кидать шапки и вести дебаты. Гуманистический пафос, почти евангельские мотивы и призрак старца Федора Михайловича со свечкой в руках. Натуралисту-радикалу обсуждать здесь почти нечего: психологизм вытеснен на самые задворки, на первом плане — эпическая символика и незамутненное мифотворчество. В первой же сцене старый буракумин пытается накормить коня солью, получает фатальный удар копытом в голову, умирает, а потом является сыну среди ночи голосом голодного призрака. Натуралисты плачут и рвут на себе волосы.

1906 год. Школьный учитель Усимацу Сэгава — сын буракумина, но никто из его коллег об этом не подозревает. Много лет назад отец Усимацу сделал все возможное, чтобы сын порвал отношения с семьей и начал новую жизнь вдали от дома. Никогда не говори, что ты неприкасаемый, учил он сынишку уму-разуму, один раз признаешься — и вся жизнь насмарку. Страх перед неминуемым разоблачением превратил жизнь Усимацу в настоящий ад. Постоянно опасаясь разоблачения, он не мог открыться ни единой живой душе.

Однажды, будучи впечатлен примером писателя-буракумина Рэнтаро Иноко (Микуни), Усимацу даже собирался выйти из чулана, но обещание, данное отцу, и природный страх остановили его в последний момент. Усимацу не смог признаться в своем происхождении даже сэнсэю Иноко. Позднее, когда сэнсэя уже не станет (мэйдзинские скинхеды не дремлют!) Усимацу раскается в своем поступке и решится на самый главный шаг.

Он придет в школу, встанет перед своими учениками и скажет: я — буракумин.**

Подобно многим режиссерам своего времени на съемочной площадке Итикава пытался достичь еще и художественной гармонии с природой. В ожидании снегопада, под который можно было бы снять финальную сцену прощания, режиссер сорвал все рабочие сроки и порядком прогневил начальство. В результате, несмотря на приличный бокс-офис и награды от критиков (призы за лучшие режиссуру, сценарий и женскую роль второго плана от «Манити», режиссуру и женскую роль второго плана от «Блю Риббон») Итикава был вынужден согласиться на несколько принудительных «продюсерских» проектов.

Затянувшийся роман режиссера со студией Daiei постепенно подходил к концу.

список