Rambler's Top100
разработка и контент-поддержка  sergey kuznetsov content group

Галерея:

фильмы / все / Лягушачья песня

Лягушачья песня

17 июля 2008г., Феликс Зилич
Frog Song / Enjo-kôsai monogatari: shitagaru onna-tachi
Синдзи Имаока / Shinji Imaoka , 2005
Произодство: Япония

В ролях: Конацу / Konatsu, Ринако Хирасава / Rinako Hirasawa, Такэси Ито / Takeshi Ito, Юта Кавасэ / Youta Kawase, Куруми Нанасэ / Kurumi Nanase, Мицуо Ёсиока / Mutsuo Yoshioka

Молодая швея Акэми Кудо пришла однажды домой и застала мужа с другой женщиной. Невероятно разозлилась, заплакала, разбила о голову неверного супруга бутылку из-под сакэ и убежала в ночь. Побродила немного по пустынным улицам, еще поплакала, а потом решила остаться до утра в манга-кафе.

Манга-кафе — это небольшое заведение, куда можно зайти, выпить чашку чая и почитать свежие комиксы. Одна из тех черт японского быта, которым обычно сильно завидуешь. Особенно, когда попадаешь в российскую «Шоколадницу» или «Макдоналдс».

Именно здесь, в манга-кафе, несчастная швея нашла родственную душу. Ее новая знакомая Кёко Ито не только любила комиксы и собиралась стать настоящей мангака, но также обожала и зеленых плюшевых лягушат, с которыми Акэми никогда не расставалась.

В тот же день швея переехала в квартиру своей новой подруги и только после этого узнала о ее профессии. Оказалось, что Кёко — проститутка. Пусть временно, но факт остается фактом. Известность мангака к девушке еще не пришла, вот она и вынуждена зарабатывать на ренту любыми доступными способами.

— Попробуй и ты, — предложила Кёко подруге. — Отомстишь мужу и подзаработаешь. Иногда ради независимости стоит идти на любые жертвы.

Поклонники европейского артхауса давно привыкли к тому, что эротические сцены на экране — это всего лишь авторский прием. Для одних режиссеров — средство эпатажа. Для других — претензия на правду жизни. Зрителям зачастую трудно представить, что эротические сцены могут быть единственной причиной, по которой режиссер получил деньги на реализацию проекта.

В японском кинематографе такое происходит постоянно. Например, жанр «пинку-эйга» (мягкого порно) целиком основан на этом правиле: ты получаешь деньги и обязуешься снять фильм с определенным количеством эротических сцен. Что будет в картине помимо этого — полностью зависит от авторской фантазии. Твори и радуйся, но не забывай о своих обязательствах.

Для одних режиссеров подобное положение вещей становится тяжким бременем. Для других — нормами профессии, в рамках которых можно сделать много интересного. Вспомните хотя бы корейского режиссера Ким Ки Дука. Иногда кажется, что он всю жизнь работает исключительно в жанре «пинку-эйга». Пусть и немного укрощенного.

Синдзи Имаока относится к тем кинематографистам, которые ощущают себя в «п-э» вполне вольготно, и «Лягушачья песня» в очередной раз это доказывает. Всего за час экранного времени Имаока рассказывает одну из лучших современных историй про женскую дружбу и про проституцию.

Без жанровой эксплуатации.
Без фестивального эпатажа.
Без розовой романтизации.

С одним только светлым плюшевым позитивом.
Кислотного зеленого цвета.

список